Счастье в секундах

Боговина Дарья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Счастье в секундах (Боговина Дарья)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вступление

Она всегда считала себя довольно странным человеком – могла запоем читать книжку, не спать полночи, а потом понять, что надоело – даже не дочитать до конца предложения, захлопнуть и забыться сном. Могла весь день мечтать о каком-то мужчине, мучиться мыслью о безответной любви, нафантазировать бог знает что, уснуть в поту от наплывающих фантазий, а наутро посмотреть на Него – и просто не понять вчерашнего своего состояния. Могла решить начать день с чистого листа – с завтрашнего утра и просто забыть об этом, а вспомнить глубоким вечером. Она была внезапна и непоследовательна, редко доводила дела до конца, взрывоопасна, но легка на подъем. Ее взбалмошность притягивала и отталкивала от себя одновременно.

С раннего детства у нее была одна привычка – она ни разу не уснула, не нафантазировав себе какую-нибудь увлекательную историю. Это как сказка на ночь, рассказанная самой себе.

Часто бывало так: она гуляла по улицам своего маленького городка и начинала придумывать, как будто на мужа напали бандиты, избили его – он в коме, а она спит у него в палате над кроватью и сутками не выходит. Все приходят, жалеют их, подкармливают ее и думают про себя: «Какая же у них святая любовь». И врачи вокруг твердят, что случай безнадежный, требуют подписать бумаги об отключении приборов, поддерживающих жизнь, а она в истерике бросается на них с криками, на коленях умоляет еще подождать, а потом он «просыпается», и у них все хорошо. Она могла долго так гулять по улицам, придумывая подобные истории, буквально впав в свою, только ей известную нирвану, и ничего не замечать вокруг. Полностью погружаясь в свои мысли, она смахивала с щек слезы, спотыкаясь, а когда поднимала глаза – ловила удивленные взгляды прохожих.

Подобное происходило всегда. И всегда она чувствовала себя немного тронутой. Ее всегда окружали ненормальные люди. По-хорошему ненормальные. Она была довольно успешным журналистом, пишущим о жизни простых людей. Ее последний большой проект – колонка в элитном городском глянцевом журнале: «Истории под рюмку». Чтобы колонка имела успех, ей пришлось устроиться в бар, там она и черпала для себя новый материал – истории простых подвыпивших людей, порой неожиданные, непредсказуемые. Колонка имела невероятную популярность, а она освоила профессию бармена и скоро стала популярной еще и в этой стезе. Ее узнавали и любили.

Там же она встретила своего мужа – Никиту. Он был начинающим адвокатом и вечерами подрабатывал в баре. Это был отличный тандем – вместе они были самыми безбашенными барменами города. Об их танцах на стойке, пьяных вечеринках ходили легенды. Днем она была деловой женщиной – писала статьи, фотографировала, он же зубрил законы и подрабатывал у отца в адвокатской конторе. Их называли чокнутой парой, но безумно красивой, никто не сомневался, что это была любовь на всю жизнь.

Она всегда общалась с огромным количеством мужчин, по работе, в жизни и умела четко отделять любовь от дружбы. Многим мужчинам она была настоящим другом, и они искренне ценили это. Она жила в мире разврата и вседозволенности и, к своим годам, научилась выносить выгоду из своих знакомств. Но среди всей грязи, которая ее окружала ежедневно, она усвоила для себя святое правило любви – данность, которой не многие девушки нашего века могут похвастаться. Она верила в то, что есть еще то святое чувство, когда существует только он и больше никто.

В баре у нее было определенное амплуа – этакая доступная, «своя» девчонка, заигрывающая и флиртующая направо и налево. Это был всего лишь образ, опять же навеянный временем – благодаря подобному амплуа подвыпившие мужчины охотнее оставляли чаевые, надеясь на дальнейшее продолжение вечера с симпатичной «барменшей».

В жизни же было все совсем наоборот. Она частенько оставалась одна в какой-нибудь субботний вечер, зарывалась с головой в книжку, или же бродила по городу с фотоаппаратом и плейером в ушах, никак не реагируя на смс и звонки многочисленных поклонников. Все окружающие и не знающие ее хорошо люди были уверены, что она доступна, но это было не так.

