Русский рыцарь

Гривина Вера

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русский рыцарь (Гривина Вера)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

В 1113 году Владимир Всеволодович Мономах стал великим киевским князем, и тогда же к дочери его Евфимии посватался венгерский король Кальман. Правитель Венгерского королевства хотел этим браком положить конец своей пятнадцатилетней вражде с Мономахом, в чем нашел у последнего отклик, поэтому договор между ними был заключен незамедлительно. Отец невесты мыслил, как политик, не беря во внимание ни возраста венценосного жениха княжны (ему исполнилось сорок восемь лет), ни его тяжких увечий, ни слухов о том, что он жесток и подозрителен.

Будучи хромым, полуслепым да еще и заикой, Кальман, понятно, никогда не пользовался успехом у женщин, за что в душе ненавидел их. До того, как посвататься к Евфимии, он был женат на дочери воинственного правителя Сицилии графа Рожера I, Филиции, которой удалось ему стать идеальной во всех отношениях супругой. Только рядом с такой некрасивой, как Фелиция женщиной Кальман мог не чувствовать себя ущербным. А еще она родила ему двоих сыновей, чем очень его порадовала. Хотя вообще-то были еще две дочери, но к ним король относился с ледяным безразличием. Мальчиков же он обожал, беспокоясь, однако, о том, что со временем они начнут оспаривать друг у друга корону. Возможную междоусобицу предотвратил никто иной, как Сам Господь, забрав принца Ласло в одиннадцатилетнем возрасте. Остался принц Иштван, к которому отец воспылал еще большей любовью. Фелиция же скончалась за несколько лет до того, как не стало одного из ее сыновей, мало огорчив своей смертью мужа.

Во время сватовства к дочери князя Владимира Мономаха Кальман думал о выгоде брака гораздо больше, чем о невесте. Когда же она прибыла к нему, он испытал сильную досаду. Княжна была молода и хороша собой, из-за чего ее жених не мог забыть даже на мгновение о своих увечьях. Еще она оказалась очень жалостливой, а король не приемлил сострадания – особенно, если оно относилось к нему. Однако Кальману надо было исполнять заключенный договор, и он женился на Евфимии.

Спустя полгода неприязнь короля к молодой жене превратилась в настоящую ненависть. На беду королевы не удалось достичь и политической цели этого брака: киевский князь окончательно рассорился со своим венгерским зятем, начав против него военные действия. Последней каплей для Кальмана стала беременность жены, ибо он вовсе не хотел иметь от нее детей.

Король заявил, что он не имеет никакого отношения к ребенку, которого носила королева. И хотя иных подозреваемых в отцовстве не нашлось, это не помешало Кальману с позором отослать Евфимию в Киев.

Разгневанный князь Владимир Мономах в отместку за нанесенное ему и его дочери оскорбление разорил порубежные венгерские земли, но больше он ничем, к своему сожалению, не сумел досадить нечестному зятю. ностить е, А в 1116 увечный король на радость тестю скончался.

За год до смерти Кальмана его жена родила в Киеве сына, которого назвали Борисом. Десять лет мальчик рос при дворе своего деда, князя Владимира Всеволодовича Мономаха, а когда того не стало, заботу о племяннике взял на себя брат Евфимии, киевский князь Мстислав Владимирович, прозванный Великим.

Борис сызмальства отличался упорством и терпением. Любое дело мальчик доводил до конца, чего бы ему это не стоило: объезжал ли он строптивого жеребца, дрался ли с сильным противником, овладевал ли каким-нибудь мастерством.

– Жаль, что ты, Бориска, не мой наследник, – частенько говаривал внуку Владимир Мономах. – Как князю тебе цены не было бы. Ты своим упрямством горы сворачивал бы.

Обучался Борис, как и любой княжеский отпрыск, владению оружием, верховой езде и различным наукам. У него обнаружились большие способности к чужим языкам, благодаря чему он в шестнадцать лет свободно говорил по-польски, по-половецки и по-валашски 1 , знал латынь, читал и писал по-гречески, более ли менее понимал бывавших в Киеве германцев и скандинавов. Но с особым прилежанием Борис осваивал трудный венгерский язык, в чем ему помогал некий Матвей Угрин 2 3 , которого звали прежде Матьяшем, и который верой и правдой служил королю Кальману, пока тот не обидел свою вторую жену. Матвей проникся таким сочувствием к оскорбленной королеве, что уехал вслед за ней в Киев.

