О том, что было, о том, что не было и о том, что могло быть

Чудиновских Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О том, что было, о том, что не было и о том, что могло быть (Чудиновских Игорь)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Андрей увидел его еще издали. Оставленный кем-то черный портфель-«дипломат» стоял, прислоненный к серой, обшарпанной стене проходного двора. Не то, чтобы портфель был очень нужен Андрею, но как человек хозяйственный он не мог оставить почти новую вещь на улице, тем более пустую.

Спал в ту ночь Андрей плохо. Мучали какие-то неземные кошмары – красное солнце, белый песок, фиолетовое небо, что-то ползущее ядовито-зеленое, какие-то красные пятна на сером, кто-то кого-то рвал, жевал, жалил…. Только под утро они внезапно пропали. Хорошо еще, что была суббота и удалось кое-как додремать.

По случаю выходного холостяцкий завтрак был более основателен, чем кофе и бутерброды. Подцепляя ложкой очередную порцию растворимого картофельного пюре, Андрей рассеянно думал, что неплохо было бы позвонить Маринке, договориться о сегодняшнем вечере, вывести что ли девушку куда…

Между прочим, – раздался внезапно спокойный голос, – невежливо оставлять гостя голодным.

Андрей застыл, не донеся ложку до рта. Боясь обернуться, он тщетно старался уловить хоть какой-нибудь звук у себя за спиной. Хотя это было и глупо, он судорожно вспоминал, закрыл ли он вчера вечером дверь. «Только спокойно. – уговаривал он сам себя. – Дернешься – получишь…»

Невежливо, говорю, гостя голодным оставлять, – повторил все тот же голос. – Эй, хозяин, чего молчишь? Немой, что ли?

Андрей осторожно откашлялся.

– Кто это? – выдавил он.

– Я, – скучно сказал голос.

– Кто это я?

– Ну я, кто же еще?

– Да ты кто… – осмелев, Андрей непроизвольно обернулся к собеседнику и осекся. За спиной никого не было. Была прихожая и портфель, стоявший на полке для обуви.

– Ну так как, хозяин, будешь кормить или нет? А то ведь с голоду помру, отвечать придется.

Голос явно шел оттуда.

Андрей встал и, стараясь двигаться как можно медленнее и плавнее, начал красться к входной двери. Ложку с остатками картошки он все еще держал в руке.

– Ну, наконец-то сообразил. Вот ведь бестолковый народ. Нет, там поумнее были… Эй, эй, ты куда? Я здесь.

От этих слов Андрей, уже прошедший портфель, резко дернулся назад и чуть было не свалил полку.

– Ты что, хозяин, смерти моей хочешь? Вот накатаю на тебя жалобу, тогда будешь знать.

Андрей оторопело уставился на портфель. Сомнений не было – говорил он.

– В конце концов, хозяин, будет еда или нет? Мне, между прочим, сегодня пять групп принимать. Ну что ты на меня смотришь? В первый раз видишь, да?

– Да, – машинально ответил Андрей.

– Ладно, брось свои шуточки. Мне есть охота… Хотя, впрочем… – голос задумался. – Каа фелиси фоу..

– Чего? – так же машинально переспросил Андрей.

– О, Великий Космос! – застонал голос. – Нет, только не это! То-то я чувствовал прошлой ночью, что он своих не узнает. Великая Пустота, транспортер 4-го ранга в лапах у землян! Прямо снофильм какой-то!

Он фыркнул и замолк.

Когда же через секунду он заговорил снова, Андрей был поражен его барским тоном.

– Слушай, землянин, тебя кто просил трогать портфель? Сотни ваших мимо прошли, никто внимания не обратил. Так ведь нет, нашелся один любопытный дурак, взял.

Этот тон, слова «землянин», «ваших» поставили все на место. Андрея осенило.

– Ты… ты пришелец, – с трудом произнес он.

– Не ты, а вы, – с удовольствием поправил голос.

– Вы… – Андрей с трудом подбирал слова. – У меня ночью кошмары были…

– Я хотел овладеть твоими понятиям и твоим словарным запасом. А то как же смог бы с тобою общаться, – не без самодовольства заметил портфель. – Значит так. Поставишь меня к розетке. Этим я питаюсь.

– Электричеством? – Андрей осмелел.

– Не твое дело, смертный! – огрызнулся гость.

Наевшись, портфель сменил тон на более деловитый.

