Красные соколы

Гончаров Евгений

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красные соколы (Гончаров Евгений)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Золото трех китов

Приключения кладоискателей

Прибытие

14 августа 2015 года в 7 часов 14 минут, точно по расписанию, на 4-ю платформу Харбинского вокзала прибыл поезд из приграничного городка Суйфэньхэ.

Из вагонов на перрон горохом посыпались китайцы: студенты, гостившие у своих деревенских родителей, мелкие предприниматели, приехавшие за товарами на оптовые рынки, всякого рода командированные, отряд военнослужащих НОАК и много другого пестрого китайского люда.

Русских в поезде было немного, из полутора тысяч пассажиров – человек полста. В основном это были туристические группы из Владивостока и те путешественники, кто предпочитает самостоятельное передвижение по Китаю.

Одного из русских пассажиров я постараюсь описать более подробно, и вот почему. Поскольку он не простой турист, а главный герой этой повести, от начала до конца описывающей его приключения в сем китайском городе с русскими корнями.

Роста он был ниже среднего, имел пивной животик, лоб, переходящий в лысину, нос картошкой, пухлые щеки, с выбритым лицом. В небесно-голубых глазах нашего главного персонажа (ну, какой он герой) было выражение такой наивности, что даже кристально честному человеку невольно хотелось обмануть его.

В барсетке на поясе, с которой он не расставался и во время сна, лежал российский заграничный паспорт не имя Георгия Бычкова, 35-ти лет от роду, с туристической визой. Там же была вся его наличность – 1000 юаней.

Жора, так звали Бычкова не по паспорту, несмотря на свою внешность чистопробного лоха, был прожженным авантюристом. В Харбин он приехал, как сказал в романе «12 стульев» Ипполит Матвеевич Воробьянинов, по личному делу. Намек на известное произведение И. Ильфа и Е. Петрова, скажу вам сразу, дорогие мои читатели, здесь не случаен. Георгий Бычков приехал в Харбин в поисках сокровищ.

Как только Жора взял свою сумку из тамбура вагона и поставил на бетон перрона, в ее ручки тут же вцепился намертво какой-то тщедушный китаец.

– Длуга, я буду помогать! – залопотал он на ломаном русском языке.

– Не надо, я сам! – возразил ему Бычков. – Денег нет!

– Не долого! – всего тли юаня, – успокоил его энтузиаст-носильщик.

– Хрен с тобой, тащи, – разрешил Жора, снимая с вагона еще одну свою поклажу – чемодан на колесиках.

Выйдя из вокзала, они оказались на большой площади, полной харбинского народа. Ближе к выходу из вокзала стояли китайцы с написанными на картонках именами и фамилиями тех, кого они встречали. Георгия Бычкова здесь, конечно, никто не ждал.

– На такси надо? – спросил у Жоры помогайка.

– Сам поймаю, – ответил тот. – Вот тебе три юаня, и – прощай!

– Длуга, ты доблый! Я пловожу до такси бесплатно.

Когда они подошли к стоянке такси, навстречу к ним тут же устремился водитель автомобиля, стоявшего первым в очереди. Он довольно сносно заговорил по-русски:

– Куда поедем? – спросил он, загружая поклажу русского гостя в багажник.

– Давай в какую-нибудь гостиницу – для начала надо где-то остановиться, – сказал Бычков.

– Приехал надолго? – полюбопытствовал таксист.

– На месяц, – ответил Жора.

– Зачем гостиница – сними сразу квартиру. Я знаю, кто сдает, – зачастил скороговоркой таксист.

– Небось, квартира где-нибудь у черта на куличках? – усомнился седок.

– В центре – район Наньган, – возразил извозчик.

– Хозяин за аренду три шкуры сдерет? – предположил гость города.

– Одной хватит, – ответил таксист, не понявший тонкости русского языка.

– Тогда, вези.

Квартира-студия оказалась в новостройке на улице Гогэлидацзе за речкой Мацзягоу – и в ней еще никто не жил. Хозяин был сговорчив, и снизил начальную цену месячной аренды с 5000 до 3000 юаней, а с предоплатой за полгода вышло и того меньше – 2500 юаней.

