Когда танцует ведьма. Книга первая

Сооль Вероника

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда танцует ведьма. Книга первая (Сооль Вероника)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

Глава 1

– Девочки, что я хочу вам сказать! Отдыхать надо в деревне. Не на курорты там всякие ездить, а в обычной русской древне! Самогоночка, соленья-варенья, банька! Эх, отдохнула я и душой и телом. Ну, русские ведь мы. Сашка мой доволен, дети в снегу наигрались, я отоспалась… Вот это праздники, вот это я понимаю. Ну, а вы – то как? Небось, дома просидели все выходные, перед теликом, да в интернете?

Людмила Ивановна вопросительно посмотрела по сторонам, приглашая коллег поддержать тему русской деревни и бестолковой жизни в городе. В отделе кадров компании «Скэп» трудилось шесть человек, включая начальника Сергея Николаевича. Девятого января отдел был в полном составе. Сергей Николаевич лояльно относился к женским разговорам: замечаний не делал, но и участие не принимал.

– Девочки, я серьезно вам говорю! Деревня – вот настоящая жизнь.

Людмила Ивановна была похожа на русскую красавицу: высокая, статная, с русыми волосами, плавными неторопливыми движениями и громким голосом. Она любила быть в центре внимания, ярко одевалась, украшала свои наряды шелковыми платками и крупными бусами. Тема деревенской жизни была одной из её любимых. Родители Людмилы Ивановны жили в Подмосковье, в селе Никодырово. Каждые праздники к ним в гости приезжала дочь вместе с мужем и двумя детьми. Никодырово нельзя было назвать глухой деревней, там был и большой магазин, и почта, дом культуры, школа и даже детский сад. Жители села занимались в основном домашним хозяйством: мясо, молоко и овощи сдавали в столичные магазины. Людмила Ивановна уехала из села после школы, в Москве закончила институт, вышла замуж, родила детей и все мечтала старость встретить в своей родной Никодыровке.

– Вот моя маманя назаготавливала на зиму! Спустилась я в погребок, а там на полках банки с хренодером, лечо, кабачковая икра, грибочки соленые, малиновое варенье и компоты из ранеток. Девочки, а я ведь тоже хозяйка хорошая, но маму мне никогда не переплюнуть! Вы-то хоть, умеете готовить? А?

– Людмила Ивановна, вы как приезжаете из своей деревни, так привозите с собой, не знаю, как сказать, дух деревенский что ли. Даже разговаривать начинаете с каким-то говором. Я городская девушка, мне вообще не привлекают изба, баня, погреб, соленья-варенья! И пейзажи для отдыха мне нужны не речка с лесом, а море и пальмы. А ваши рассказы про деревню мы уже наизусть выучили.

– Дашенька, девочка моя городская! Ты у мужиков спроси, какие качества они ценят в девушках, кого в жены берут: ту, что суши домой закажет или хозяюшку, которая борщок сварит вкусный, сальце нарежет с чесночком. Да, какой мужик нормальный не наколет на морозце дров березовых с удовольствием…

– Да это-то причем?! Я просто говорю, что надоело уже про деревню вашу слушать, Людмила Ивановна. А вы и мужиков сюда еще зачем-то приплели.

Даша с раздражением отодвинула от себя кружку с зеленым чаем, достала из ящика рабочего стола мобильный телефон с брелком из розовых бусин и демонстративно отвернулась к окну, чтобы позвонить своему молодому человеку. Эффектная тридцатилетняя женщина, ухоженная, с безупречным маникюром и стильной прической всегда болезненно реагировала на замечания и советы Людмилы Ивановны о семье и материнстве. Сотрудники «Скэпа» помнили даже несколько ссор на корпоративных вечеринках между Людмилой Ивановной и Дашей на тему, в чем счастье современной женщины.

– Тань, ну а ты, как встретила Новый год, что делала в праздники? – Людмила Ивановна не унималась. Она упорно искала для себя собеседника, чтобы в который раз поделиться своим восторженным отношением к жизни, далекой от городской суеты.

– Мы дома в основном были. Один раз съездили в гости к родителям, к нам друзья Миши приходили пару раз. Ничего особенного. Телевизора у нас нет, а вот без интернета, действительно, никак. Про деревню ничего сказать не могу – была там только в детстве, на летних каникулах. Хотя нет, я ещё и в школе не училась тогда, совсем маленькая была – ничего уже не помню.

