Украшение для женщины

Казакова Татьяна Алексеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Украшение для женщины (Казакова Татьяна)Серия ироничных детективовКнига четвертая

С тех пор, как мамуля стала встречаться с Ильей Алексеевичем, она заметно повеселела, похорошела и помолодела. Стала усиленно интересоваться модой, ходила по магазинам, салонам красоты и регулярно посещала фитнес-клуб. Илья Алексеевич тоже как-то посвежел, похудел и, самое главное, перестал болеть. На мамулю смотрел влюбленными глазами и неожиданно оказался до абсурда ревнивым. Их отношения, вопреки бабушкиным ожиданиям, не развивались так стремительно, как ей хотелось бы, но, безусловно, они были близки. Однако, ночуя у нас, «соблюдали приличия» – спали раздельно, мамусик у себя в комнате, а Илья Алексеевич – в домике для гостей. Когда я поинтересовалась, почему они не живут вместе, мамуля ответила.

– Понимаешь, когда мы живем раздельно – это как стадия ухаживания. Нет никаких обязанностей, мы свободны. Не ведем совместное хозяйство, не сидим по вечерам у телевизора, а ходим развлекаться. Илья ухаживает очень красиво, знакомит с интересными людьми, дарит подарки, ну ты сама все видишь. Мне такие отношения нравятся гораздо больше.

Конечно, мамуля права – мне тоже такие отношения нравятся больше. Зачем я торопилась замуж? Непонятно. С другой стороны, если бы не торопилась, Саша мог бы и раздумать. Между прочим, надо напомнить мамуле, чтобы не затягивала – рядом молодые и длинноногие, а Илья Алексеевич, хоть и в возрасте, но очень представительный мужчина и к тому же положение занимает высокое. Профукает жениха, потом локти кусать будет. Как говорит Люся: «Очередь за ней не стоит». Вообще очередь ни за кем не стоит. Почему так несправедливо? Вот было бы классно – выйдешь на улицу, а там очередь поклонников. Выбирай любого! Собственно, к чему это я? У меня замечательный муж – многие завидуют, и очередь мне не нужна.

Про Раймондо мамуля не вспоминала. Недавно он звонил нам домой, поэтому я слышала весь разговор. Мамуля не обмерла, как прежде, а была очень выдержана и спокойна. В конце пожелала ему всего хорошего, а когда он попросил разрешения приехать, она засмеялась, и смех прозвучал как-то обидно и мстительно. Ну что ж, значит, с Раймондо покончено.

– Знаешь, у меня появился стимул к самовыражению, – как-то заявила мамуля.

– Это как? – Удивилась я.

– Я начала писать роман, точнее детектив, – она засмущалась и потупила глазки, а я просто обалдела. Представляю, что это будет, но вслух идею одобрила и купила ей ноутбук – пусть самовыражается. Но к ноутбуку мамуля пока не притронулась, сказала, что пишет ручкой, так быстрее – А то у меня столько мыслей накопилось, пока буду компьютер осваивать, все позабуду.

– Пиши, мамусик ручкой, я потом Лариску попрошу, она слепым методом в два счета все напечатает.

В выходной она и Илья Алексеевич приехали к нам на обед. Были также и Люся с Леней и Нинка с Левочкой. В холле я повесила наши фотографии с Нового Года и с карнавала. Они еще не видели, пусть полюбуются и посмеются. И хотя события на карнавале были трагическими, каждый раз, проходя мимо, я хохотала над Левочкой. В белом балахончике с помпоном вместо хвоста и длинными ушками он выглядел так уморительно, что просто невозможно было удержаться. Как я и предполагала, гости столпились у фотографий и, конечно, смеялись над зайчиком. Сам же он был невозмутим, посмотрел на фото, фыркнул и заметил, что он вышел лучше всех.

– Кстати, Абрам, ты обещала премию за лучший костюм, я так понимаю, премия моя. Где она?

Вот черт, ну и память. Выручил Саша, он прошел в кабинет и достал какую-то допотопную книгу. Вручил ее торжественно Левочке, тот взглянул на обложку, пролистал и даже подпрыгнул от восторга. Оказалось эта книга по кулинарии 1911 года.

За обедом во время разговора Люся за чем-то обратилась к мамуле. Та не откликнулась, а сидела с мечтательным выражением.

– А? Ты что-то сказала? – Встрепенулась она.

– Все мечтаешь? – Люся с насмешкой смотрела на нее.