– Можно, я через неделю деньги отдам? – спросил Жора, удивляясь своему нахальству.

– Хао (хорошо), – легко согласился фаньдун (хозяин квартиры).

Они без проволочек подписали договор аренды, после чего пошли в полицейский участок, чтобы зарегистрировать постояльца.

Процедура заняла четверть часа, и гражданин России Георгий Бычков был прописан по месту жительства на арендованной квартире.

Тремя днями раньше

Когда вы видите во владивостокских магазинах американский, европейский, японский, тайваньский или южнокорейский товар с соответствующей этикеткой Made in …, всегда вспоминайте слова незабвенного Козьмы Пруткова: «Если на клетке слона прочтешь надпись: буйвол, – не верь глазам своим». Все это сделано на китайских фабриках руками китайских рабочих. Представьте, во сколько обойдется доставка в Россию товаров из этих стран и растаможка по-белому. Кому это надо? Рядом – Китай с его неограниченными товарными ресурсами.

Жителю Владивостока в Китай съездить – все одно, что к теще на блины в деревню. Поэтому здесь китайскими товарами не торгует только глупый и ленивый.

Вот как проходит поездка владивостокского предпринимателя в сопредельное государство. Утром он налегке садится в автобус, следующий до приграничного китайского городка Суйфэньхэ. Днем затаривается там необходимыми товарами, уже приготовленными под заказ партнерами-китайцами. Вечером отдыхает в SPA-центре, с переходом в ресторан. Затем ночует в приличной гостинице с девушкой неприличного поведения, китаянкой или русской. На следующий день – домой. На все про все у него уходит меньше двух суток.

Такой турист выходных дней возвращается с 50-килограммовой сумкой, набитой беспошлинным грузом. А если полцентнера товаров ему мало, он везет с собой несколько помогаек – еще по 50 кг товаров на каждого.

Есть во Владивостоке огромный торговый центр «Три кита». Говорят, это многоэтажное здание и торговые ряды в нем принадлежат трем китайским бизнесменам. Они сначала так и хотели назвать свое предприятие: «Три китайца». Но наши власти их отговорили – сказали, что такая вывеска будет вызывать раздражение у патриотически настроенного и бедного русского населения. Так и получилось компромиссное название: «Три кита».

У Бычкова в «Трех китах» отдел электроники – ноутбуки, айфоны, смартфоны и прочие гаджеты. Жора окончил Восточный институт по специальности «переводчик китайского языка». Работал в туристической компании, переводчиком-консультантом в коммерческой фирме. Когда надоело пахать за гроши на дядю, пустился в свободное плаванье предпринимательства. Сначала ездил челноком в Китай за товаром, стоял у лотка на вещевом рынке, потом открыл свой отдел. Последние десять лет его китайский бизнес, образно говоря, стоял на «Трех китах», и он не знал горя и нужды. И ковать бы ему дальше по-тихому свое благосостояние, но черт его дернул, встрять в одну рискованную сделку.

Один делец предложил Жоре вступить с ним в долю. Казалось, дело было верное. Новый партнер по бизнесу предлагал заняться поставками в Китай трепанга – это такой морской обитатель, внешне чем-то напоминающий огурец. Сей морепродукт является деликатесом в китайской кухне и, к тому же, целебным продуктом. Схема предлагалась простая: трепанг закупается в приморских поселках, а затем перепродается китайцам в три раза дороже. Проблема была лишь в том, что отлов краснокнижного «морского огурца» у нас запрещен, стало быть, через российскую таможню его не пропустят. Но новый партнер обещал, что у него на границе все схвачено. Бычков у него же 10 тысяч долларов занял – вошел в долю.

Но груз «морского огурца» на таможне арестовали – случилась внеплановая московская проверка. И Жора вместо барышей оказался по уши в долгах. А тут еще пиндосы подложили нам свинью, освоив добычу сланцевой нефти, в результате чего рубль обесценился в два раза. Китайская цифровая техника в рублях тоже подорожала на сто процентов – и Жорина торговля встала колом. Соответственно, вырос двукратно и его долг, поскольку он имел неосторожность взять у партнера ссуду в долларах.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.