Изя, Анастасия и дифференциальное исчисление

Платонов Илья

Жанр: Прочий юмор  Юмор    Автор: Платонов Илья   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изя, Анастасия и дифференциальное исчисление (Платонов Илья)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Железный занавес

история самокопания, я знакомлюсь с Изей

Изя ничего не понимал в этой жизни. Иногда он спрашивал Петровича:

– Старик, ты что-нибудь понимаешь? – и, не дожидаясь ответа, продолжал, – я ничего не понимаю

«Изя и Петрович», каноническое издание, стих 57

Лет с десяти я начал понимать, что с нашим миром что-то не в порядке… Ещё совсем недавно мир был сказкой…

Мы жили на первом этаже пятиэтажного «обкомовского» дома. За окнами был огромный зеленый двор. С трех сторон его окружали элитные пятиэтажки, а с четвертой… Когда-то там были переулки с частными хатками. Потом жильцов выселили, решив построить нечто грандиозное. Люди уехали. Стройка затянулась, дома стали рушиться и зарастать бурьяном, превращаясь в запутанный лабиринт…

Так они и существовали рядом, впритык – чистенький дворик для детей партийных работников и загадочная, полная опасностей страна РАЗВАЛКА.

Во дворе сидел участковый с пистолетом. А в Развалке… Туда он не почему-то не заходил. Это была наша территория. Так, в двух параллельных мирах и прошло мое детство. Миры эти все же пересекались. Цивильному дворику с молоденькими каштанами и тополями не было дела до волшебной страны.

Другое дело Развалка! У неё был свой форпост в этом идиллическом мире – Старая Абрикоса! Она росла посреди двора, древняя, корявая, вся в шрамах и порезах. На ней помещалось все детское население трех домов! Абрикосу мы обожали. Иногда она становилась нашим звездолетом, иногда кораблем или замком. Все зависело от просмотренных днем раньше фильмов: «Москва-Кассиопея», «Дети капитана Гранта», «Три мушкетера»…

…Десять лет назад, когда я гостил в Луганске, решил проведать двор детства. Он как-то ужался в размерах, там никто уже не бегал, не стрелял и не покорял другие планеты. Исчезла Развалка. На её месте стояло большое офисное здание. И только старая Абрикоса грозно вздымалась посреди двора.

…Развалка была полна опасностей почище «Зоны» Стругацких. Какие там «комариные плеши»! Заброшенные сортиры – вот это были ловушки! Заросшие бурьяном, меняя свое местоположение, они терпеливо ожидали своих жертв! Спешу вас успокоить – все покорители Развалки остались в живых, хотя иногда и возвращались домой по колено в нечистотах…

Еще совсем недавно жизнь была сказкой…

Как вдруг я стал обращать внимание на странные вещи. Каждый год отец отвозил меня со старшим братом на лето к своей тетке в Алушту. Где-то в марте я уже начинал теребить родителей: «А скоро мы поедем на море?»

– Илья, какое море!!! – было мне ответом однажды, – ты уже должен понимать, я на пенсии, старею, матери обрезали четверть ставки… Может быть, в этом году мы будем ГОЛОДАТЬ! – Отец вздохнул и горестно продолжил:

– Человеческая жизнь это ТРАГЕДИЯ!

Мне впервые стало неловко за отца. В том возрасте я уже отлично понимал, что живу лучше многих своих сверстников из блочных многоэтажек… Недавно мне рассказывали удивительные сказки! Отец сочинял их сам! Это были бесконечные истории с продолжениями про приключения ежишки и муравьишки! Теперь мне все чаще приходилось слышать:

– Нужно думать о будущем! Пробиваться! Александр Македонский в 25 лет полмира покорил!

Мир начал наполнятся черными дырами, а я стал… пироманом! Наш уютный дворик принялся иногда гореть. Нет, я не трогал деревья, но лавочки жег без жалости. Селитра с сахаром – вот чудодейственный эликсир детства!

А в 12 лет я открыл для себя ветер!

Я шел в школу, как вдруг порыв ветра ударил мне в лицо, глаза заслезились, я испытал дискомфорт. До этого случая ветер мне не мешал. Есть он или нет – одинаково хорошо.

Придя в школу, я обнаружил, что меня раздражают лампы дневного света. Я заметил их мерцание, в глазах зарябило, и, о ужас, мир распался на цветную мозаику. Только по центру виднелся мутный кружок изображения, девяносто процентов поля зрения заполнили разноцветные квадраты, треугольники, ромбы. Они неистово сияли и двигались. Меня тошнило, но страшно не было. Было волнующе интересно.

– Платонов! – донеслось издалека, – ты почему стоишь? Урок уже начался!

Боже! Я забыл сесть!!! Почувствовав на плече руку, я медленно опустился за парту.

– Как-то ты странно выглядишь, – усмехнулся учитель, – тебя случайно сегодня пустым мешком по голове не того?!

Меня попустило. Уставший, я приплелся домой и лег спать. О своем необычном опыте мне хватило ума не рассказывать никому.

Тогда я еще не знал, что это дрогнул Железный Занавес…

Прошло еще два года, и я начал ловить на себе странные взгляды. Многие стали смотреть на меня как-то подозрительно. Друзья обратили внимание, что у меня смешная походка. Я удивился, вроде походка как походка!

А потом друзья детства стали исчезать. Они как-бы схлопывались, их переставали интересовать наши велосипедные гонки в Луганский аэропорт, куда мы ездили за мягким мороженым (оно продавалось только там), а потом стояли и смотрели на взлетавшие самолеты. Мы больше не плавили алюминий в Развалке.

Это была удивительная мною разработанная технология! Все знают, как легко плавить свинец. Многие у нас делали себе свинцовые кастеты. Я же вычитал, что всего при 640 градусах плавиться алюминий и поставил цель – поднять температуру костра до этой отметки! В качестве топлива использовал старые автомобильные покрышки, печью служила ржавая железная кастрюля, а сырьем – гнутые ложки и вилки! И когда над Развалкой вставал столб черного дыма, это означало, что процесс пошел!

Всего этого больше не было.

Я увидел, что к 17 годам большинство мальчиков и девочек стали дедушками и бабушками, перескочив, словно Монголия, из феодализма сразу в социализм. В 20 лет, вернувшись из армии, я был уже совсем один. Мои постаревшие сверстники перестали меня интересовать.

Я бродил по городу и не знал чем заняться. На глаза попалась афиша: «Только один день в Луганске! Поэтический вечер Андрея Вознесенского». Я не любитель поэзии и не поклонник Андрея. Но когда в провинцию приезжает знаменитость – идешь всегда, больше ведь не увидишь, скорее всего. Я купил билет и пошел в дом культуры имени Ленина. Возле входа толпился луганский бомонд. Как вдруг…

Передо мной возник странный волосатый субъект. Невысокого роста, на голове ермолка. Усы, бородка клинышком, костюм-тройка: пиджак, жилетка, галстук – мой взгляд скользил ниже – брюки… нет, нет, нет! Не может быть! Почему у него голые колени!!! Мозг попытался дорисовать брюки, но не справился с этой задачей. На странном типе были… шорты!

Молодой человек улыбнулся по-ленински, и всеми силами изображая серьезность, протянул мне руку:

– Привет! Меня зовут Искандер. Можно просто – Изя.

Я – РЕЖИССЁР.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.