Позитивки

Ярошинская Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Позитивки (Ярошинская Ольга)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Любовь вечного города

Галя вышла на балкон гостиничного номера и привычно полила минералкой загибающийся от итальянской жары цветок. Узкая улица внизу уже наводнилась разношерстными туристами. Тетка с плюшевым мишкой, безжалостно насаженным на длинную палку, вещала что-то группе японцев. Один из них, заметив Галю, тут же навел на нее объектив, ослепив фотовспышкой. Остальные последовали его примеру, и на миг девушка почувствовала себя звездой. Она присела в реверансе, придержав полу сорочки, эффектно отбросила прядь светло-русых волос, послала в толпу воздушный поцелуй, а потом убежала в комнату и спряталась за шторой, глупо хихикая.

На кровати, прикрытый лишь тонкой простыней, лежал мужчина. Галя почувствовала, как в груди заворочался теплый комок, как всегда, когда она смотрела на Андрея. Ее главный приз. Ее судьба. Любовь всей ее жизни. Кто бы мог подумать, что однажды она окажется в Риме, с любимым мужчиной, который наверняка взял ее с собой в поездку не просто так… Галя легла на кровать и обняла его широкую спину, тесно прижавшись.

– Галь, отстань, я весь потный, – он отодвинулся.

– Андрееей, пошли погуляем, а? – попросила она.

– Пришел час расплаты?

– О чем ты?

– Как будто я не понимаю, – усмехнулся мужчина, поворачиваясь к ней. – Тебе наверняка больше интересны магазины, чем памятники архитектуры…

– А вот и нет!

– Ладно. После встречи с Витторио у меня будет свободное время.

– Мне пойти с тобой?

– Да, он будет с женой, неформальный завтрак. Кстати, не представляйся полным именем, говори, что тебя зовут Гала, или вообще придумай другое имя.

– Почему? – удивилась девушка.

– «Galina» по-итальянски – курица.

– Правда? – Галя наморщила нос, пытаясь сдержать смех. – Ну так что? Курица, между прочим, очень полезная птица: яйца, перья, мясо, сало…

– Если бы мне нужна была курица, – холодно перебил ее Андрей, – я бы взял с собой свою первую жену.

После завтрака они отправились на прогулку. Ступая плоскими подошвами удобных босоножек по брусчатым улочкам вечного города, Галя вертела головой, с детской непосредственностью удивляясь увиденному, а Андрей с удовольствием собственника отмечал взгляды мужчин, намертво прилипающие к его спутнице. Русый хвост, вырывающийся из-под вытертой синей кепки, не скрывал пятна, расползающегося от жары на майке между лопаток, на лице – ни грамма косметики, а ведь как хороша…

– Вот мы и подошли к главной достопримечательности Рима, – объявил он, указывая на длинную улицу, сверкающую витринами.

– Погоди, это площадь Испании? – перебила его Галя, глядя в другую сторону на высокую лестницу, облепленную туристами. – Тут же «Римские каникулы» снимали, я помню! И фонтан лодочкой! Давай сфоткаемся вместе! – она повернулась к женщине, проходящей мимо, и с улыбкой протянула той фотоаппарат.

– Я не люблю фотографироваться, – Андрей взял ее под локоть и подтолкнул к двери магазина, которые тут же открыл перед ними темнокожий мужчина в смокинге.

– Бррр, – Галя поежилась. – Холодно как в склепе.

– Выбирай, – Андрей широким жестом обвел полки. Сумки и туфли были выставлены на них словно музейные экспонаты – на равном расстоянии друг от друга и с отдельной подсветкой.

Девушка робко взяла ближайшую сумку и повертела ее в руках.

– Андрей, – прошептала она. – Тут нет ценника.

– Я в курсе.

– Андрей, это же Гуччи!

Мужчина поморщился.

– Галя, следи за речью. Твое фрикативное «г» меня убивает.

– Но я не могу выбрать сумку, не зная, сколько она стоит!

– Послушай, дорогая, – Андрей выделил интонацией последнее слово. – Мы оба уже не дети и прекрасно понимаем суть наших отношений. Ты красива, я богат. Мне нужна твоя внешность, тебе – мои деньги. И я готов платить. Выбирай.

Галя вздрогнула, поставила сумку на место и попятилась к выходу, чуть не врезавшись в зеркало. Чернокожий швейцар галантно открыл перед ней двери.

– Ну что еще? – Андрей догнал ее и схватил за руку, развернув к себе.

