Ловля на рыбака

Михайлов Валерий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ловля на рыбака (Михайлов Валерий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Проклятие бодхисатвы, или Ловля на рыбака

– Приехали, – сказал таксист, остановив машину возле обшарпанной «хрущевки».

Расплатившись, из машины вышел мужчина примерно сорока лет. Чуть полноватый. Волосы русые, всклокоченные. Лицо приятное, с заметно седой недельной щетиной. На голове только-только начали пробиваться отдельные седые волосы. Под глазами были заметные мешки, которые частично скрывали очки. Одет он был в старые джинсы, когда-то дорогие туфли и преклонного возраста драповое пальто. Моросил дождь, поэтому, выйдя из машины, он раскрыл зонт.

Ростовская осень 2012 года баловала погодой. Сентябрь, октябрь и большая часть ноября были сухими, солнечными и теплыми. И лишь в конце ноября началась обычная осенняя погода с туманами, моросящими дождями сумеречным днем и давящим на голову свинцово-серым небом.

Стараясь обходить грязь, мужчина направился к переделываемой в офис квартире на первом этаже, на окне которой рядом с дверью на нескольких листах А-4 была размещена сделанная на компьютере надпись: «Адвокат» и номер мобильного телефона.

Ступеней перед дверью еще не было, и их роль играли перевернутые ящики. Осторожно ступая, мужчина поднялся на это импровизированное крыльцо и постучал в дверь. Не дожидаясь ответа, он открыл ее и вошел в будущий офис.

«Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…», – промелькнуло у него в голове при взгляде на обстановку. Рабочие уже успели ободрать потолки и стены, сломать ненужные внутренние перегородки, сорвать полы наверняка из крашеного ДВП на неровно лежащих досках и вывезти крупный мусор. Только благодаря отсутствию мусора квартира не выглядела так, словно ее обстреляли из гранатомета.

Этот вид вызвал в сознании мужчины образ куколки, в которой гусеница-квартира превращалась в бабочку-офис, но он прогнал его еще до того, как тот сформулировался в более или менее внятную формулировку.

Из мебели в будущем офисе были застеленный грязными газетами кухонный стол (скорее всего, он служил козлом) и три грязных табурета. Несмотря на разгар рабочего дня (была среда 28 ноября, 14—30 времени), рабочих на объекте не было. На безопасном от стола и стен расстоянии стоял мужчина в дорогом костюме и полупальто. Высокий, статный, с красивым, но не слащавым, породистым лицом. На вид ему было чуть больше 30. В правой руке он держал папку для бумаг. Папка была желтая, картонная, еще советского образца.

– Здравствуйте, – сказал вошедший. – Я – Андрей Сирота. Мне назначена встреча, если я не перепутал место.

– Входите, санитарный инспектор, – пригласил мужчина у стола. – Я – ваш Благородный Дон.

– Очень приятно, – ответил Андрей и смутился от банальности этих слов.

– Давно у нас? – спросил Благородный Дон.

– Да нет, только закончил подготовительный курс.

– Я тоже только вхожу в эту должность, поэтому еще не ознакомился с вашим досье, – признался Благородный Дон. – К тому же в нашем отделении Инспекции идет реорганизация, черт бы ее побрал. Садиться я вам не предлагаю, – спохватился он, – потому что сами видите… – Благородный Дон обвел рукой помещение. – Вот, ознакомьтесь, – он протянул Андрею папку, которую держал в руке.

В папке лежало штук двадцать выписок из историй болезни людей, которые без видимой причины впали в кому, причем никто из них из комы не вышел.

– Что скажете? – спросил Благородный Дон, когда Андрей бегло просмотрел бумаги.

– Не знаю. Я не врач. А что?

– А то, что это – ваше первое дело. Считайте его своим боевым крещением.

– Я могу взять с собой папку? – спросил Андрей, чтобы хоть что-то сказать, так как он совершенно не представлял, что надо делать и, главное, для чего.

– Это исключено, – ответил Благородный Дон.

– Где и когда я смогу ознакомиться с материалами?

Андрей только что прибыл из учебного центра, и понятия не имел о царящих в Инспекции порядках.

