Сумасшедшее рандеву

Буйвидас Виктор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сумасшедшее рандеву (Буйвидас Виктор)

Сумасшедшее рандеву

юмористическая повесть

Весна принесла теплый ветерок из Атлантики. Синее небо с контрастно-белыми облаками было огромным. Чуть ниже простирался островерхий хребет. В лучах яркого солнца его холодная громада сверкала как драгоценный камень. У подножия кряжей вытянулся язык узкого ледника. По нему медленно двигались две человеческие фигурки. Альпинисты шли в связке. Впереди высокий Эльбрус, за ним — малорослый Важик. Оба в стеганных красных алясках и штанах, в ботинках с шипами-«кошками». За спинами рюкзаки, в руках — ледорубы. На плече у Блу — тренога от теодолита, у Важика — черно-красная рейка с делениями.

Капюшоны и темные очки-«консервы» наполовину закрывали небритые обветренные лица. Мелкий Важик тяжело дышал, каждый шаг уже давался ему с трудом. Он поправил очки, потер потный нос и еще больше отстал от лидера. Важик продолжил сосредоточенно ставить ноги в цепочку следов перед собой.

Внезапно громко грянула мелодия из рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда». Блу поставил треногу, достал из внутреннего кармана айфон. На дисплее появилось лицо красивой Гали Орловой. Блу не обратил внимания на вдруг загудевший склон. Он широко улыбнулся и включил гаджет.

— Галь, привет!

— Хай, Блу! Как там у нас дела? Ты написал музон к моим стихам?

— Я в процессе. Придумал классный драйв!

Мимо пронеслась со страшным грохотом снежная лавина. Блу остался стоять, вонзившись в наст «кошками», его только сильно обдало снежным вихрем.

— Ой, что это там у тебя за шум?! Взорвалось что-то на заводе??! — переполошилась Галя.

— Да нет, пустяки. Это джет сел. Я стою на аэродроме, улетаю в Лондон на денек. — Блу беспечно сказал, выплюнув снег, набившийся в рот.

— Ты что там закусываешь на радостях? — У Гали в голосе появились нотки подозрения.

— Нет, это я кофем обжегся. Взял в «Старбаксе» капучино, — вдохновенно солгал Блу.

— Смотри там! Чтоб был как стекло. А то пристанешь к стюардессе, а у них с этим строго — посадят на пять лет!

— Да, Галь, я кроме тебя ни к кому приставать не собираюсь.

— Я проверю. Какой у тебя номер рейса?

— Извини, не могу больше говорить. Шеф зло смотрит! Целую. Мы уже на трапе…

Эльбруса тут сильно дернула веревка. Он выключил айфон и оглянулся. На снежной целине за его спиной никого не оказалось. Важик исчез под лавиной. Снег блестел, как жемчужная россыпь, переливался, горел голубоватыми искрами…

Блу воткнул ледоруб в твердый наст, прикрутил натянутую веревку к древку, пошел по направлению капроновой струны. Она пропала из вида в ледовой трещине впереди, в метрах десяти.

Из-под снега донесся слабый крик.

— Блу, я здесь!!! Ты оглох там??? — заорал напарник Блу.

Сдавленный на груди веревочной петлей, Важик беспомощно болтался в ледовой трещине.

— Эй, Важо, ты живой? — Блу крикнул с тревогой.

— Вроде живой, — Важик перестал барахтаться, успокоился.

— Сам выберешься?

— Попробую.

— Давай, я тащу помалу.

Блу вонзился шипами ботинок в наст и потянул веревку на себя.

Трещина неширокая. Важик, упираясь ногами и руками в ледовые стенки, стал подниматься вверх. У самого отверстия в снегу альпинист сделал неверное движение, и он снова чуть не упал вниз, но Блу рывком дернул веревку. Обессиленный Важик вывалился на сугроб, быстро отполз от края пропасти.

Блу смотал шнур в бухту, принялся разминать натруженные руки.

— Какого черта ты сошел со следа? — сердито спросил Блу. — Заснул, что ли?

— Да сиганул от лавины проклятой!

— Очканул?

— Похоже на то.

— Похоже на то, похоже на сё. — Блу проворчал и смело пошел к трещине.

— Блу, ты куда? — испугался Важик.

— Имущество доставать.

Блу лег на снег у глубокой дырищи, опустил в нее веревку с петлей. На дне ледовой расщелины валялись ледоруб и рейка.