Таня дружелюбно улыбнулась Людмиле Ивановне и перевела взгляд на монитор компьютера. Она дала понять, что продолжать разговор не имеет смысла. Девушка, не смотря на то, что была моложе всех в отделе, пользовалась среди коллег авторитетом благодаря своему спокойному и независимому характеру. Татьяне Скрипник было двадцать семь лет, в «Скэп» она пришла полтора года назад, до этого работала учительницей начальных классов. «Как решим вопрос с квартирой, оформим ипотеку, так и вернусь к своей любимой работе. Мишке тяжело одному решать все наши финансовые вопросы, а в „Скэпе“ хорошо платят, да и работа несложная, коллектив дружный», – так говорила Таня своим друзьям о решении покинуть школу. Она, действительно, надеялась при первой возможности вернуться к любимому делу.

– Девочки, посмотрите, какую красивую открытку мне прислала подруга! Сейчас вам рассылку сделаю. Вот это настоящая красота! Новогодняя ночь в зимнем лесу. Сергей Николаевич, как вам такой пейзаж? Волшебство, правда?

Людмила Ивановна поправила бусы на груди, игриво взглянула на начальника отдела.

– Да, красивый пейзаж. Поработать нам всем уже пора. Понимаю, праздничное настроение и все такое, но давайте разбирать бумаги на столе. Пора уже поработать. Татьяна, с тобой все в порядке? Тань?!

– Да, да, со мной все ок. Просто что-то задумалась я… Извините, Сергей Николаевич, я сейчас подготовлю документы.

Татьяна не могла оторвать взгляд от картинки на мониторе, она её словно загипнотизировала. Зимняя ночь, лесная опушка, а вдалеке огни деревеньки, кругом глубокий нетронутый снег, только узкая протоптанная дорожка ведет в сторону заснеженных домиков. Девушка замерла, она смотрела на зимний лесной пейзаж.

– Наваждение какое-то… – прошептала чуть слышно Татьяна.

– Тань, правда, что с тобой? Пейзаж, конечно, сказочный, но не настолько же, чтоб в обморок падать! Что с тобой?

– Людмила Ивановна, все в порядке. Красивая открытка…

***

– Таточка! Я дома. Купил апельсины. Эй, жена! Ты, где? Меня вообще кто-нибудь ждет в этом доме?

– Привет, Миха. Мы с Гошей чай пьем. Присоединяйся. У нас мармелад есть.

– Мармелад, это, конечно, хорошо. А покормить меня? Супом, на пример?

– Ок. Будет тебе суп. Тащи сюда апельсины.

В маленькой уютной кухне, за круглым столом, накрытым клетчатой скатертью, сидела Таня. Мише она показалась такой милой, родной – в большом теплом свитере, вязаных носках, немного растрепанными волосами, с чашкой горячего чая в руках и большим пушистым котом Гошей на коленях.

– Эх, Таточка моя, соскучился я по тебе. Дай поцелую в нос! Ну и в ушко поцелую тоже.

– Миха, ты как медведь! Сейчас Гошу разбудишь. Сам себе суп разогреешь? А? Не хочу вставать, кота тревожить.

– Ну что такое? Кот важнее голодного мужа. Не стыдно тебе?

– Ты вон какой большой, сам о себе позаботиться можешь, а Гошенька – маааленький. Как день прошел? Устал?

Михаил работал травматологом в детской клинической больнице. Друзья посмеивались над супружеской парой: жена учит детей, а муж – лечит детей. Татьяна гордилась своим мужем, но на работу к нему приходила редко – впечатлительная девушка не могла спокойно смотреть на ребятишек с загипсованными, забинтованными руками-ногами, слышать детский плач и вечно недовольное ворчание санитарок. Михаил любил рассказывать жене о своих маленьких пациентах, мысленно он всегда был на работе. Таня передавала книжки и детские журналы ребятишкам из отделения травматологии. Она очень скучала по своей работе в школе.

– Расскажи, как там маленький Ванечка? Приехала к нему баба Валя из деревни? – Таня задала вопрос и вздрогнула от своего упоминания деревни.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.