Сверхзадачи

Кроу Алекс

Жанр: Проза прочее  Проза    Автор: Кроу Алекс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сверхзадачи (Кроу Алекс)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сверхзадачи

Я начал писать.

Как-то вдруг.

Неожиданно.

Написав что-то, я показал своё творение приятелю.

– А где сверхзадача? – спросил меня приятель.

Задумавшись об этом странном слове, я пошёл в библиотеку.

Узнав, что такое сверхзадача в творчестве, я долго не мог её

найти.

А когда нашёл, не мог от неё отвязаться.

Везде мне мерещились сверхзадачи.

Сверхзадачи не давали мне покоя.

Сверхзадачи мучили моё воображение.

Сверхзадачи подорвали моё здоровье.

Тогда я поставил цель – уничтожить сверхзадачу.

Но через какое-то время я понял, что цель – уничтожить сверхзадачу – сама становится сверхзадачей. Поняв, что начинаю сходить с ума, я лёг спать.

Мне снилось, что я Геракл.

И я сражаюсь с гидрой.

Гидру звали Сверхзадача.

И как только я отрубал одну из голов, на её месте отрастала новая.

Как только я уничтожал одну сверхзадачу, на её месте возникала новая.

Это продолжалось целую вечность.

Но вдруг!

Неожиданно мне пришла в голову мысль. И я выковал меч абсурда,

кольчугу белиберды и щит дадаизма.

Но тут я упал с кровати, проснулся и забыл, о чём думал.

Чёрная дыра

Лето. Письменный стол. На столе лежит только что выпотрошенная форель. Над ней уже кружат мухи. В комнате двое мужчин. Они негромко беседуют.

– Так Вы утверждаете, уважаемый Георгий Петрович, что не существует чёрных дыр? – спрашивает один из них, полный человек с бородкой.

– Чёрные дыры – это миф! – отвечает второй, длинный и худощавый.

– А я, – говорит полный, – говорю, что они есть! И в подтверждении моих слов могу доказать Вам это!

– Ну-ну, – ухмыльнувшись во весь рот, показывая пару гнилых зубов, начинает издеваться Георгий Петрович, – и каким образом Вы это сделаете?

– А вот, благоволите посмотреть сюда!

Полный человек берёт за хвост только что выпотрошенную форель и с размаху кидает её в стену.

На стене чёрной краской нарисован круг. Форель попадает в центр круга… и… исчезает.

– Вот! – торжествуя, говорит полный. – А вы говорили…

– Постойте, это как? – выпучив глаза, начинает тараторить худощавый, – так ведь не бывает!

– Я вас предупреждал, – улыбается полный. – Людям верить надо.

– Ведь это гениально! – восклицает Георгий Петрович, – вы только что открыли чёрную дыру! Это же Нобелевская, чёрт подери!

– Ну, – скромничает полный, – какая там Нобелевская…

Худощавый подбегает к нарисованному на стене кругу и начинает ощупывать его.

– Что такое? – озабоченно говорит он. – Ничего необычного, круг как круг. Что за фокусы? Где чёрная дыра?

– Никаких фокусов, любезный Григорий Петрович, – отвечает полный. – Если что-то попадает в чёрную дыру, то уже нет никакой возможности вернуть это обратно.

– Так где же дыра! – начиная раздражаться, вспыхивает худощавый. – Это просто стена с нарисованным на ней кругом! Вы что издеваетесь надо мной?!

– Ничуть не издеваюсь, – с улыбкой мартовского кота говорит полный, – чёрной дырой была форель…

Григорий Петрович смотрит на оппонента и выпивает два стакана водки.

Формула красоты

Лето. Письменный стол. На столе стоит кастрюлька. В комнате двое мужчин. Они негромко беседуют.

– Вот, драгоценный Георгий Петрович, – говорит один из них, полный человек с бородкой, – я изобрел формулу красоты.

– Да будет вам, – хмурясь, отмахивается второй, худощавый. – Я после вашей чёрной дыры в себя прийти не могу.

– Клянусь вам, любезнейший! – говорит полный. – Вы же знаете, я никогда не вру!

– Ваши бредни, – раздражённо шипит худощавый, – начинают меня утомлять. Я вам, прекрасный изобретатель, сейчас всю морду набью.

– А вы попробуйте мой эликсир, – сладко улыбаясь, говорит полный, – и всю вашу злобу как рукой снимет.

