Реалии любви

Соколова Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Реалии любви (Соколова Татьяна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Полоса невезения

Закрываясь рукой от порыва холодного ветра, девушка прорывалась к остановке. Куртка на ней была едва застегнута, длинные черные волосы спутались от ветра. Создавалось впечатление, что она не успела их причесать, хотя судя по аккуратно накрашенным глазам с четко очерченными стрелочками в уголках, было понятно, что это не так.

– Вот черт! Как можно так сильно опаздывать?! – мысленно ругала себя Аня.

Девушка поправила и одернула длинную юбку, которая съехала на бок при быстрой ходьбе, накинула на голову капюшон и стала нетерпеливо поглядывать в сторону подъезжающей маршрутки, пытаясь разглядеть ее номер. Из-за снежных заносов весть транспорт двигался очень медленно.

– Какой номер вам нужен? – молодой человек уже давно стоял на остановке.

– Тридцать шестая, спасибо. А то я из-за этого снега ничего не вижу, – девушка прищурилась, выдавая своим жестом плохое зрение, – Сегодня первая лекция с новым преподавателем. Не хочется демонстрировать несерьезное отношение к учебе.

Парень отметил, что она достаточно откровенна с первым встречным. Это было большой редкостью. В последнее время ему все больше везло на жеманных особ или скрытных задумчивых красоток. Он еще раз посмотрел в сторону незнакомки, отметив ее неряшливый и забавный вид. И не смог сдержать улыбку.

– Мне тоже нужна тридцать шестая, уже минут пятнадцать жду, – он напряженно вглядывался на заснеженную дорогу и, увидев желтенькую газель с нужным номером, тут же сообщил, – Кажется наша!

Не говоря ни слова, он взял девушку чуть выше локтя и стал проталкивать к газели, к которой ринулась толпа наглых дамочек, намеренных втиснуться любой ценой.

– Куда вы прете?! – пихала всех своими локтями плотная женщина, по виду напоминавшая типичную продавщицу продуктового магазина.

Отразив очередную острую костную атаку, Дима подхватил Аню и подтянул ее к подножке маршрутки. Как только девушка впрыгнула в газель, водитель нажал на кнопку, и автоматическая дверь пришла в движение.

– Мест больше нет, – пробурчал разъяренный водитель.

Газель заревела и неспешно начала свое движение, унося Аню прочь от неожиданного спасителя.

– А как же…

Аня растерянно смотрела сквозь заснеженное окно, не зная, что сказать и как выразить свое огорчение случившимся. Она не знала имени своего спасителя, не знала, как его отблагодарить, увидит ли она его снова.

– Сядьте вы, наконец! – прикрикнул водитель, глядя на все еще стоящую девушку, – Еще неприятностей из-за вас не хватало.

Девушка резко дернулась по направлению к свободному сидению и услышала звук рвущейся по шву ткани. Нервный водитель так торопился, что защемил ее юбку и даже не заметил этого.

Во время следующей остановки Аня высвободила остатки ткани. Короткая куртка едва прикрывала попу и не могла скрыть ее позора. Разрез начинался прямо с середины бедра. «День не задался», – подумала она.

Остаток пути Аня мечтала только о том, чтобы никто из знакомых не попался ей по дороге. В институте она бы нашла нитки и ножницы и быстро исправила все.

Запыхавшаяся и удрученная обрушившейся на нее неприятностью, она не сразу заметила идущего той же дорогой мужчину, который не сводил с нее любопытных глаз. Она уже собиралась проскочить мимо и обогнать его, но низкий голос и насмешливая интонация заставили ее ненадолго остановиться.

– Это такая молодежная мода?

Мужчина наслаждался зрелищем. В холодную погоду мало кто появлялся на улице в юбке, а тем более с таким шикарным разрезом. Вид длинных ног, обтянутых телесными колготками, возбудил интерес.

– О! – Аня смутилась и попыталась спрятать голый участок тела руками. Но ее ладони были крохотными по сравнению с голыми участками тела. Девушка прижала рукой юбку в порванном месте, не давая ей раскрыться.

– Думаю, все оценят твой оригинальный наряд, и появится мода на несимметричные разрезы, – незнакомец все еще широко улыбался и то и дело бросал взгляд на ее руки, зажимающие юбку.

