Грядет эпоха женщины

Капитан Лидия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Грядет эпоха женщины (Капитан Лидия)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1 Истерзанная самка богомола

Судьба играет в жестокую игру.

Надо либо играть по ее правилам,

либо заставить ее играть по своим.

Дон – Аминадо

Растрепанная, измученная женщина, спотыкаясь и падая, из последних сил бежала по безлюдным тусклым улицам. Тускло – рыжие густые волосы разметались, засаленными прядями прилипли к миловидному перекошенному маской ужаса лицу. Стук каблуков жалобным эхом разносился далеко впереди, дыхание сбилось, ноги едва передвигались от усталости. Она нервно вздрагивала при каждом отчаянном порыве и завывании свирепого ветра. Испуганно косилась на вывески безликих магазинов и серые рекламные щиты, которые жалобно постанывали и угрожали вот – вот обрушиться на несчастную. В голове билась лишь одна загнанная мысль:

– Нужно попросить о помощи! Я не могла остаться одна в целом городе! Не могла!

Но вместо крика вырывались сдавленный хрип и бульканье. Страх сковал сухое горло, словно железным ржавым обручем.

Все. Тупик. Узкая, грязная улица закончилась глухим углом. Дальше дороги нет.

Путница прижалась спиной к ледяной, шершавой стене. Ощутила дрожь в измученном, продрогшем теле. Сердце готово вырваться из груди. Легкие разрываются от напряжения и ледяного воздуха.

Несчастная с ужасом всмотрелась в темноту ночи. Шаги смертельного преследователя слышались все ближе, ближе и ближе. Бряцанье тяжелых цепей и скрежет огромного окровавленного топора об асфальт гипнотизировали.

Темнота расступилась. И в свете тусклого фонаря показалась огромная фигура убийцы. Голова монстра скрылась под тряпочным красным колпаком. И на мир смотрели лишь пустые, наводящие тоску глазницы.

Женщина сжалась в комок и прошелестела:

– По – мо – гите!!

Опухший язык ворочался с трудом, словно во рту разбухла манная крупа.

Злой ветер подхватил слабый призыв о помощи и разорвал его в клочья.

Убийца взглянул на перепуганную жертву и разразился холодным равнодушным хохотом.

Несчастная сползла на схваченную коркой льда землю. Ощутила ледяное дыхание близкой смерти.

Ногой – колонной великан придавил тонкие, скрюченные пальцы на руке преследуемой. Хрупкая женщина взвыла, но вместо крика послышался слабый жалобный стон. Он слился со свистом ветра и потонул в мокрой мрачной мгле ночи.

Монстр оскалился, замахнулся. Ржавое окровавленное лезвие громадного топора на мгновение сверкнуло в тоскливом свете и отхватило пальцы жертвы.

Миг. И к тоскливому завыванию бешеного ветра добавился скрипучий вопль. Окровавленная женщина зарыдала. И взглянула на руку – дрожащая культя повисла онемевшей от боли плетью, из свежей раны струйками фонтанировала горячая кровь.

В ответ на вой человека совсем близко послышался вой лесного зверя. Ветер еще яростнее подхватил его тоску и плач. Раздробил на кусочки и разбросал по пустоте улиц.

Убийца занес топор прямо над головой обреченной. Тупой удар и свет пропал. Обезумевшая от боли женщина сдавленно вскрикнула и, тяжело дыша, подскочила на диване.

Что за хрень собачья! Третий раз подряд снится один и тот же сон! Прямо как в фильме ужасов. Бр – р!

Екатерина поежилась. Страшный сон не желал отпускать жертву из тесных объятий. Женщина недовольно повела плечами, словно стряхивала мерзкого слизняка. Сползла с мягкого покрывала.

Ну, надо же, уснула в шесть вечера! Что теперь ночью делать – ума не приложу. Раздражение нарастало с каждой минутой. После беспокойного забытья голова гудела, словно церковный колокол.

Екатерина Снежная тяжело опустилась в глубокое кресло в гостиной и задумалась. Вот уже второй месяц подряд она не могла найти выход из создавшегося положения. Сердце сжимала костлявая рука тоски, и некуда было от нее деться.

