Жан-Николя Стофле. Герои Вандеи

Шурыгин Виталий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жан-Николя Стофле. Герои Вандеи (Шурыгин Виталий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Я продолжаю свой рассказ о героях Вандеи. На этот раз речь пойдет о Жане Николя Стофле, который удостоился аж целого абзаца, в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (т. ХХХIа, с. 712—713). И это всё! Всё что о нем мог узнать русскоязычный читатель, не знающий иностранных языков (статья в Викпедии не намного больше).

Именно он возглавил после смерти Анри де Лярошжаклена, возрожденную партизанскую Королевскую и Католическую Армию, продолжая борьбу с Французской республикой, R'epublique francaise за Веру и Свободу, за Старый Порядок, за малолетнего Людовика XVII томящегося в Тампле.

Сразу подчеркну, я пишу Жан Николя Стофле (Jean Nicolas Stofflet) вместо принятого Жан Никола Стоффле, именно так произносят французы, и двойное «ф», существует только на письме, в силу специфичности французской орфографии.

Родился Жан Николя 5 февраля 1753 года в семье мельника в маленьком городке Батлемон-Ле-Боже в окрестностях Люневиля, что в Лотарингии. Марин Томас Стофле и Барбар Мезьё были несказанно рады рождению третьего сына. Это была благочестивая католическая семья, имевшая немецкие корни. Прадед героя, Джон Стофле, прибыл в Лотарингию, в конце семнадцатого века, из протестантской Германии, где шли гонения на католиков (как в свою очередь подобные гонения были на протестантов гугенотов во Франции).

Отец маленького Жана любил в часы досуга читать книги и охотно рассказывал своим детям всевозможные истории, помимо прочего он учил детей городка чтению, письму и счету.

Однако профессия мельника, как и школьного учителя не прельщала Жана Николя. С детства он грезил об армии. И этому способствовало расположение гарнизона в Люневиле куда он ездил с отцом на ярмарку. Яркие красочные мундиры солдат и офицеров, их выправка…

– Решено, когда вырасту, буду солдатом.

Стоит отметить, что призыва в Армию в Королевской Франции в нашем понимании не было. Служба была добровольной, как сейчас говорят «по контакту» или на «контрактной основе», и даже больше, человек сам выбирал место своей службы (и по окончании контракта мог спокойно вернуться домой)!

Конечно в Париж, в мушкетерский полк, попадет не каждый, но в провинциальный гарнизон, с этим нет никаких проблем. И в возрасте семнадцать лет, Жан Николя Стофле зачислен, 10 ноября 1770 года, в пехотный Лотарингский полк. Пройдя обучение, проявив при этом достойное прилежание и старание, он 16 августа 1773 года, становится гренадером. Гренадеры – это элита пехоты (или кавалерии), высокого роста, они вооружены ручными гранатами «гренадами». Гренадой называли тяжелый полый внутри чугунный шар наполненный порохом, с фитилем. Что бы их кидать, нужно было обладать достаточной физической силой и сноровкой (да к тому же у гренадера была не одна граната, а несколько). Нужно было подойти к вражеским укреплениям, поджечь фитиль гранаты, выждать определенное время, что бы противник, не смог перебросить гранату обратно, и далеко и точно метнуть гранату в противника. И это всё надо было сделать под непрерывным огнем противника! Так что не каждый мог тогда стать гренадером.

Прослужив до 10 ноября 1778 года, Жан Николя выходит в отставку по окончанию контракта и возвращается домой. Старшие офицеры, отлично знавшие Стофле, предлагают ему место егеря. И он принимает участие в охотах графа Кольбера де Моливрие и маркиза Лярошжаклена (отца знаменитого Анри), но жизнь штатского, пусть даже и с ружьем, не устраивала Жана Николя и 15 октября 1779 года он опять возобновляет армейский контракт.

Четыре года спустя, 10 ноября 1784 года, он получает звание «сержанта-инструктора» (le caporal instructeur) или капрала (слово происходит от итальянского caporale-командир) выполняющего обязанности командира отделения и обучающего солдат «военной науке».