– Да нет, просто задумалась. Мне как-то не симпатичен Олег, – и, тяжело вздохнув, добавила – видимо, придется его убить.

Все уставились на мамулю. У Ольги Андреевны от удивления брови поползли вверх.

– Алка! Ты что, сбрендила? О каком убийстве идет речь?

– Помнишь, я говорила тебе про Олега.

– Согласна, довольно неприятный тип.

– Но убивать как-то не хочется. Может, так как-нибудь попугать или понарошку.

За столом все замолчали, прислушиваясь к диалогу.

– Нет, так не пойдет. Если решила – убивай. Знаешь, я даже могу подсказать тебе способ, – оживилась Люся.

– Какой?

– Отрави его, лучше мышьяком. Или утопи в ванной. Тоже неплохо.

– Ой, нет, только не утопленники. – Мамуля передернула плечами.

– Кто это Олег? – Не выдержал Илья Алексеевич. Он отложил вилку и ждал разъяснений. Я уже стала понимать, в чем дело и давилась от смеха. Люся громко хмыкнула.

– Я что-то пропустил? – Продолжал Илья Алексеевич.

– Олег – это важный чиновник, – объяснила Люся.

– Я его знаю? – Илья Алексеевич сурово смотрел на мамулю, а она безмятежно улыбалась.

– Нет, дорогой, я пока не буду тебя с ним знакомить.

Похоже, у Ильи Алексеевича аппетит пропал надолго. Если сейчас все не объяснить, они поссорятся. Но тут влез Левочка

– Я не понял, Алла, за что ты хочешь убить этого Олега?

– Да в том-то и дело, что не хочу, а придется.

– Ну и ну, я не знал, что ты такая кровожадная. Между прочим, Абрам, сациви сегодня просто бесподобное.

Илья Алексеевич с грохотом отодвинул стул и вышел из-за стола. Мамуля с удивлением посмотрела ему вслед, но продолжала сидеть с весьма задумчивым видом.

– Илья! – Не выдержал Саша. – Это же персонаж из романа. Ты что не понял?

Тот резко повернулся и непонимающе уставился на мамулю. Та захлопала глазами

– Ну да. А ты, что подумал? Просто я не хотела пока говорить, пока не закончу.

– Аллочка, ты пишешь роман? – Илья Алексеевич под громкий хохот вернулся на свое место за столом.

– Да. Ты же не хотел, чтобы я занималась переводами. Мне стало скучно сидеть просто так дома.

– Мамуля решила самовыражаться, – пояснила я, а мамусик кивнула в подтверждение головой.

– Чем же провинился бедный Олег, что его надо непременно убить?

– Потому что он отрицательный герой, и потом это же детектив, надо же кого-нибудь убить.

– Я должен обязательно почитать.

– Конечно, я для этого и пишу. Мне надо еще проконсультироваться с тобой по одному вопросу. – И она стала что-то тихо спрашивать у него. При этом он почему-то все косился в мою сторону.

После обеда мужчины ушли в бильярдную, а мы сидели у камина и болтали о своем, о девичьем. В это время зазвонил мой сотовый. Оказалось, это звонил Филя, двоюродный брат мамули и Люси.

– Я так понимаю, все семейство в сборе? – После приветствия спросил он. Я ответила утвердительно.

– Тогда приглашаю всю вашу компанию к себе на юбилей.

Он назвал ресторан, дату и время. Отлично, сходим, повеселимся, повстречаемся с родней.

– Кстати, сколько ему лет? – Поинтересовалась у окружающих, когда закончила разговор.

– Он вроде Алкин ровесник или моложе. Алл! Тебе сколько? – Это зря спросила Люся. Мамуля заерзала и моментально придумала какую-то причину, чтобы улизнуть. После ее ухода Люся задумчиво произнесла – Все-таки я балда. Ну что я ей все время наступаю на больную мозоль? Ведь прекрасно знаю, насколько сама ее старше. Ну, хочется ей делать из этого тайну, и на здоровье.

– В конце концов, это право каждой женщины, – подала голос бабушка. – Мне с некоторых пор тоже неприятно вспоминать свой возраст. А давайте поиграем в карты, как в прошлый раз.

В прошлый раз мы играли в девятку на деньги. Ставили понемногу, а выигрыш получился приличный. У меня. Все еще шутили, что им в любви везет, а я занервничала. Что же это получается, мне, значит, не везет? И Сашины командировки стали более длительными. Не буду играть, вдруг опять выиграю? Но меня уговорили. И как назло, я опять стала выигрывать. Нет, с этим надо что-то делать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.