Легенда о Полубоге: Пиковый Туз

Хвостикова Виктория

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Легенда о Полубоге: Пиковый Туз (Хвостикова Виктория)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

Пиковый Туз

Глава 1

Рождение Героя

Неважно, откуда Вы вышли, с чего начали.

Важно только, куда Вы придете.

(К. Маккалоу «Неприличная страсть»)

В ту весеннюю ночь была довольно тёплая для этого сезона погода, которая в тот момент мало кого интересовала. Ветер тщетно пытался охладить охваченные страстным пылом разгорячённые тела молодых девушки и мужчины. Глупо было ветру тушить любовь, которая не сломилась бы даже под тяжестью судьбы и смертельных угроз.

Они были вместе не с самого её детства: всё не началось дружбой, которая мгновенно переросла в сильнейшее чувство, потом свадьба и дети… Нет, у них всё было по другому: они были знакомы сравнительно недавно, но между ним сразу же вспыхнули любовь и страсть, способные в буквальном смысле сломить горы и осушить океаны, но, наверное, эта метафора тут неуместна, ведь истинная любовь способна не на разрушения, а на созидание и рождение.

Сейчас они лежали на влажной от росы траве, и, буквально, наслаждались ощущениями после долгой и страстной связи. Девушка поднялась на траве, и, поцеловав любимого в лоб, тихо, но, как всегда уверенно произнесла:

– Знаешь, мой милый Кьяртхелл, мне уже порядком поднадоело скрываться ото всех: от моего отца, друзей, и от других людей. Я даже не могу сказать единственному кровному и родному мне человеку – моей матери. Я серьезно предлагаю закрепить нашу любовь – тогда мы станем одним целым, и никто, слышишь, никто не будет нам препятствовать!

Мужчина вздохнул, и на мгновение закатил свои синие, как небо, и глубокие, как океан, глаза, а потом томно произнёс:

– Селена, любимая, пойми, что у нас есть несколько препятствий – я гораздо старше тебя, во вторых – люди не поймут, как это смертная женщина может быть вместе с Богом Некромагии, да и Высшие силы не позволят мне этого…

– Мне без разницы на все запреты, ведь я люблю тебя, и это ничто не изменит!

– Не в этом дело, сама пойми, мне, как и остальным другим Богам запрещено даже просто связываться с простыми смертными, не говоря уж о…

– Ну так пошли всех в Дьяволу! Давай будем вместе!

– Мы и так вместе…

– Неужели, для тебя все эти Магические штучки важнее, чем я?

Мужчина тяжело вздохнул – Селена явно перебарщивала со словами.

– Прошу, не нужно сравнивать, ты не можешь ничего понять!

Смертная внимательно посмотрела в тёмные глаза любимого мужчины, а затем отчаянно и порывисто прижалась к его груди, в которой бешено, билось сердце, которое её действительно любило, и она готова была пойти против воли любого, кто встанет на их пути, дабы быть с ним – даже против воли Всеотца, который тоже являлся Богом, и он просто не понял бы Селену.

– Это ты ничего не можешь понять! – девушка резко вскочила на ноги, подобрала свою одежду и убежала прочь…

С того момента они больше не виделись. Она не могла найти любимого – обычно он сам связывался с ней, находя её. Она даже не знала, где он обитает – на небесах, в Аду, или вообще в параллельном мире…

Селена была из низкого сословия, а точнее из обычной крестьянской семьи, которая буквально сводила концы с концами, и поэтому, когда девушка поняла, что у неё под сердцем живёт ребёнок, который для их семьи станет обузой, она, под покровом ночи сбежала… Родни своей, кроме родителей, она не знала, а значит идти ей было некуда. Долго плутав, она нашла скромный домик в лесу, и, на свой страх и риск, постучала. Ей открыл старец, который позже приютил её у себя, взамен на помощь по дому. Наступила холодная зима, срок родов подходил, и Селена, что бы не быть обузой и для старика, вновь сбежала… Девушка родила мальчика, кажется, самой холодной зимой, какая только была за девять веков от Рождества Христова. Этот январь выдался холодным, идущим по городам и селеньям, с трескучим морозом и белой вьюгой. Многие улочки и деревеньки были буквально похоронены под метровыми сугробами белого пушистого снега. Для жителей планеты это было тяжело и сурово, но для природы… Думаю, что те, кто любит стужу и холод, понимает, что для природы это было прекрасно – ведь она, несомненно, творила красоту и добро – бережно укрывала природу одеялом чистого белого снега, сковывала реки и озера льдами, остужая воздух сильными морозами…

