Эхо далекой войны

Ромм Фредди

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эхо далекой войны (Ромм Фредди)

Глава 1. Синяя тетрадь в линейку

Валя

Париж! Чарующее название, словно пароль, открывающий врата к неведомому и пленительному таинству. Столица Франции, столица мира красоты, изящества, моды и любви. Город Эдит Пиаф и Мари Кюри, Эвариста Галуа и Александра Дюма. Город, основанный за два с половиной века до нашей эры кельтским племенем паризиев, прошедший через чуму и холеру, пламя войны и гнёт иностранной оккупации, возрождавшийся вновь и вновь, подобно фениксу. Мечта, воспетая Ремарком и Гюго, Азнавуром и Мирей Матьё, Ренуаром и Делакруа. Словно визитные карточки – Собор Парижской Богоматери, Эйфелева Башня и, конечно, Триумфальная Арка. Священный булыжник старых улиц, в котором застыли эпохи.

Примерно такие мысли вихрем проносятся в голове при одном упоминании этого колдовского названия. Однако Париж – это прежде всего город, где живут и трудятся миллионы французов и гостей страны. Именно их труд, любовь, страдание и надежда порождают славу великого города. Как и все другие люди планеты, парижане рождаются и растут, любят и надеются, ищут себя и борются за своё место под солнцем, а в свободное время навещают театры и кафе, встречаются с любимыми, просто прогуливаются в тех местах, одно название которых заставляет вскипеть кровь иностранца. Не является исключением и Площадь Звезды, носящая имя Шарля де Голля, на которой находится знаменитая Триумфальная Арка.

В то субботнее июньское утро, когда начались события, о которых мы поведём речь, молодая, прекрасно сложенная черноволосая женщина лет двадцати пяти, одетая в тёмно-серое демисезонное пальто, из-под которого выглядывал подол синего платья, в чёрных сапожках и берете, с маленькой сумочкой на левом плече, прогуливалась с детской коляской невдалеке от Триумфальной Арки. Погода была приятная, не жаркая, но и не прохладная, какая случается в начале лета и предвещает контрастные июль и август, и молодая мама никуда не спешила, с наслаждением вдыхала свежий, чистый воздух, катила коляску вперёд, навстречу будущему для своего малыша, выбирая путь среди зелени, не торопясь вернуться туда, где проносятся машины и стучат подошвами суетливые пешеходы.

– Мадам, вы не поможете? – обратился вдруг к ней молодой парень азиатской наружности, с сильным акцентом, помахивающей картой города.

– А что вы ищете? – ответила женщина, и её речь также выдала иностранное происхождение.

– Как отсюда пройти к Елисейскому Дворцу?

– Вон туда! – доброжелательно улыбнувшись, показала рукой женщина. Парень подошёл ближе, тычась в карту:

– А вам не трудно показать, как туда идти?

Женщина удивлённо посмотрела на своего собеседника: путь, который она только что указала, был никак не сложнее, чем ориентация по карте. Она взяла было карту в руку – и тотчас боковым зрением уловила движение слева. Она резко обернулась: какая-то дама лет тридцати, белокурая, одетая в спортивный костюм, подкрадывалась со стороны кустарника к детской коляске.

– Вам чего, сударыня? – громко спросила брюнетка. Белокурая, застигнутая врасплох, застыла на месте, но парень, только что задававший вопросы по поводу Елисейского Дворца, схватил свою собеседницу за запястье. Та резко дёрнулась, крутанула рукой и освободилась. Быстро шагнула назад и потянула за собой коляску. Теперь оба её противника находились перед ней. Парень произнёс что-то гневное на незнакомом языке и выхватил нож. Не дожидаясь, что он сделает дальше, черноволосая женщина вдруг прыгнула вперёд, изогнулась и ударила правой ногой. Негромкий стук – и нож отлетел в сторону, описав эффектную дугу в воздухе. Следующим быстрым движением молодая мать раскрыла сумочку и выхватила маленький дамский пистолет:

– Ни с места, оба! Стреляю без предупреждения!

Она шагнула назад, бросила быстрый взгляд на ребёнка, убеждаясь, что всё в порядке, и левой рукой вынула из сумочки мобильный телефон. Её противники, растерянно поглядывая то на неё, то друг на друга, застыли на месте.