– Может и так. Только наш новый преподаватель не оценит мое опоздание. Мне надо бежать, – Аня пыталась отделаться от собеседника, его откровенное внимание нервировало, стоять в полусогнутом состоянии, придерживая края порванной юбки, было холодно и неудобно, а драгоценные минуты времени были безвозвратно потеряны.

– Он простит вас, когда увидит, как вы очаровательны, – пообещал мужчина.

Она покачала головой.

– Вы его не знаете, – ответила она незнакомцу и тут же поймала себя на мысли, что тоже не знает преподавателя в лицо.

О нем ходило столько слухов, что девушка давно нарисовала себе его образ во всех красках. Пожилой человек, фанат своего дела, помешанный на карьере и работе до такой степени, что на семью и отношения у него нет времени. Следовательно, ворчливый брюзга, придирающийся по пустякам.

– Все ждут его появления с ужасом. Говорят, он не прощает ни один неровный шов, требует все переделывать и выбрасывает почти готовые изделия в мусорное ведро. Мерзкий и отвратительный старик.

Все время пока Аня говорила, мужчина внимательно слушал. Одна из черных бровей выгибалась дугой в форме вопросительного знака. Упоминание о выброшенных вещах шокировало, а последнее заявление чуть не вызвало громкий хохот. Он сдержался, и уголки его губ только едва заметно приподнялись.

– Что и фотографии преподавателя уже в свободном доступе? – насмешливо спросил он.

Аня подумала, что он ко всему относится с некоторой иронией.

– Фотографий его никто не видел, естественно. Но это и не требуется. И так понятно, что он из себя представляет. Ладно, слишком разболталась. Мне пора. До свидания.

Она преодолела последние метры до двери и юркнула внутрь вслед за какой-то студенткой. Вздохнув, как спортсмен, восстанавливающий дыхание после длительной дистанции, Аня быстро сдала одежду в гардероб, впихнула номерок в сумку и поковыляла к аудитории. Ей приходилось удерживать рукой юбку, а это ограничивало движения. Отсутствие преподавателя вызвало у нее вздох облегчения, она быстро подскочила к девочкам и вместо приветствия попросила:

– Кто-нибудь зашейте мне эту ужасную юбку!

Она собиралась поделиться событиями странного утра, но едва подруги успели вдеть нитку в иголку. В дверях появился тот самый, вызвавший общую шумиху, преподаватель.

От глаз любопытных девушек не ускользнула хорошо начищенная кожаная обувь, отсутствие строгого костюма, седых волос и трости. Мужчина был одет с иголочки. Кожаный ремень в тон ботинкам подчеркивал талию и демонстрировал неавторитетный плоский живот, яркая оранжевая рубашка освежала смуглую кожу и хорошо смотрелась на фоне темных, иссиня черных волос и таких же черных, блестящих, как драгоценный камень, глаз.

Сделав узелок и оторвав остатки нитки от зашитой юбки, Аня так и ахнула. Ей хотелось спрятаться, сползти под парту или накрыться тетрадкой, а лучше вообще провалиться сквозь землю. Что она там только что наговорила преподавателю?

– Здравствуйте, меня зовут Евгений Георгиевич, – представился педагог, и Аня увидела на его лице уже знакомую улыбку и насмешливый взгляд.

Она была близка к обморочному состоянию. Так ошибиться и принять его за студента – старшекурсника с компьютерного дизайна. Она не переставала ругать свой длинный язык и несдержанный характер. Краска стыда заливала ее щеки, а глаза нервно бегали в поисках места, чтобы спрятаться от его пронзительного изучающего взгляда.

Остальные были шокированы не меньше. Преподаватель был божественно привлекателен. Ему бы впору не лекции читать, а позировать для художников и скульпторов. Причем исключительно Аполлоном. Десятки восхищенных взглядов уставились в его сторону, и Евгений Георгиевич легко отыскал среди них одну единственную опущенную вниз голову. Аня сидела вся пунцовая, чувствуя, как горят лицо и уши. Она слышала, как зашушукались однокурсницы, заерзали на своих стульях и стали копаться в сумочках, вынимая зеркальца и собираясь посмотреть, все ли в порядке с их внешностью.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.