Формула удачи

Буйвидас Виктор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Формула удачи (Буйвидас Виктор)

Как я умер

Раньше, в бурной молодости, я очень любил выпить. По этой причине от меня ушла жена. Короче, я жил вдвоем с глуховатой пожилой матерью в трехкомнатной квартире. Да, зовут меня Виктор. Хоть и неудобно расписывать такое некрасивое событие, но в тридцать лет с каждым может случиться.

Однажды после работы я сильно назюзюкался с друзьями. Домой пришел на автопилоте. Мать смотрела в гостиной телевизор. Звук на всю катушку. Я тихо прокрался в свою комнату, поднял диванное сидение, чтобы достать постельные принадлежности… Но тут последние силы меня покинули — я упал кулем в диванные недра, а сидение надо мной опустилось. Роста я среднего, короче, прекрасно уместился в диванной коробке и крепко заснул.

Мама, посмотрев кино по телику, заглянула в мою комнату. Никого. Решила, что ее Витя где-то загулял. Она закрыла на замок входную дверь и легла на кровати в спальне. В квартире воцарилась мертвая тишина.

В два часа ночи я проснулся от страшной жажды. Голова раскалывалась, все тело болело, ногу свела судорога и хотелось в туалет. Я открыл глаза — темно. «Где я? — спросил я сам у себя. — Надо срочно опохмелиться, или сдохну!»

Я оперся руками о твердое ложе и попытался сесть. Бах! — ударился лбом о фанеру. «Что за черт?!»

Я обследовал треморными ладонями окружающее пространство. Сверху крышка, по бокам — доски… «Господи! Да я в гробу! — Мои глаза полезли из орбит от ужаса. — Где-то нажрался, отрубился, и меня по ошибке похоронили живьем!..»

— Нет! Выпустите меня!! Я живой!!! — Я заорал в панике и принялся колотить конечностями в верх ящика… Однако тугая на ухо мама ничего не услышала. Ее безмятежный сон мог нарушить только орудийный салют, произведенный прямо в спальне.

Обессилев, я горько заплакал в своем «гробу». «Какой страшный конец! — причитал я. — Закопали живьем в тридцать лет!»

Однако, наревевшись, я все-таки взял себя в руки. «Так, может еще не все потеряно? — Во мне шевельнулась слабая надежда. — Сам Сашкин гробешник забивал. Крышку чуть гвоздями прихватил и все… И земля, может, рыхлая — закапывают-то пьяные лентяи абы как, сильно не трамбуют… Ведь если сам не вылезу — амба! Кранты на хрен!!!»

Я собрал в кучу последние силы, напрягся, уперся ногами и руками в «крышку» и надавил по-штангистски!.. Тяжелое сидение дивана приподнялось… Я ринулся в светлую щель, как пробка из шампанского!..

Больно ободрав спину, я вывалился из деревянного заключения на паркетный пол.

— А-А-А!!! — Совершенно дикий, душераздирающий крик вырвался из моей травмированной водкой груди.

— Спасите!! Спасите меня!!! Я не умер! Я живой!!!

Мозги лихорадочно сканировали окружающее мутное НЕЧТО. Никакого грязного грунта рядом не ощутилось. Я почему-то врубился: это же морг…

Вой раненого медведя, сравнимый по децибелам с атомным взрывом, разбудил не только мать, но и соседей…

Заполошная мать прибежала на зов, включила свет.

— Витечка, что с тобой?!

Она была в моем поле зрения в тумане. Но я перестал кататься по полу, уставился на родительницу стеклянным безумным взором… Налетела откуда ни возьмись тошнота, противно замутило. Я, отгоняя руками всю эту гадость, подумал, что встретился с мамой в солнечном раю!..

— Ты тоже умерла? — Я спросил с надрывом и снова заплакал.

Ну, мать, конечно, бросилась к своему чаду, стала гладить меня по голове, крепко прижала к себе, как в детстве, и часто заверещала, утешая:

— Никто не умер, сыночек! Все мы живы! Это тебе плохой сон приснился. Ну погляди, это же твоя комната. Узнаешь?

