Сёрф-сказки. О воде, людях и сёрфинге

Замеховский-Мегалокарди Никита

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сёрф-сказки. О воде, людях и сёрфинге (Замеховский-Мегалокарди Никита)

Рисунки Глеба Солнцева.

В оформлении обложки и книги использованы отпечатки в технике гуммиарабик. Автор Павел Зюмкин, печатник Мария Карамаджонги.

При поддержке

Издательской программы Фонда «ОЛО» (Москва – о. Бали)

Русской школы сёрфинга Surf Discovery (о. Бали)

* * *

Автор книги благодарит за поддержку и помощь в её издании Алексея Лукина

Введение

Дары Мауи

История и мифология сёрфинга

Мауи-Тики-Тики родился недоношенным. Его мать, Таранга, запеленав его в собственные волосы, положила дитя на океанские волны. Океан качал Мауи, Океан вырастил из Мауи хитреца, и хитрец, сделав волшебный крючок из челюсти своей бабушки, похитил у Океана, вытащив на поверхность, рыбу-землю. С тех пор Океан, силясь вернуть её в свои пучины, накатывает ей на спину волны – демонов страха Аремата-Роруа и Аремата-Попоа. Но Мауи нашёл способ доказать своё превосходство над страхом, сделав из дерева вили-вили оло (алаэ) – доску для катания на волнах. Он обучил искусству скольжения по гребням и человека. И вот люди качаются в волнах, напоминая себе и богам о том, что каждый достоин занять своё место в великой картине мироздания.

Предположительно сёрфинг появился от 1500 до 3000 лет назад. Помимо Полинезии был развит на атлантическом побережье Африки, в районах Сенегала, Берега Слоновой Кости и Ганы, на побережьях Перу. Там были найдены артефакты и традиции, которые могли бы быть связаны с сёрфингом в его утилитарной форме; но в понимании, близком к сегодняшнему, сёрфинг является детищем Полинезии, в частности Гавайских островов.

Первое письменное упоминание о сёрфинге европейцами сделано в 1779 году членом экспедиции уже погибшего к тому моменту капитана Джеймса Кука. В документе описывается скольжение на волнах, и очевидец отмечает, что гавайские туземцы проделывают это исключительно из любви к искусству. Но вернёмся к Хитрецу Мауи.

Первый сёрфинг осуществлялся на огромных досках стоя. Доска управлялась веслом, которое называлось «таиаха», это был гибрид весла и оружия, кромка его лопасти усаживалась акульими зубами. Наиболее вероятно, что эти плоты использовались для перемещения между островами и охоты на воде.

Как у всех островитян, у гавайцев особые взаимоотношения с океаном. Он, окружающий такую беззащитную землю, персонифицирует для жителей острова вселенную и является источником как жизни, так и смерти. Нет ничего удивительного в том, что у этого народа, как и у всех жителей побережий, взаимодействие с водой приобретает культурно-обрядовое и метафизическое значение – океан угрожает земле, окружая её неизвестностью, таящейся в его недрах. Человеку приходится преодолевать этот метафизический страх, чтобы жить.

По мнению автора этой книги, сёрфинг представлял собой, да и представляет на сегодняшний день собой не просто атлетическую, а психофизическую дисциплину.

Нет чётко зафиксированного момента, когда сёрфинг превратился в спорт, но известно, что в XV веке короли, королевы и рядовые жители Сандвичевых островов превосходно владели спортом «хе-еналу», или скольжением по волнам. На старогавайском «хе-е» значит «изменяться из твёрдой формы в жидкую», а «налу» переводится как «движение волн прибоя».

Гавайи управлялись кодексом Капу (рядом табу), который регулировал почти все сферы деятельности островитян: где есть, как выращивать еду, как предсказать погоду, построить каноэ, сделать сёрф-борд, предсказать, когда будет хороший сёрф, или упросить Бога сделать его хорошим. Гавайское общество четко подразделялось на правящий класс и плебс, и эти табу распространялись и на зоны сёрфа.

