Россия в огне. Трагедия 1941-го

Жадько Григорий Григорьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Россия в огне. Трагедия 1941-го (Жадько Григорий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

«Война, есть орудие политики; она неизбежно должна носить характер последней; ее следует мерить политической мерой. Поэтому ведение войны в своих главных очертаниях есть сама политика, сменившая перо на меч, но от этого не переставшая мыслить по своим собственным законам» значительно

К. Клаузевиц. 1

Книги периода СССР, привили такой стереотип: Война началась неожиданно для Советского Союза, люди мирно спали, и были разбужены взрывами снарядов и бомб. Немецкое нападение было совершено в момент перевооружения страны, когда старые образцы военной техники снимались с вооружения, а новые только начали поступать в войска, и еще не были в достаточной степени освоены бойцами Красной Армии. Германская промышленность была полностью перестроена на военный лад, чего нельзя было сказать о нашей стране. Немецкие войска имели большой опыт военных действий. Нападение произошло на всей протяженности границы. На каждую нашу дивизию приходилось по 3 —4 фашистских. У немцев было огромное количество современных танков и самолетов, а мы могли им противопоставить в основном танки со слабой противопульной броней, с ограниченными моторесурсами, к которым не поставлялись запасные части. Наши самолеты, уступали самолетам противника, а новая техника только начала поступать войска. Немецкая армия была вооружена автоматическим стрелковым оружием, а русский солдат встретил войну с винтовкой, которая выдавалась одна на двоих, а то и на троих.

Фильмы, добавляли колорита: полупьяные немцы, с засученными по локоть рукавами, с автоматами, прижатыми к животам, поливают свинцовым огнем все вокруг, захватывают деревни, поселки. Танки прокладывают им путь, сбивая редкие цепи красноармейцев, засевших в неглубоких окопчиках. Передвигаются они на мотоциклах и бронетранспортерах, ловят куриц, свиней в крестьянских подворьях, играют на губных гармошках.

Отношение к началу Великой Отечественной войны Советского Союза с Германией, даже сейчас спустя уже столько лет после окончания этой войны имеет свои загадки и тайны и как это ни странно звучит, отсутствие объективной информации наблюдается с победившей стороны. До сих пор не открыты многие архивные материалы. Казалось бы, чего скрывать? Было и прошло, итог известен.

А как мы знаем историю? Попробуйте, спросите окружающих, – какое самое большое окружение было осуществлено в период Великой отечественной войны, где это произошло, и какой стороной осуществлено? Подавляющее большинство сошлется на Сталинградский котел или затруднится с ответом. Как известно в Сталинграде наши войска окружили 330 тыс. а немцы под Москвой более 600 тыс., в окружении оказались одновременно два наших фронта – Западный и Резервный, почти столько же они окружили под Киевом…

История, это не то, что произошло на самом деле, а то, что нам расскажут об этом событии. Полностью объективного рассказа быть не может, как не может быть человека без национальности, без эмоций, без Родины.

Кто и зачем пишет книги об истории? В чем различие правды и истины?

Приходит на ум притча о социалистическом реализме. Как изобразить человека без одной ноги, без одной руки, без глаза, да еще и горбатого, что бы он выглядел молодцеватым героем? Возможно ли это?

Конечно! Необходимо посадить его на лошадь, и выбрать правильный ракурс. Вы увидите только одну сторону, где в целости рука и нога. Горб заметен? Надо одеть бурку и слегка отклонить всадника назад. Рука с поднятой саблей закроет отсутствие глаза. Лихой наездник, да и только.

Правдива ли это картина? Без сомнения. Можно даже фотографию сделать. Независимая оптика подтвердит, что вы не ошиблись.

Но нужна ли кому такая, правда?