– Это дело было инициировано вчера нашим аналитическим отделом. Сегодня оно было передано мне с пометкой «обратить пристальное внимание». Вам уже объяснили, что это значит?

– Конечно.

Данная формулировка означала, что за вполне безобидными и, казалось бы, никак не связанными с деятельностью ГСИ событиями могли скрываться крайне важные вещи. Судя по этой пометке, дело было из крайне важных, и расследовать его, по идее, должен был один из наиболее опытных санитарных инспекторов, а не свежеиспеченный выпускник курсов ускоренного обучения, да еще под руководством такого же свежеиспеченного Благородного Дона. Это очевидное несоответствие смутило Андрея, да и Благородного Дона наверняка тоже. Но приказ сверху, а Андрей был назначен на это дело именно приказом сверху, обсуждению не подлежал.

– Так вот, – продолжил объяснения Благородный Дон, – последний случай произошел у нас в Ростове неделю назад. Пациентка – Ритина Анна Владимировна. 27 лет. Проживала в снимаемой квартире по адресу Улица Кривошлыкова 46 квартира 34. В кому впала дома, где и была найдена утром следующего дня владельцем квартиры, который зашел туда из-за жалобы соседей на орущую ночью музыку. Сейчас квартира свободна, так как родственники забрали ее вещи, решив, что пока она в коме, за квартиру платить смысла нет. Для начала снимите эту квартиру, просканируйте и доложите мне результат. Задание понятно?

– Вполне, – ответил Андрей. – Но только на это потребуются деньги.

– Вам оплатят все расходы, – ответил Благородный Дон.

– Это понятно, но без аванса… – сказав это, Андрей покраснел. Ему неприятно было признаваться в том, что у него совершенно нет денег.

– Держите, – сказал Благородный Дон, – доставая из внутреннего кармана пиджака и протягивая Андрею несколько пятитысячных купюр. – Этого должно хватить и на приведение вас в порядок.

– Да, конечно, – ответил Андрей. – Сейчас же этим займусь.

– Вопросы есть? – спросил Благородный Дон.

– Никак нет, – ответил Андрей. Его настроение заметно улучшилось от лежащей в кармане суммы.

– Тогда действуйте.

– Одну минуту, – окликнул Благородный Дон Андрея, когда тот был уже у двери. – Чуть не забыл, что у вас нет средства связи. Держите. – Он достал из другого кармана довольно скромный на вид мобильный телефон. – Зарядку и бумажки получите позже. Все нужные номера уже есть в записной книжке.

– Спасибо, – сказал Андрей, беря телефон.

– Звоните, как только закончите со сканированием квартиры.

На этом разговор был окончен, и Андрей вышел из будущего офиса очередного адвоката. Дойдя до перекрестка с оживленной улицей, он поймал такси. Через тридцать минут он уже выходил из машины возле своего дома. У подъезда стояла соседка – внушительных габаритов женщина младшепенсионного возраста.

– С возвращением, – сказала она, ответив на приветствие Андрея.

– Спасибо. Как тут, есть новости?

– Да нет. А ты где был? В командировке?

– Учился.

– На кого?

– На оператора вычислительных систем, – выдал Андрей первое, что пришло ему в голову.

– Понятно, – ответила соседка, решив на радость Андрея его больше не пытать.

Дома все было так, словно Андрей ушел из него не почти восемь месяцев, а каких-то пару часов назад. Даже жилой дух не успел выветриться из квартиры. Сняв пальто и переобувшись в комнатные тапочки, Андрей обошел свою двухкомнатную квартиру. Везде царили несвойственные ему чистота и порядок. Особым грязнулей Андрей не был, но бросить штаны на пол возле кровати или оставить грязную посуду в мойке на потом для него было в порядке вещей. Теперь же все было идеально, как в номере нормальной гостиницы при заселении. О том, что квартира долго пустовала, говорили выключенный пустой холодильник и пустые бутыли для питьевой воды. На тумбочке в зале лежала стопка оплаченных счетов «за коммуналку», – как и было обещано Андрею, Инспекция проследила за квартирой и за тем, чтобы все было нормально. У входной двери стояла сумка с вещами Андрея – ее тоже принес кто-то из курьеров ГСИ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.