Мальчик родился маленьким и больным, кажется не способным выжить. Селена была удивлена, что ребёнок Бога Некромагии и простой смертной девушки смог родиться, ведь по всем логичным рассуждениям, Равновесие Природы не могло позволить ему появиться на свет.

Изнывая от боли, Селена вновь вспоминала, как они с Кьяртхелом познакомились. Девушка посчитала их отношения сном. Прекрасным сном. Но это был не сон. Селена сразу поняла, что он – нечто большее, чем обычный человек. Этот мужчина был безумно красив, высок, с сильным сексуальным телом, чёрными, как ночь, волосами, и ярко синим глазами, чья глубина не могла сравниться с самым глубоким океаном. Селена знала, кто он, но никогда не боялась его – потому что она всего лишь любила Кьяртхелла. … А он. … Вообще-то он, скорее всего, не любил её, ведь такие как он, редко любят, а, если, всё – же и влюбляются в простых смертных, то позже подвергаются наказанию. Ей было безразлично на то, что он к ней испытывал, главное – что ОНА любила, и эта любовь согревала и дополняла чувства обоих.

Но, чувствуя своё состояние, учитывая сильное кровотечение, она сомневалась, хотя нет, она знала, что не сможет выходить младенца, и решила отдать его в монастырь. Он находился недалеко от места, где Селена родила, и поэтому она смогла дойти до него, а что бы сын ни погиб, она укутала его в большое количество вещей, заранее взятых у старика. Пока девушка, постоянно падая и спотыкаясь, прогибаясь, и закрывая маленького ребёнка собой, шла, белая вьюга и метель выли свои песни, а ветер будто бы пытался вырвать маленький свёрточек, и похоронить его под своим смертельным белым снегом. Но Селена всё крепче сжимала тёплое тело ребёнка. Дойдя до монастыря, она поцеловала мальчика в щёки, и прошептала:

– Прости меня, сынок… Я люблю тебя… Я надеюсь, у тебя будут новые родители, не такие, как настоящие… Я надеюсь, ты выживешь. … Прости…

А затем она положила его на порог, и, постучав огромным кольцом-ручкой в дубовую дверь монастыря, и поспешно скрылась за каменными стенами. Через минуту вышли двое монахов:

– Смотри, свёрток!

Один монах поднял тряпки, и, раскрыв их, изумлённо произнёс:

– Это же ребёнок!

– Но он молчит. Он живой?

– Тут холодно. Давай зайдём, и отдадим его Отцу.

Монахи вошли обратно в монастырь, но дверь захлопывать не стали, думая, что войдёт сбежавшая мать малыша, одумается и заберёт его обратно, и оставили маленький просвет.

Селена видела всё это, и её сердце разрывалось на части от боли. Она несколько раз порывалась войти в монастырь, но не могла – она боялась, что, если тайна рождения её сына будет раскрыта, то её сразу же убьют, ведь она не выдаст его отца – никогда и не за что…. Отстранившись от каменной стены, девушка медленно поплелась. Вьюга и ветер качали и швыряли её по полю, как маленькую игрушку, в воронке смерча. Через несколько минут она упала, потеряв сознание от обильного кровотечения. Тут же снег стал покрывать её слабое тело белым холодным одеялом, а вьюга пела последнюю похоронную колыбельную….

Старый монах развернул свёрток, и его тут же пробрала дрожь, что заметили все.

– Отец, что случилось?

– Ничего. А в чём дело?

– Сколько могущественных воинов перед Вами не поставь, вас не коснётся дрожь, а тут просто младенец… Старый монах замешкался:

– Тебе показалось.

– Наверное. Простите. А что это? – молодой монах указал на руку младенца.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.