– Вот что, низший. Временно буду жить у тебя. Будешь делать то, что я скажу.

– Но…

– Ты кошмары видел? Учти, они могут быть не только ночью. У тебя все равно защиты нет. А то вот возьму, – голос хихикнул, – да лишу тебя инстинкта размножения. Кстати, как там Марина поживает?

– Ах, ты… – от возмущения Андрей не находил слов.

– Взялся за гуж… – ухмыльнулся голос. – Так, кажется, у вас говорят. Все, хватит. Сегодня к семи вечера доставишь меня на Астрономическую улицу. Дальнейшее на месте. И смотри…

Телефонный звонок прервал монолог хама-пришельца.

– Привет! Надеюсь, не разбудила? – голос Марины звучал обнадеживающе.

– Ну что ты…

– А я все ждала, ждала… У меня между прочим вечер свободный…

Андрей мысленно выругался так, что портфель даже крякнул. Наверное, никто и никогда не поверил бы в то, что происходило с ним.

– Нет, сегодня не могу, занят.

– А на следующей неделе?

– На следующей? – Андрей по привычке прикрыл трубку ладонью и повернулся к портфелю. Впрочем, он мог бы и не поворачиваться. Голос, казалось, прозвучал в самом мозгу: «Может да, а может нет. Как пойдут. Так что, землянин, давай завязывай добровольно, неохота мне энергию тратить».

– Знаешь, Маринуша, – промямлил Андрей, – наверное, всю неделю занят буду. Похоже, что не получится.

– Ну, как знаешь. – голос Марины резко охладел. – Пока.

Повесив трубку, Андрей повернулся к пришельцу, чтобы высказать все, что он о нем думает, но внезапно с ужасом обнаружил, что не может произнести ни слова.

– Так-то лучше, – наставительно заметил тот. – Понял теперь, что я могу? И не возникай.

В семь вечера Андрей был на Астрономической улице. Следуя мысленным указаниям, он разыскал какую-то обшарпанную дверь и вручил вышедшим из-за нее людям деньги и документы, оказавшиеся в портфеле.

По возвращении домой пришелец высказал желание перекусить, а Андрей, надеясь хоть на немного избавиться от такого гостя, отправился выносить мусор.

Но побыть одному ему не удалось. Опрокинув ведро, он взглянул на дом, – там творилось что-то странное. Свет то полностью потухал, то неожиданно ослепительно вспыхивал, то горел вполнакала. Да, неприятности, похоже, продолжались.

Войдя в квартиру, Андрей понял, что может чему-то еще удивляться. Вместо строгого черного «дипломата» перед ним была какая-то бурая шевелящаяся масса, которая тщетно пыталась восстановить хотя бы прежнюю форму. Иногда ей это удавалось, но, продержавшись секунду или две, она вновь безнадежно расплывалась по полу. Признать в ней находку можно было только по голосу, причем совершенно пьяному:

– А-а-а, Андрюша, друг… Все тебе прощаю, хоть ты и низший… Иди-иди сюда, дай я тебя поцелую. Что же ты такую вещь скрывал, а? – голос икнул, а у массы выросли две лапы, которые потянулись к Андрею, явно намереваясь обнять его.

Андрей брезгливо отпрянул. Оказаться вместе с пьяным пришельцем – это было уже слишком. И главное – чем же он так нализался?

Лампочка вспыхнула в очередной раз, и портфель восхищенно крякнул. Дело, кажется, прояснялось.

– Ты что, пьянеешь от скачков напряжения? – осторожно поинтересовался Андрей.

– Кто сказал, что я пьяный? – возмутился голос. – Ну позволил пару скачков после работу… Что права не имею, да?

Андрей покосился на лампочку. Над было спешить пока весь дом не остался без света.

– После какой работы?

– А после такой… Меня, транспортера 4-го ранга послали на вашу помойку отпускные выдавать нашим дуракам. Экзотики, видишь ли, им захотелось. Это меня-то! Да я такие документы передавал… – портфель всхлипнул. – А тут таскайся за носителем… Эх, жизнь..

Голос становился все тише, а лампочка мигала все реже. Пришелец явно засыпал.

– Эй, погоди, а носитель кто?

– Да наш это, ну кто меня носит… Всего на пять минут опоздал.

– А ты сам разве не можешь?

– Дисциплина формы, понял, низший, – портфель зевнул.

Андрей сделал еще одну попытку:

– Слушай, а что с вашим сделают?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.