Celistic

Дэннис Лэнгли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Celistic (Дэннис Лэнгли)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Космические пираты

Глава 1 / Пиратская жизнь

Ночную тьму потревожила луна, выглянувшая из-за облаков. В одно мгновенье ее свет рассек морскую гладь и осветил дворец Ван-Тауэр, названный так в честь своего владельца, наместника планеты Юфус, которая располагалась в системе Расун в Центральной Целистике. Дворец был расположен на обрыве, на краю живописной долины, по форме похожей на полумесяц. Буйная растительность и огромные, могучие деревья говорили о поразительном плодородии этих земель. Эта долина как будто была специально создана для жизни. Сильные холодные ветра не могли преодолеть высоких гор и никогда не тревожили листву изнеженных солнцем и морским бризом деревьев.

Множество небольших речушек и ручейков, впадающих в море, создавали сказочный ансамбль водопадов, который начинался далеко в горах и, мудреным узором пересекая долину, заканчивался у подножия дворца, миллионами брызг и радуг бросаясь в море. Выше, в горах, деревья редели, их все чаще заменяли кустарники, которые затем сменялись травой и камнями, среди которых то тут, то там выглядывали маленькие деревца причудливых форм.

– Дина, ты идешь? – барон Ван-Тауэр поднялся в комнату своей дочери, так и не дождавшись ее.

– Да иду, иду, – недовольно пробурчала Дина, застегивая кнопки на своей куртке.

– Ну, как мать, ей Богу, ту тоже приходилось ждать по часу, давай, давай, работа ждет, – засмеялся барон, поторапливая дочь.

Наконец, они вышли из комнаты и, пройдя по коридору, спустились в переход. Дворец состоял из двух круглых башен, соединенных стеклянным переходом. У каждой башни был свой пирс для остановки флаеров и небольших воздушных кораблей.

– Ну вот, пришли, ни одной живой души, а ты меня уже притащил, – недовольно заныла Дина, когда в куче мешков с землей и бесконечных ящиков с различными растениями не увидела ни одного рабочего.

– Рабочие свое дело сделали, теперь мы будем сажать, – улыбаясь во все свое красное лицо, воодушевленно сказал барон. Энергия так и лилась из него, похоже, что он действительно хотел сам посадить все эти многочисленные растения в свою оранжерею.

– Пап! Ну почему оранжерея? Тут и так всякой травы навалом, на улице ступить некуда, везде что-то растет. Надо было картинную галерею сделать. А что, повесил картинки и все, есть не просят, висят себе тихонечко и никому жить не мешают, – в надежде вразумить отца ныла Дина.

– Так, во-первых, для картин тут слишком солнечно, а во-вторых, труд сделал из обезьяны человека, вот и ты бери лопату и вон туда насыпь земли, этих чудных красавцев я посажу здесь, – барон взял какой-то кустик с крупными оранжево-красными цветами и всей грудью вдохнул их аромат.

Нет, если уж задумал оранжерею, то ничто не собьет его с пути.

– Ага, ты еще скажи, что это было на Земле, – хихикнула Дина и принялась насыпать землю в лоток для цветов.

– Если обезьяна стала человеком с помощью труда, то что сделало из человека ламарян, эсимов, таонцев, – не унималась Дина.

– Что за глупый вопрос, Дина? Ты же прекрасно знаешь историю…

– Ага. Однажды Земля остановилась, – глухим трагичным голосом начала она цитировать свой учебник по истории Целистики.

– Хватит дурачиться, давай, теперь сюда побольше удобрений. Ты знаешь, что эти цветы очень любят удобренную почву? – барон вернул к реальности дочь.

Он уже прекрасно знал все ее уловки и приемчики, как увильнуть от работы. Сначала она очень медленно собирается и все время ноет в надежде, что терпение отца лопнет, и он оставит ее в покое. Если это не помогает, то она закидывает его бесконечными вопросами, отвечая на которые, он сам путается настолько, что уже не может понять, что есть факты, а что вымысел. В итоге барон опять нервничает и в сердцах выгоняет нерадивую дочь на все четыре стороны до ужина. Ну и третье, она становиться хорошей дочкой и беспрекословно выполняет все просьбы отца. Сердце старика не выдерживает такой радости и драгоценнейшее сокровище и кровиночка может делать все, что ей взбредет в голову.