Пока Борис мужал и набирался знаний, Венгерским королевством правил его единокровный брат, Иштван II. Из любимого сына Кальмана вышел бездарный король, которого неудачи преследовали повсюду: в политике, ратном деле, взаимоотношениях с подданными, семейной жизни. Потомством Иштван так и не обзавелся, хотя дважды был женат, поэтому со временем встал вопрос о наследнике престола. Кроме Бориса, чьи права король отказывался признать (не мог же он уличить во лжи своего отца), существовал еще один потомок Арпада 4 по имени Бела – слепой и обязанный своей слепотой королю Кальману.

Когда-то давно – задолго до рождения Бориса, – Венгерским королевством правил славный король Ласло I 5 . Не имея сыновей, он должен был выбрать себе в приемники одного из двух племянников, и выбор его пал на младшего, полного сил Алмоша, а не на старшего, увечного Кальмана. Однако калека сумел-таки, вопреки воле покойного дяди, получить королевский венец, с чем его брат не желал соглашаться. Долгая борьба между братьями закончилась тем, что Кальман, взяв Алмоша в плен, велел его ослепить. Заодно был ослеплен и Бела – ни в чем не повинный маленький сын неудачливого претендента на венгерский престол.

Иштван II держал слепого двоюродного брата в заточении, пока остро не встал вопрос о наследнике власти. Бела был освобожден, его объявили будущим королем, и ему даже нашли невесту – дочь сербского жупана 6 Уроха, Елену, получившую в Венгрии имя «Илона». Молодые обвенчались, а спустя год у них родился первенец – Гёза.

Иштван II скончался в 1131 году, дожив только до тридцати лет. Едва успели его схоронить, как кое-кто из венгерских сановников предложил призвать на престол младшего сына короля Кальмана. Доводы сторонников киевского претендента были таковы: во-первых, для слепца власть – слишком тяжелая ноша; во-вторых, почти все свидетели изгнания королевы Евфимии не сомневались в ее невиновности, поэтому Борис достоин надеть корону. Однако самые влиятельные вельможи и иерархи церкви отдали предпочтение Беле – в расчете на то, что им будет легко управлять.

Едва слепой король занял трон, как он принялся яростно мстить за свои прежние унижения, казня одного за другим приближенных Кальмана и Иштвана II. Многим знатным вельможам пришлось пожалеть о собственном выборе, но было уже поздно что-либо исправить.

А на Руси тем временем умер князь Мстислав Владимирович Великий. Как только его не стало, разгорелась борьба за Киев между переславльским князем Ярополком Владимировичем и сыновьями покойного князя Олега Святославовича 7 . Семнадцатилетний Борис не пожелал участвовать в этих распрях, а счел, что для него настала пора добывать венгерскую корону. Он отправился в Польшу, чтобы заручиться поддержкой тамошнего правителя, князя Болеслава Кривоустого, имевшего немало претензий к Беле Слепцу.

Вначале обстоятельства складывались в пользу юного претендента на венгерский трон: польский князь заключил с ним договор и начал военные действия. Но йв битве при Шайо поляки потерпели поражение, да к тому же еще и союзник Белы, чешский князь Себеслав, совершил нападение на Силизию. Пришлось Болеславу Кривоустому согласиться на мир с венгерским королем и отказать его сопернику в помощи.

Борис вернулся в Киев, где вот уже несколько лет правил его дядя, Ярополк Владимирович. Поскольку киевский князь все больше сближался с Белой Слепцом, он встретил племянника неласково. Борису велено было немедленно убираться прочь, но ему пришлось задержаться с отъездом потому, что тяжело заболела его мать. Когда же несчастная королева Евфимия тихо скончалась, Борис перебрался ненадолго в Туров, где княжил еще один его дядя, Вячеслав Владимирович, а затем отправился в Перемышль, к князю Владимирку Володарьевичу, женатому на одной из двух дочерей короля Кальмана от брака с Филицией.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.