Изредка ее «накрывало». Она могла напиться со случайным знакомым, целоваться с ним до потери памяти, но в нужный момент всегда знала, когда сбежать. Секс для нее – это что-то на уровне эмоций, ощущения клетками. Но если ее мысли будоражил какой-либо мужчина, она уже не отступалась от своей цели, любой ценой завоевывала его. Ее бросали, чаще бросала она. Она теряла интерес, если с ней долго кто-то сюсюкался, постоянно писал, делал маленькие подарки, крохотными шажками пытаясь ее завоевать. Ей были неинтересны мужчины, которыми было легко пользоваться. Запретный плод – вот самое желанное.

К двадцати пяти годам мы, как правило, перестаем считать своих любовников, и начинаем проще воспринимать взаимоотношения полов. Нам проще отказаться от кого-то, нежели насиловать себе душу и мозг, в надежде получить желаемое. Теперь мы больше уважаем себя и меньше переживаем. Но если случается настоящее чувство, которое в какой-то момент обрывается, нам кажется, что мы теряем все и сразу. Еще вчера мы не просто любили и были любимыми – у нас была отличная работа, нас окружали друзья, жизнь кипела, и мы ей радовались. И вот мы теряем любимых и все вместе с этим заканчивается. И работа не в радость, и друзья – просто знакомые. Мы зарываемся с головой под одеяло и не хотим видеть никого и ничего.

Особенность этого возраста состоит в том, что все мы начинаем акцентироваться на себе, на карьере, семье. Есть только «я». Если рядом находится человек, который потерял любовь и веру в себя, нам не до него. Мы просто его не замечаем и не в состоянии дать «волшебный пинок под зад». Этот «пинок» можешь дать себе только ты сам и никто другой. Сложно, страшно, но нужно – иначе яма безнадежности, в обнимку с буком по вечерам под какие-нибудь сериалы нон-стоп, в окружении негативных мыслей. А иногда нужно просто выйти на улицу и идти, не останавливаясь.

Глава 1

Звали ее Карина.

Она проснулась в четыре дня. Голова гудела и разрывалась. Пить. Быстро, жадно – единственная мысль. С трудом доковыляла до холодильника, по пути пиная разбросанную на полу одежду. Четыре дня. Опять день коту под хвост. Вторник. Карина заглянула в соседнюю комнату. Соседка еще спала. Если бы та не напилась вчера у Карины за стойкой, скорее всего, пыталась бы наврать, что у нее были другие дела, очень важные, в которые ее, Карину, посвящать не имеет смысла – все равно не поймет. Последнее время они совсем не разговаривали. Только ругались. Либо сразу уходили по своим комнатам. Соседка постоянно врала, а Карина всегда это замечала. За это и не любили друг друга. Ей уже двадцать семь, а она осталась в том двадцатилетнем времени, когда беззаботно тусуешься ночи напролет по клубам, мужики угощают тебя коктейлями, ты напиваешься в доску, и чувствуешь себя богиней – провела целую ночь приятно и бесплатно, на следующий день с тяжелой башкой вышла на работу. У соседки за последние лет десять не поменялось в жизни ничего, только в ванной появились крема с эффектом лиффтинга. И как они друг друга нашли, загадка.

Карина зашла на кухню, поставила чайник и закурила сигарету. Телефон валялся на подоконнике, значит, вчера она уже здесь была. «Позвони, как очнешься – нужно поговорить». Муж. Она знала, что, он, конечно, ее за все простит – и за выкуренные сигареты, и за выпитый ром, и, скорее всего, за очередную сплетню про новых любовников, и даже танец на барной стойке простит, потому что сам работал барменом, и понимает, что это всего лишь работа. Он простит на словах, потому что любит, но в глубине души очередной раз что-то щелкнет против. Она чаще замечала, что он меняется. Раньше она правила балом, знала, что он никуда не денется, теперь вынуждена была прогибаться.

Карина доковыляла до ванной, так и не дотушив сигарету. Зеркало. Надо смыть с себя вчерашнюю косметику… Весело зажгли вчера. И денег намутили – надо мужу сделать какой-нибудь приятный сюрприз.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.