Полный берёт за ручки кастрюльку и начинает через марлю переливать бесцветную жидкость в стакан.

– Вот, – улыбаясь, говорит он. – Пейте до дна! Пейте и ничего не бойтесь!

Худощавый брезгливо берёт стакан и принюхивается.

– Что это? – гримаса брезгливости падает на его лицо. – Что за вонь? Черт разберёт, чем эта гадость только пахнет! Чего вы туда намешали?

– Я не могу рассказывать про все ингредиенты, – лукаво улыбаясь, говорит полный, – вот сперва опубликую своё изобретение, а уж потом…

– А я пить эту бурду не буду! – взрывается худощавый. – Не буду и всё!

– Ну и кому вы навредите? – насмешливо говорит полный. – Да и бог с вами, не пейте. Только и любви никогда не постигнете.

– А может, её и вовсе нет? – задумчиво говорит Георгий Петрович. – Вовсе нет… любви этой… и красоты тоже… я её не видел.

– Да видели! – радостно говорит полный. – Только забыли! И любовь свою первую и стихи, наверное, в юности писали и страдали.

– Страдал, – задумчиво, глядя в одну точку, говорит худощавый. – Её Викой звали, Виктория… победа. Победила она меня лет так двадцать тому назад.

Он выпивает стакан и продолжает.

– Вот сейчас всё так отчетливо вспомнил. И речку, и скамейку нашу. Мама её нас гоняла, не хотела, чтобы она со мной была. А мы друг другу клятву верности давали. Виктория… Она уже старенькая теперь, наверное. Чем вы мне напоили? Жестокий вы человек!

– — Ничего, – торжествуя, говорит полный. – Это просто смесь водки с дерьмом.

– Что?! – заорал худощавый. – А эликсир?

– Формула красоты, – нравоучительно говорит полный, – не в эликсире, а в качестве ваших воспоминаний и представлений о прекрасном. И ещё добавьте мечтательности и меланхолии, смятения чувств. Ну и вашей прекрасной души! Вот, дорогой мой Георгий Петрович, настоящая формула красоты! Или вы со мной будете спорить?

Худощавый посмотрел на своего оппонента, задумался и спорить не стал.

– Да и я тоже бы не стал. А вы?

Георгий Петрович. А я бог!

Лето. Письменный стол. За столом сидят двое мужчин, полный и худощавый, и тихо беседуют.

– А вы знаете, уважаемый Георгий Петрович, – говорит полный с улыбкой, – вчера вечером, моясь в душе, я понял, почему мне суждено величие. Я четко осознал, что я бог.

– Вы, дорогой мой, – хохочет худощавый, – вчера грибов переесть изволили. Вот вам мозг то и вспучило!

– Ну… – тянет полный, – а хотите, докажу?

– Опять чего-нибудь выкинете эдакое, – говорит худощавый. – Хватит с меня ваших фокусов.

– Помилуйте, мой друг, – говорит полный, – какие фокусы. Вот, извольте взглянуть.

Полный берёт чистый лист бумаги и рисует на нем человечка.

– Вот, благоволите! – довольно говорит он. – Я создал жизнь! Правда, пока в двух измерениях. Ну чем я не бог?

– Да, интересная игра, – соглашается худощавый, – можно в неё поиграть. Если вы бог, то я буду дьявол. Согласны?

– Конечно, конечно, – кивает головой полный, – и что вы собираетесь делать?

– Ну, человечек у вас один, и значит ему грустно. Вот я тут нарисую тоску. Немного дождя, старый, дряхлый, ссутуленный дом и издохший пёс у порога.

– Ага! Ну, а я в свою очередь, – оживляется полный, – нарисую ему любовь. Вот эта красавица очень спасет его от тоски.

– Ну и красавица! – фыркает Георгий Петрович. – Не могли посимпатичнее нарисовать?

– Сойдёт! – машет рукой полный. – И вот у нашего человека есть подруга! Нарисую весёлую свадьбу. А если есть женщина, то есть и дом, и уют, и всё прекрасно. Вот я тут солнышко пририсую.

– Какая карамельная идиллия! – со злостью говорит худощавый. – А болезней не хотите? Нарисую я вам кучу вирусов, заразы всякой и бедности.

– Ничего! У нас же есть любовь! Вот тут будет технический прогресс, пенициллин, антибиотики. А насчет бедности, нарисую я ему хорошую работу с достойной зарплатой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.