Ох! Где же сейчас Максим? Может в этот самый момент, когда я думаю о нем, тешится в нежных, страстных объятьях очередной «Мисс мира»? Переживает ли ее дорогой муженек их разрыв так, как она? До скрежета зубов, до хруста извилин в опухшем мозге, до дикой ломоты в истосковавшемся теле, когда студеными ночами глубинное одиночество сковывает продрогшее тело. И тогда, кажется, будто лежишь не в идеально расправленной кровати, а в могиле под толстенным, непроницаемым слоем слепой земли. И нет выхода! Как не кричи, выхода нет!

В такие минуты приступов одиночества хочется восстать из мертвых и выть, выть, выть на равнодушную блеклую луну. Тогда почувствуешь вокруг хотя бы мимолетное движение и ощутишь себя живой.

Максим ни разу не позвонил. Да и ей первый шаг к примирению не позволяла сделать проклятая гордость. Не привыкла рыжеволосая статная красавица Екатерина Снежная – могучая глава огромного региона, председатель правительства области, вершительница судеб миллионов граждан прогибаться и просить о прощении. Чертова гордость!

Многочисленные измены мужа изматывали гибкое тело, сжигали в адском огне высушенную душу и Снежная не находила выхода.

Возбужденная женщина вскочила. Как была, босиком, прошлепала на кухню. В темноте привычным движением нащупала на полке новомодного серебристого гарнитура початую бутылку дорогого коньяка, плеснула в пузатый стакан и выпила залпом. Выдохнула. Закусила долькой посыпанного крупной солью сочного лимона.

В последнее время Екатерина пристрастилась к крепким спиртным напиткам. Однако, помня об ответственной работе, наутро всегда приводила себя в чувство. Лишь огромный груз ответственности, этот спасительный парусник, держал Снежную на плаву, не давал опуститься на мутное дно.

После изрядной порции терпкого спиртного мысли стали мягкими податливыми. И изможденная женщина расслабленно растянулась на шелковых вишневых простынях.

***

Звонок будильника нагло ворвался в яркий, как летний солнечный день, сон. Моментально возвратил в мрачную, промозглую реальность.

– Бог мой! Шесть утра! Какого хрена я должна вставать в такую рань? – Проворчала Катя. Сонно моргнула длинными пушистыми ресницами и натянула теплое одеяло на подбородок.

После принятого вечером на грудь голова гудела. Мысли ворочались в ней медленно, лениво, словно густое забродившее тесто. Одна свежая выбилась из общей тесной массы. Больно, неприятно ударила в раскаленный висок.

– Черт! Черт! Сегодня же в девять встреча с китайской делегацией! Вот блин! Как я могла о ней забыть?!

Молодая женщина влетела в ванную. Долго подставляла идеально отточенное природой тело жестким горячим струям. Набрала в ведро ледяной воды и с визгом ухнула на себя. Процедуру закаливания с некоторых пор Катя повторяла каждое утро. Студеная вода бодрила, моментально приводила в чувство и подтягивала кожу.

Трясясь от холода, глава в одних ажурных трусиках и лифчике прошмыгнула на кухню. Сварила густой, словно нефть, кофе. Обжигаясь, выпила несколько чашек живительного напитка с солью. Закусила тостами с икрой и жирным сливочным маслом. На ходу опрокидывая в себя последние капли, рванула в гардеробную.

Перед зеркалом в полный рост придирчиво осмотрела отражение.

– М – м – да. Пора на омолаживающие процедуры для лица. Да и для всего тела не помешает устроить праздник. Как – никак, скоро тридцать пять стукнет. – Констатировала губернатор и передернула хрупкими плечами. Кому – кому, а ей, обладательнице по – девичьи высокой упругой груди, гордо посаженной очаровательной головки и шоколадных, проницательных глаз стыдно жаловаться на внешность. Но каждый раз воспоминания о возрасте пробуждали волну раздражения и тоски.

Привычным отработанным движением Снежная наложила дневной макияж. И в очередной раз вспомнила о любимом и таком далеком Максиме.

Из столичных газет и многочисленных сплетен в кулуарах Дома правительства Снежная знала, у Максима Глыбы, ее дорогого мужа, крупные неприятности. Бизнесмен никуда не выезжал из главного города – героя страны. И полностью погряз в своих проблемах. Что за проблемы у одного из самых крупных предпринимателей региона и владельца нескольких заводов в Москве, специализирующихся на строительном материале, никто не знал. А потому догадки одна страшнее другой плотно заполняли никогда не пустующее от едких сплетен пространство областного Белого дома. И приводили в бешенство всегда сдержанную и холодную госпожу губернатора.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.