Сёрферы из высшего сословия зарабатывали себе репутацию умением кататься. У них были свои собственные священники, шейперы, древесина и пляжи, где избранное меньшинство могло кататься вместе с равными. Никто не смел посягнуть на их волну под страхом наказания или даже смерти. Существует легенда о том, что первый представитель королевской династии Камехамеха удостоился королевского титула потому, что дерзнул нарушить табу, выйти на волну с принцем крови и прокатился лучше него. И жрецы решили, что он достойнее прежнего претендента на престол.

К тому моменту, когда капитан Кук высадился на Гавайях, сёрфинг был укоренён в многовековой гавайской культуре. Существовали места, названные в память легендарных сёрф-событий. Кахуна (эксперты) пели особые гимны, чтобы «окрестить» сёрф-борд, «поднять» его и придать смелости мужчинам и женщинам, которые выходили на большую волну. До появления хаоле – белых людей – у гавайцев не было письменности, так что их генеалогия и история сохранялись в песнях и гимнах. Существовали легенды о любовных союзах, которые устраивались и разбивались на сёрфе, о жизни, полной опасностей, и героических деяниях в океане, свершаемых и правителями, и простолюдинами.

Сёрф-борды подвергались священным ритуалам ещё до создания. Их можно было мастерить только из трёх видов деревьев. Прежде чем срубить дерево, мастеру следовало подкопать его и положить рыбу вокруг корней как жертвоприношение богам, и только после этого начинался процесс работы над доской.

В древности на Гавайях существовали четыре типа досок:

1)-«пайпо», или «киое», боди-борд от 2 до 4 футов [1] (0,61–1,22 м) в длину, который использовался в основном детьми;

2)-«алаэ», или «омо», доска средней длины, около 8 футов (2,44 м) и более;

3)-«кико-о» был больше, чем «алаэ», но не так велик, как самый большой, между 12 и 18 футами (3,66–5,49 м), он хорошо подходил для большой волны, но требовал и хороших навыков управления доской;

4)-«оло», очень длинный сёрф-борд, который содержался для членов королевской фамилии. Достигал 18–24 футов (5,49–7,32 м) в длину.

Исследователь влияния Мирового океана на культуру и цивилизацию народов профессор. Манн-Боргезе пишет, что в XIX веке сёрфинг как вид спорта пришёл в упадок. Но в XIX столетии он не был распространён вне Полинезии, а значит, не переживал и подъёма. И то, что называют упадком спорта, скорее следует считать общим упадком религиозно-культурных традиций вследствие в том числе и насильственного внедрения цивилизации и христианства в быт полинезийских туземцев. Однако мало-помалу волшебство тихоокеанских архипелагов подчиняло миссионеров от креста и прогресса, и многие местные традиции были восстановлены, хотя и не всегда в прежнем качестве, как в случае с сёрфингом, который, вероятнее всего, тогда и стал только спортом.

И в этом качестве в период 1885–1899 гг. сёрфинг перебрался на континент с лёгкой руки женщины хапа-хаоле (то есть смешанная кровь). Принцесса Каиулани, дочь губернатора Клегорна и сестры короля Калакалуа, оставила Гавайи и перебралась в Англию с целью получения образования, соответствующего происхождению. По окончании учёбы она вместе с отцом отправилась в путешествие по Европе. Общество восхищалось ею как прелестной женщиной, хорошим музыкантом и пловцом. И она часто демонстрировала европейцам своё искусство катания, открывая им «новый вид спорта». C 1903 по 1908 год сёрфинг находит поддержку в лице энтузиастов не только полинезийского происхождения, но и европейского, чему способствовал двукратный олимпийский чемпион по плаванию Дьюк Каханамоку. А в 1915 году он же раздвинул границы сёрфинга до берегов Австралии, начав кататься в Сиднее на пляже Фрешуотер-бич.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.