Граф Кольбер де Моливрие поручил воспитание своих детей сестре Стофле «девице красивой и целомудренной», и по её просьбе, попросил полковника Мортемара, непосредственного начальника Жана Николя, дать ему отставку, которая и последовала 16 сентября 1787 года. С этого времени Жан Николя Стофле поселяется в лесах Моливрие для их охраны.

Моливрие, расположен в двух лье от Шоле, в самом центре Бокажа в сердце Вандеи. Его окрестности, леса Моливрие и Везина которые Стофле знал, как свои пять пальцев, станут потом центром дислокации будущей партизанской Королевской и Католической Армии. В каждом доме там висело ружье над камином, и каждый мужчина был великолепным охотником. Стофле же заслужил репутацию самого отважного охотника кантона и пользовался безоговорочным авторитетом у местных жителей. Одевался он всегда по армейской моде, носил косицу принятую в королевской армии (большинство вандейцев предпочитали свободно развивающиеся длинные волосы). В подчинении у него была целая команда егерей. А когда родился сын графа Кольбера, он организовал даже целый военный праздник в виде имитации сражения, с участием двух команд из местных жителей.

И вот наступил 1789 год. Стоит отметить, что благодаря патриархальным нравам и удаленности департамента Вандея от Парижа, революция была поначалу воспринята как эдакая цепь реформ, направленная на укрепление государства (аналог нашей «перестройки»), которая не несет ничего антихристианского и антимонархического.

Свобода слова, печати, свобода гражданская и политическая, равенство всех перед законом, равное налогообложение, и при этом за католичеством сохранен статус государственной религии, а во главе государства – Король! Что здесь плохого?!

В своих наказах к Учредительному Собранию (,Assembl'ee constituante de 1789), крестьяне пишут об улучшении материального положения приходских священников (кюре) и их допущения в местные органы самоуправления! Где тут гонения на религию?!

Но как говориться, – «благими намерениями выложена дорога в ад». «Ломать, не строить», горе —реформаторы, уничтожив старые слаженные механизмы работы государственной машины, не могли построить новые, революционные. Лучше всего это описано в работе Ипполита Тэна «Происхождение современной Франции», том второй, «Анархия». Хоть она и была издана до 1917 года, но достать печатное издание можно, да и находится она в свободном доступе в интернете. К ней я и отсылаю заинтересованного читателя.

А то что было построено, нуждалось в «смазке» для эффективной работы; этой «смазкой» и была кровь человеческая, а механизм поддержания порядка – «террор».

2 ноября 1789 года Национальным Собранием было национализировано церковное имущество, но при этом государство брало на себя обязанности по обеспечению расходов по отправлению культа, содержанию причта и вспомоществованию бедных.

Декретом от 19 февраля 1790 года Собрание запретило уход в монастырь, запретило все монашеские ордена и конгрегации.

27 марта 1790 года Римский Папа выступил против церковной политики Национального Собрания. В ответ Собрание приняло 12 июля 1790 года «гражданскую конституцию духовенства».

27 ноября 1790 года была выработана форма присяги, которую должны были приносить все духовные лица, присяги на верность и повиновение гражданской конституции.

Отсюда пошел раскол в французской католической церкви. Многие священники отказались присягать конституции. Тем самым поставив себя вне закона. Они были изгоняемы с приходов и лишались государственного жалования, которое им было положено по декрету от 29 ноября 1791 года.

Закон от 27 ноября 1790 года говорить о необходимости преследования «как нарушителей общественного порядка» не присягнувших священников. Постановление от 19 июня 1791 годы уже обязывало под страхом отставки и суда общественным обвинителям преследовать не присягнувших священников! И «не присягнувшие» служили мессу в лесу, тайком, как первые христиане. Население, как правило, привязанное к старым священникам, обращалось только к ним, ходило на тайные мессы и не признавало «обновленцев», священников принесших присягу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.