Потихоньку ко мне вернулось самообладание. Я подполз к тюремному дивану, ощупал его и наконец-то «прозрел» — сообразил, в каком «гробу» ночевал…

Ну, выпил я, конечно, двести грамм с лимоном. И поклялся завязать… С тех пор прошло много лет. После того ночного кошмара не пью. Ну, пиво иногда позволяю с корешами. Счастливая жена мигом припорхнула в мои объятья, родила наследника. В общем, жизнь наладилась…

Итальянский синдром

Несколько любопытных первоапрельских розыгрышей вошли в мировую историю наряду с биографиями монархов и описаниями пунических войн.

Так в одной итальянской газете 1 апреля была напечатана заметка о садах спагетти, открывшихся в местечке Мачипороне. В статье так подробно и живописно описывалась процедура сбора бесплатных макарон с деревьев счастливыми рабочими и ткачихами, что в сонный провинциальный городок ринулись сотни любителей поесть на халяву.

В Англии популярный телеведущий утреннего ток-шоу убедил зрителей, что сегодня пятница, а не суббота, и тысячи одураченных граждан поехали в метро на работу.

В Аргентине по радио было сообщено о великом научном эксперименте. Дескать, наши биологи скрестили курицу и шимпанзе. В результате несколько курпанзе снесли пятнадцать огромных яиц, которые выставлены в орнитологическом музее в Буэнос-Айресе. Любознательный народ так бурно атаковал место необычной выставки, что многих арестовала полиция.

В Португалии 1-го апреля спортивная газета выдала сенсацию: «Сборная Ирана снята с чемпионата мира по футболу по техническим причинам. Благодаря этому решению ФИФА в финальную часть прошла наша команда!» Обезумевшие от радости фанаты три дня бегали по улицам Лиссабона с национальными флагами.

Известный мне первоапрельский розыгрыш из владикавказской действительности тоже довольно интересен. Итак, жила-была красивая девушка Лена на улице Мамсурова. Она помешалась на итальянском «сапоге» и поставила перед собой цель выйти замуж обязательно за макаронника. Она смотрела фильмы с Мастрояни и Стефанией Сандрелли, Альберто Сорди и Челентано, факультативно учила итальянский язык и ела исключительно спагетти в томатном соусе.

Еще Лена была студенткой филфака университета и очень нравилась Славику, студенту сельхозакадемии и заядлому кавээнщику. Друзья ему оперативно объяснили: «Выбрось ее из головы — осетину ловить тут нечего!»

— Нет проблем! — принял вызов находчивый парень. — Представьте меня ей как итальянца, поступившего в наш мединститут. Сегодня 1 апреля, если проколюсь, скажу, что пошутил.

Кореша так и сделали. Лена чуть не умерла от счастья. Еще бы! Она ломала голову над тем, как ей раздобыть достаточно «зеленых», чтобы отправиться на Аппенинский полуостров по турпутевке, а тут вожделенный итальянец сам прибыл к ней во Владик!

Она спросила у Славика на чистом римском диалекте, откуда он приехал и какие у него жизненные планы? На что кавээнщик уверенно залопотал:

— Перке? Бене куатро энцо онданте. Вы, Лена, говорить на древний язык, я с трудом понимать. В Италия давно все другой. Давайте говорить русский. Мне надо тренировайся.

Так была решена языковая проблема. В остальном Славик был полным миланцем: брюнет, загорелый, все вещи импортные. Назвался он в запарке Андреа Боччолли. Однако Лена еще не добралась до изучения имен оперных теноров и проглотила грубую ложь, как любимую макаронину.

И все было у них волшебно и прекрасно. Лже-Андреа гулял с Леной по парку, она кормила его дома итальянскими трубками. Они уже стали обниматься и целоваться…

Но однажды на проспекте пылко влюбленная парочка столкнулась с двоюродным братом Славика Казбеком. Он не был в курсе кардинальной перемены в имидже родственника и радостно заорал на всю пешеходную магистраль:

— Славик! Привет! Куда пропал? А это твоя невеста? Знакомь скорей, и пошли в кафе — приглашаю!

Лена резко выдернула свою руку из ладони спутника и, побледнев от негодования, спросила:

— Что это значит? Почему он назвал тебя Славиком?

Парень растерялся. Зато встрял развеселый Казбек:

— А как я еще должен называть своего брата? Славик, что она говорит? Я ничего не понимаю!

— Каз, я потом все объясню, — наконец к Славику вернулся дар речи. — Лена, извини, я не итальянец. Я пошел на этот обман, чтобы ты меня сразу не отфутболила.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.