– Я думала… – Галя кусала губу, пытаясь сдержать слезы. – Что ты любовь всей моей жизни. А ты… Я тебе не сумка!

– Конечно, не сумка, – согласился мужчина. – Ты дороже. Не устраивай сцен, прошу тебя. Истеричка мне не нужна. Подумай, что ты можешь потерять!

– Что же?

– Возможности, деньги, меня…

– И как долго мы будем вместе?

Андрей замолчал.

– Пока это будет удобно нам обоим, – выкрутился он.

– Ну так мне неудобно! – Галя вырвалась и побежала прочь.

Она плутала по улицам Рима, пересекая туристические маршруты и смешиваясь с толпой, забредая в пустынные переулки, где казалось, что все люди вымерли, и она осталась одна одинешенька на всем белом свете. Галя не смотрела вокруг, ее взгляд был направлен внутрь, она снова и снова прокручивала сцены из своей жизни, которая оказалась совсем не такой чудесной, как ей думалось. А ведь она тайком мечтала, что Андрей привез ее в Рим, чтобы сделать предложение в романтической обстановке. И даже наконец-то поборола детскую привычку грызть ногти, чтобы «если вдруг» колечко смотрелось красиво. Как вышло, что в их отношениях каждый видел свое? Галя споткнулась, сбив палец о выступающий булыжник, пытаясь обойти какого-то толстяка в белом переднике, оглядывающего окрестности с хозяйским видом. Она остановилась, чтобы поправить сползший ремешок сандалии, и почувствовала, как устала. Ноги гудели, тело плавилось от жары, а еще до обморока хотелось пить и есть. Кафе в метре от нее манило сочной пиццей, выставленной за стеклом, пахло помидорами и базиликом. Девушка подошла к стойке с меню и осознала, что у нее совсем нет денег. Она вздохнула и побрела прочь, но толстяк снова перегородил ей дорогу.

– Russa? – окинул он ее взглядом.

– Ага, – мрачно согласилась девушка.

– La mia moglie e russa. Жиена, molto bella, – пытался что-то втолковать ей толстяк.

– Жена у вас русская и красивая, поняла.

– Si! – засиял тот. – Pizza? – мужчина отрезал ей кусок пиццы, ловко обернув его в тонкую бумагу, и Галя не смогла отказаться. Пицца таяла во рту, обволакивая небо божественным вкусом, сыр тянулся тонкими нитями, тесто слегка хрустело. В вырез майки упала капля соуса, Галя вытерла ее и облизала палец, зажмурившись от удовольствия. Немецкие туристы, все как один с обгоревшими красными носами, тут же перетекли с другой стороны улицы и, окидывая плотоядными взглядами то ли пиццу, то ли Галю, заняли несколько столиков в кафе.

– Acqua? – толстяк протянул Гале запотевшую бутылочку, и девушка взахлеб выпила половину, а потом побрызгала водой себе на лицо.

– Я хочу в это кафе! – услышала она капризный голос. Долговязый подросток затянул родителей внутрь, подмигнув Гале.

Итальянец посмотрел на заполненные столики, вокруг которых уже бегали официантки, и хлопнул себя пухлой ладошкой по лбу.

– Ты приходить domani! Пицца – ам-ам, – он ткнул пальцем сначала в пиццу, потом себе в рот. – Я платить! Capito?

Галя неуверенно улыбнулась.

– Это прямо работа мечты.

Толстяк протянул флаер с нарисованной на нем картой. Кафе было отмечено крестиком.

– Grazie.

– Grazie lei, – итальянец передразнил ее мягкое «г» и беззлобно рассмеялся. – Buona giornata!

Галя направилась прочь, помахав ему на прощание. Судя по карте в флаере, она забрела довольно далеко от отеля. Возвращаться не хотелось, и она решила еще немного погулять по Риму. То ли от доброты толстяка, то ли от вкусной пиццы на душе у нее стало легко. Галя наконец посмотрела вокруг, и Рим обрушился на нее. Город завлек девушку в сети древних улочек, обрызгал фонтанами, очаровал дворцами, пронзил сердце острыми египетскими обелисками… Она восхищалась роскошным фонтаном Трэви, позировала художникам на площади Навона, подставляла лицо свежему ветру с холма виллы Боргезе, любуясь крышами Рима и величественным куполом собора святого Петра, и ходила-ходила-ходила по древнему городу, чувствуя, как наполняется теплом ее душа.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.