Важик в панике отдувался и ел снег, еще не очень уверенный, что остался цел.

Результатом глубокой коммерциализации нашей действительности стало четкое расслоение трудящихся на две категории: «белые воротнички» и «синяки». Первые благородно заседают в чистеньких офисах, вторые вяло припахивают в нищих колхозах и на грязных стройках.

Утром прораб Галя Орлова вышла из вагончика к бригаде строителей, чтобы поставить задачу на день. Принюхалась к одному — от него разит. И, конечно, не мылом «Дуру».

— Панурин, откуда вонь такая? — громко спросила она.

Тот втянул воздух в ноздри и нагло соврал:

— С завода чем-то повеяло. У нас тут рядом есть вонючее производство.

— На сколько мне известно, он механический, а не самогонный!

— Ну, тогда от дома. О, точно! Сейчас в каждой хате свой водочный цех есть! Цены в магазах-то кусаются!

— А мне кажется, что воняет все-таки от вас! — Орлова насквозь прожгла подчиненного взглядом.

А он, прохиндей, притянул к носу рубашку и пылесосно понюхал.

— Да ты смотри, и правда! — Ёрник удивился абсолютно натурально. — Пропах в этом смоге. Завтра, Галяпална, категорично обязуюсь одеться во все другое!

Вот такими артистами пришлось управлять молоденькой Орловой. Но делать нечего, объявила она лоботрясам задание:

— Сегодня будем решать половой вопрос.

— Тоды я чур первый! — Бригадир Мохлев развязно хохотнул.

— Отлично! Вы должны настелить полы на первый и второй этажи. Досок в обрез, поэтому расходуйте их экономно.

Однако работа без полбанки не пошла. Бригада поковырялась немного, сымитировала трудовой процесс и присела на досочной куче покурить.

Тут подбежал к тунеядцам модный фраер в бейсболке «Монтана»:

— Выручай, мужики! Доски позарез нужны! Как раз вот такая дюймовка.

— За сколько? — деловито спросил Мохлев.

Монтана шепнул цифру ему на ухо.

— Да ты че? — кисло скривился бригадир.

— Каждому! — щедро пообещал Монтана.

— А ну, вставай, орлы комнатные! — Мохлев заорал по-генеральски. — Шесть секунд — чтоб полы стояли! А ты приезжай в обед, — наказал он Монтане.

И стройка закипела!

Непосредственно хищением занимались Мохлев с Пануриным. Доски похуже они пускали на полы, экземпляры получше — заталкивали под бытовой вагончик. Остальные стахановцы приколачивали доски к балкам на первом этаже кирпичной коробки. Темпы работы были за гранью человеческих возможностей! Гора длинной дюймовки катастрофически таяла, к обеду от нее остались жалкие обрезки, а на второй этаж деревянных материалов не хватило. Наверху зияла внушительная щербина.

Потные ударники привалились спинами к торцу вагончика, курили и лукаво подмаргивали друг дружке.

— Молодцы! — Орлова похвалила работяг. — Можем, когда захотим. С досками я, кажется, промахнулась, ну ничего, после обеда подкину еще.

Она в прекрасном настроении отправилась домой пообедать.

А тут и Монтана на «МАЗе» подоспел, и сразу пиломатериалы из-под вагончика полетели в кузов. Но грузчикам пришлось пережить несколько неприятных минут. На балкон третьего этажа дома напротив выскочила бодрая тетя.

— Воруют! Ловите их! Доски воруют!! — заверещала она что есть мочи. — БузмАков, звони в отдел! Че рот раскрыл? Уйдут же ворюганы!

— Сама звони, горлодёрша! — огрызнулся снизу дядя в фетровой шляпе.

— Правильно! — Пенсионер с собакой поддержал мужика. — Поймают — затаскают свидетелями, а дружки урок киллера на нас пришлют!

А расхитители, конечно, в это время не дремали. Монтана уже выводил загруженный «МАЗ» со стройплощадки. Сидевший рядом в кабине Мохлев закрывал ладонью лицо, чтобы его в случае чего не смогли потом опознать.

На самой большой дозволенной скорости они подъехали к дому заказчика.

— Я за хозяином, — Монтана выпрыгнул из кабины.

— Давай, греми костями, да вертайся с башлЯми! — Мохлев оглушительно заржал, предвкушая сорокоградусную награду за блестяще проведенную рискованную операцию.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.