– Алло, Жак! Ты можешь сказать коллегам, чтобы прислали патруль? Я возле Триумфальной Арки, на меня напали двое, пытались похитить Аннет.

– Неправда! – дрожащим голосом воскликнула белокурая женщина. Её противница бесстрастно разъединила и вернула мобильный телефон в сумочку, только потом ответила:

– Сейчас полиция приедет и выяснит, что правда.

– Я просто хотела посмотреть на вашего очаровательного ребёнка!

– И для этого ваш друг стал отвлекать моё внимание?

– Я не отвлекал! – неожиданно-жалобно произнёс парень. – Я хотел разобраться с картой!

– И выхватили нож, великолепно.

Белокурая женщина вдруг зарыдала и опустилась на землю. Черноволосая бросила на неё взгляд, полный недоверия.

– Неужели у вас нет сердца?! – сквозь рыдания выговорила блондинка.

– Извините, я не желаю продолжать этот разговор. Сейчас приедет полиция.

– У вас ребёнок… А у меня никогда не будет…

Лицо матери дрогнуло, но она не убрала пистолет, а только чуть сместила его в сторону парня. Тот попятился, неуверенно глядя на сообщницу. Рядом затормозила полицейская машина.

– Добрый день, Валентина! – весело произнёс водитель. – Как дела? Опять кого-то поймала?

– Они пытались похитить Аннет, – негромко отозвалась брюнетка. – Парень угрожал мне ножом – вон, валяется.

Полицейский, сидевший рядом с водителем, вышел из машины и вынул наручники.

– Сударь, прошу вас повернуться! – обратился он к парню.

– Не надо! Я… я… – хрипло отозвался тот.

– Прошу вас не ухудшать своё положение сопротивлением!

Парень неохотно подчинился, ажан надел на него наручники, а затем помог сесть в машину. Полицейский взял другую пару и молча подошёл к плачущей женщине. Та обмякла, покорно подставила руки и также села в машину. Затем ажан подобрал нож, приветливо махнул рукой Вале, сел в автомобиль, и патруль уехал.

Валя осталась наедине со своим малышом. Безоблачное настроение, ещё десять минут назад владевшее ею, улетучилось. Бедная женщина, которая не может родить ребёнка и пытается решить свою проблему похищением чужого счастья…

Погуляв ещё минут двадцать, Валя грустно вздохнула и направилась с дочкой домой. Девочка открыла глазки, улыбнулась маме, пошевелила губками и снова уснула. Ещё через пятнадцать минут Валя с Аннет зашли в дом. Только затворив входную дверь, Валя вдруг сообразила, что за недавними бурными событиями пропустила нечто важное. В тот момент, когда она звонила мужу, голос его был озабоченный… мрачный какой-то… Она перенесла малышку в кроватку, проверила, всё ли в порядке, и подошла к телефону:

– Алло, дорогой! У меня всё в порядке, а как у тебя?

Жак ответил не сразу:

– Да как сказать, милая…

Валя встревожилась:

– Что-то нехорошо? Ты не можешь сказать по телефону?

– Прости, милая. Не могу. Может быть, дома.

– Хорошо.

Валя разъединила и занялась обычными домашними делами. Всё вроде в порядке, но разговор с мужем тревожил. Не может сказать, что случилось… Скорее всего, что-то на работе. Какое-то неприятное преступление? Все преступления неприятны, и жена полицейского должна к этому привыкнуть. Взять хотя бы несчастную женщину, задержанную час назад за попытку похищения …

Муж приехал домой к восьми – на полтора часа позже обычного. Если бы у Вали и не было оснований для беспокойства из-за телефонного разговора днём, они появились бы сейчас – Жак выглядел печальным и сумрачным. Валя подошла к нему, мягко обняла. Жак попытался улыбнуться, обнял, поцеловал жену. Подошёл к детской кроватке, мягко взял в руки, поцеловал девочку. Та не спала – улыбнулась папе, потрогала ладошкой его лицо. Засмеялась, когда Жак вернул её в постельку. Валя вздохнула:

– Милый, рассказывай.

– Прямо сейчас?

– Да, пожалуйста, не тяни.

Жак грустно кивнул и увлёк жену в спальню. Валя настойчиво посмотрела ему в глаза:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.