– Да, кстати, как ты устроилась? Тебе нравиться дворец?

Дочь недавно приехала к нему. Конечно, внешне он делал вид, что очень этим не доволен, особенно если учесть причину их воссоединения, но он так устал жить один, что в глубине души ликовал, что все так удачно сложилось. Он приказал подготовить одну из башен для своей дочери, и теперь вся башня стала ее территорией. Здесь было несколько спален для нее и ее гостей, студии для занятий искусством, танцами и спортом, классы для уроков и комнаты, в которых барон хранил свои коллекции картин, оружия и прочих реликвий. Барон очень надеялся, что дочь оценит его старания.

– Угу, нравиться, только скукотища тут у тебя, – Дина скорчила недовольную мину.

– Что? Ну, знаешь, дорогая моя, у тебя была прекрасная компания в пансионе. Какие девочки там были замечательные, все же дочери таких уважаемых людей, – отец вознес руки к небу, как будто это были дочери не людей, а богов.

– Осторожно, пап, на меня же сыпется, – Дина стряхнула землю, которая осыпалась с куста, сотрясаемого в честь каких-то дочерей, – дуры они все и зануды, всё какие-то штучки у них тупые.

– Дааа? – барон начал заводиться, – Дуры? Однако, дорогая моя, из пансиона выгнали тебя! И не за что-то там, а за плохое поведение, что для девочки абсолютно не допустимо!!!

– Ну не выгнали, а попросили перейти на домашнее обучение, – в пол голоса поправила его Дина.

– Конечно, попросили, пощадили мои седины! Моя дочь! Ван-Тауэр!, – после каждого слова он тряс рукой у себя над головой и бедный куст, зажатый в его кулаке уже потерял большинство из своих листьев и даже пару веток.

– Ну пап, так же лучше, я же о тебе думала, как ты тут один, – Дина обняла отца.

– Иди отсюда, – старик очень разнервничался.

– Ну, пап, давай я помогу тебе, цветочки досадим, совсем чуть-чуть осталось, а потом пойдем на лодке кататься.

– Иди вон, не хочу тебя видеть, это же надо, выгнали из пансиона.

Дина виновато опустила голову и медленно пошла к дверям.

– Ужин в семь, чтобы в шесть была дома! – напоследок крикнул отец.

– А можно с Лизой?

– Можно, – буркнул отец и вновь погрузился в цветочную релаксацию. Да, как он не старался, но опять проиграл.

«Ха! Как я? Мастер манипулирования!!!» – ликовала Дина. Теперь целый день она могла провести со своими новыми друзьями. Она пробежала по залитому солнцем коридору и распахнула массивные входные двери. Пение птиц и шум водопадов ворвались в тишину дворца. «Какой прекрасный день, – подумала Дина, – а он хотел упечь меня в свою оранжерею, ну уж нет, папочка!».

– Привет, красотка! – улыбаясь, Кричмор подошел к Дине.

Это был пожилой мужчина, небольшого роста. Он был сутул и, казалось, что все прожитые им года ложилось ему на спину, постепенно пригибая его все ниже и ниже к земле. Его глаза выцвели и стали почти такими же белыми, как и его волосы. Сколько помнила себя Дина, он всегда был в доме отца. Он занимался всем, отец доверял ему, как самому себе и даже больше. Вообще трудно было поверить, что седая голова этого старика носит в себе все заботы по дому, начиная от закупки продуктов и заканчивая безопасностью дворца и его обитателей.

– Мне зайти к нему? – продолжил он, улыбаясь.

– Не стоит, все в порядке, – засмеялась Дина.

– Ты поосторожнее, барон уже не мальчик и твои проказы даются ему тяжело, – стараясь остаться на грани между веселой болтовней и поучениями, ответил старик.

– Ну я же не заставляю его заниматься моими делами, привязался со своими цветами, еще обезьян каких-то приплел.

– Но…

– Кричмор, ты же знаешь, я его люблю, но заниматься всякой ерундой не буду, ладно, мне пора бежать.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.