Между вещью и пылью

Драгунов Андрей

Жанр: Поэзия  Поэзия    Автор: Драгунов Андрей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Между вещью и пылью (Драгунов Андрей)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«В магазине, где заблудиться, как среди плит…»

В магазине, где заблудиться, как среди плитна старом погосте, перебираю покупки —жизнь продолжается, только немного рябитв правом глазу, и не идут на уступкимне продавцы. Я, в общем, доволен. Рад,что так недорого мне обошёлся праздник.И выбирал не то что бы всё подряд —необходимое, чтобы, загнавшись, всадникперекусил и вышел. И чтоб емуне по дороге было считать убытки,что вперемешку, в сумме – за всю войну,в месте, куда не пишут, не шлют открыткико дню рождения. Чтоб не забыл, где домили его подобие, если честно…Как говорится, счастье семьи не в том,что от меня к другому ушла невеста.Только опять погода, цветёт апрельна холодильнике ветками из подворотни.Жизнь обозначилась просто – от сих до сель.И пара слов продавщице – ещё на входе.Апрель 14 2013 г.

«Давай, не будем больше о любви —…»

Давай, не будем больше о любви —о чём-нибудь ещё, но не об этом.Ты говорила про мечты свои,но спать ложились карточным валетоми говорили – только – до утра,укрывшись плотно ватным одеялом,но не о том, что завтра – про вчера,про – что случилось с нами. Про вокзалы.Про поезда. Про призрачный покой.Про смятую постель. Про чай с вареньем.О том, что невозможно жить со мной,но так случилось, как в стихотвореньи.Т. е. опять, уже – не по-людски,т. е. как принято. На кухне зреет чайник.Ворона каркает про выгоды свои,но как-то жалобно. И всё не едет всадникна крашеном коне. И ты молчишь.Чай остывает. Наступает утро.Закутанный от холода малышдрожит, как лист и как трава, как будто.Апрель 16 2013 г.

«Перебираю старые газеты…»

Перебираю старые газеты,как письма из уже ушедшей жизни,но, не найдя привычные ответына все вопросы, делаюсь капризней,как в детстве. В пальцах жёлтые страницы —таких же жёлтых – шелестят обычно.И с фотографий, как с витрины, лица —во все глаза. От рюмочки «Столичной»не наступает окончанье света,и жизнь опять идёт с пометкой «срочно»,чтоб не запнуться в старенькой газете,в пустяшных заголовках с многоточьем.Апрель 19 2013 г.

«Жизнь, как в детстве, не делится между вчера и завтра —…»

Жизнь, как в детстве, не делится между вчера и завтра —только сегодня, – и без обещания выжить,т. е. какой-то надежды, и это правда, —даже для тех, кто ошибался триждыи трижды тонул, пытаясь как можно глубжеза ограждения, чтобы опять не сгинутьна мелководьи, где водоросли к тому жеи по ногам – верёвкой, а волны толкают в спину,как конвоир на высылке, сквозь деревья —это когда уже ничего, как в детстве…И продираясь куда-нибудь через время,замечаешь только то, что в руках – в наследство.Апрель 19 2013 г.

«Последнее, что помню об отце —…»

Последнее, что помню об отце —незапертая дверь к нему на кухню.Морщины толстые на заспанном лицеза плотной пеленой – он много курит,не открывая форточку. Теперьон умер, и черты его истёрлись,но до конца незапертая дверьещё осталась… Жаль, чужие втёрлисьв раздел имущества, оставив не уделединственного сына. Как наследникя тоже право на жильё имел,но так случилось, что теперь в переднейчужие тапочки. Как будто никогдаи не было отца в этой квартире.Осталось, впрочем, это ерунда —семь слоников, разбросанные в миремоим старанием, как память о семье,чтоб кто-нибудь, когда-то, где-то вспомнили помянул, возможно, как во сне —фамилия и имя, как запомнил,как довелось услышать в первый раз,при первой встрече – так при первой ходкезапоминают узника рассказправдивый до слезы и не короткийв перечислении. И кто-нибудь утрётещё слезу, как тряпкой пыль со шкафа,что сохраняет, если вдруг припрёт —поверхность и следы, не сыпя на полотходы быта… Ёлочный паркет,наверно, заменили подорожекакой-нибудь доской – но в мире неттакого дерева, чтоб застолбить дорожкив другую даль, где тихо и светло,где тапочки всегда на лучшем месте,где находя прокисшим молоко,не думают о смерти – об отъездекуда-то ненадолго отдохнуть,чтоб после целый год смотреть альбомыи вспоминать по карте длинный путьи впечатления, с какими не знакомыдоселе были. Медленно портретперемещается в другое измеренье,которому пока названья нет,но что-то близкое, почти что – откровенье.И дом стоит, не ведая печальо выбывших, как и о вновь прибывших…Лишь тапочки отца немного жаль —он их любил! И лучше не напишешь.Апрель 20 2013 г.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.