В условиях правления Сталина, Хрущева и Брежнева, от историков требовали показывать события только под одним ракурсом – официальным. В соответствии с этими установками написаны «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг.» в пяти томах, представленная читателям в шестидесятые годы. В том же ключе вышла в семидесятые годы 12-ти томная «История второй мировой войны 1939—1945 гг.» и еще много различных исторических трудов, исследований, справочников.

Одним из главных считался тезис о материальном и численном превосходстве немецкой армии. Вот как описывали силы сторон:

«Что касается превосходства фашистских войск в численности, то это соответствовало действительности. К началу агрессии против СССР немецко-фашистская группировка насчитывала 153 дивизии, в том числе 33 танковые и моторизованные, (4600 тыс. человек) свыше 42 тыс. орудий и минометов, более 4 тыс. танков, около 4 тыс. самолетов. Кроме того, для нападения на СССР крупные силы сосредоточили союзники третьего рейха: 37 дивизий, 900 тыс. человек, 5,2 тыс. орудий и минометов, 260 танков и штурмовых орудий, около 1 тыс. самолетов. 2

Войска западных приграничных округов и флотов в общей сложности насчитывали 170 дивизий и две бригады – 2680 тыс. человек, 1540 самолетов новых типов и е количество самолетов устаревших конструкций с ограниченным летным ресурсом, 34695 орудий и минометов (без 50-мм), 1475 танков новых типов; кроме того, в составе приграничных округов имелось е количество легких танков устаревших конструкций с ограниченным моторесурсом. В целом противник превосходил наши войска по количеству личного состава в 1,8 раза, по средним и тяжелым танкам в 1,5 раза, по боевым самолетам новых типов в 3,2 раза, по орудиям и минометам – в 1,25 раза. На направлениях главных ударов враг создал еще большее превосходство в силах и средствах». 3

Что бы создать такой опус, который кочевал из книги в книгу и стал своеобразным клише, советским историкам пришлось потрудиться. Все здесь выверено до миллиметра и преподнесено несведущему читателю на блюдечке с голубой каемочкой. Одна небольшая фраза – «войска западных приграничных округов насчитывали…» ставит все с ног на голову. А войска внутренних округов? Несколько армий выдвигавшихся перед войной и с началом войны?! Их как бы и не существует!

Войска, которые должны были прикрыть период мобилизации в стране, формирование и ввод основной массы войск – выдаются за силы, предназначенные для отражения агрессии в целом.

Какие же это были силы? Чтобы не быть голословным обратимся к Г. К. Жукову, являвшемуся в начальный период войны начальником Генерального штаба Красной Армии: «Германский генеральный штаб, планируя войну против СССР, считал, что советское командование сможет дополнительно выставить за полгода максимум 59 соединений. На самом же деле только летом 1941 года, за один-полтора месяца Ставка Верховного Главнокомандования направила на фронт свыше 324 дивизий…». 4

Не буду последовательно останавливаться на каждой фразе официального утверждения о численном и материальном превосходстве немецкой армии. Об этом речь впереди, а хотел бы подвести читателя к пониманию того, зачем и кому это было нужно. Ведь советские историки, вдалбливавшие нам эту мысль, были, люди подневольные. И они как могли, скромно зарабатывали на хлеб насущный. Писали о чем можно, и как можно. Обвинять их в этом трудно. Но были политики, которые определяли границы дозволенного. Все началось с первого дня военного противостояния.

Первое сообщение о начале войны было сделано Молотовым. Сталин, выступать не захотел. «Будет еще время. Выступлю». – Хмуро бросил он настаивавшим членам правительства. Уже впервые часы, Сталин был вынужден отмалчиваться. Хотя кому как не главе государства было рассказать народу о случившемся и не призвать к беспощадной борьбе.

Разве не он во всеуслышание уверял всех и вся, что войны не будет. Разве не с его подачи ТАСС делал широкомасштабные заявления. А сколько честных людей, правдиво информировавших о надвигающейся угрозе германского вторжения, были, арестованы, расстреляны.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.