Рождественская сказка о любви

Запольская Нина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рождественская сказка о любви (Запольская Нина)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В самом конце декабря 1738 года над всей Англией с нескончаемым упорством шёл снег. Хлопья были большие и липкие, порывами налетал холодный ветер, резавший лёгкие, и бедняки, у которых не было денег на дрова, утешали себя тем, что это на небе линяют святые ангелы. Природа словно хотела наверстать упущенное и усыпать всё королевство к празднику.

Город Бристоль получил свою порцию снега. Шквалистый ветер пронёсся над Ирландским морем, от Ньюпорта до причальных стенок порта, завывая в такелаже стоящих на якоре мелких судов и осыпая их палубы зимним покровом. В узких портовых переулках сырость по-прежнему пронизывала до костей, но туман, обычный в это время года, постепенно рассеялся.

Высоко над землёй снег ложился на рельефы башен церкви Сент-Мэри-Редклифф, окутывая белыми шапками её ажурные каменные плетения и наглухо заваливая ниши – на резьбе оконных переплётов наросли сбившиеся на сторону снеговые подушки, и карнизы вмиг потеряли свою обычную прямолинейность. К Рождеству все дома в городе были благолепно укутаны на зиму, улицы стали белы и чисты, как новорожденные, а деревья оказались стоящими в торжественном и важном сияющем уборе.

С раннего утра кое-кто из горожан вышел разгребать снег перед своей дверью. Соседи перекликались друг с другом, и в голосах их чувствовалось предпраздничное нетерпение. Все, казалось, чего-то ждали, но непременно чего-то радостного, и такого, для чего бы стоило жить дальше…

****

После рождественской службы у миссис Трелони собрались гости, вместе с хозяевами их было девять человек.

Дамы принесли с собой в подарок свечи, празднично украшенные золотой фольгой, яркими лентами и цветной бумагой, и какое-то время их обсуждали. Потом они расставили свечи на подоконниках и зажгли. Джентльмены, сидя на диванах и креслах, посматривали на дам и тихо улыбались. От зажжённых свечей всем сразу стало светло и радостно.

Миссис Трелони обратилась к гостям:

– Мы отпустили слуг на сегодня… Но к столу всё уже готово. К тому же нас так много, женщин… Неужели мы не накроем на стол?

– Безусловно, дорогая, – сказал мистер Трелони, вставая. – Тем более что мы, кавалеры, вам поможем…

И они все друг за другом направились в столовую. Здесь почему-то оказалось холодно, хотя комната была освещена – на столе, убранном богатой белой скатертью, горели канделябры.

Миссис Трелони всплеснула руками и обратилась к мужу.

– И никто из слуг не растопил камин! Джордж, ты посмотри только!.. – в голосе её слышалась неподдельная досада.

– Ах, Труда, какие пустяки, не изволь беспокоиться… Сейчас мы всё устроим! – отозвался мистер Трелони.

Он подлетел к камину, заглянул в него и закрутился вокруг себя в поисках дров. Дров не было. Тогда мистер Трелони мило улыбнулся супруге и сказал:

– Вы, леди, идите на кухню, а мы займёмся дровами…

Миссис Трелони с миссис Уинлоу и юной Мэри, подхватив юбки, пошли из столовой. Сильвия двинулась следом за всеми, как вдруг мистер Трелони окликнул её в спину:

– Сильвия, дорогая, а где можно взять дрова?.. Покажи нам.

Девушка остановилась, обернувшись на мистера Трелони – на капитана Линча она за всё это время даже не посмотрела ни разу, обращаясь только к Томасу и доктору Леггу.

– Да, конечно, пойдёмте, дядя, – ответила она и направилась из столовой.

– Капитан, помогите нам, – почему-то попросил мистер Трелони капитана Линча. – А остальные пусть принесут и расставят стулья…

Платон тут же вышел из своего угла, улыбаясь. Когда за дровами ушли, доктор Легг оглядел стулья, сосчитав их – стульев было ровно по количеству гостей и хозяев. Доктор вопросительно посмотрел на Томаса, стоящего по своему обыкновению молчаливо у окна, недоумённо хмыкнул, пожал плечами и махнул рукой Платону, останавливая его.

Спустя какое-то время в коридоре раздались шаги. Первым в столовую ввалился мистер Трелони, задом распахнув двери для капитана и Сильвии: капитан нёс корзину с дровами, а Сильвия шла рядом с ним, придерживая одно полено на самом верху. Это полено, положенное сквайром в последнюю минуту, почему-то никак не хотело держаться наверху и всё норовило вывалиться из корзины.

Когда капитан и Сильвия стали проходить в распахнутые двери, мистер Трелони вдруг всплеснул руками и вскричал:

– Ах, как интересно получилось!.. Вы несёте дрова и остановились как раз под гирляндой из омелы! А по нашему старинному обычаю, паре, остановившейся на Рождество под омелой, надлежит целоваться – иначе счастье никогда не придёт в этот дом в новом году!..

Все подняли головы и посмотрели на верх дверного проёма. Там, украшая наличник, висела гирлянда из веток вечнозелёной омелы, перевитая красными лентами, колокольчиками и сосновыми шишками. На ветках среди узких зелёных листиков виднелись россыпи голубовато-белых ягод, из-за своего цвета кажущихся прозрачными.

Между тем мистер Трелони продолжил с воодушевлением:

– Омелу друиды считали священным растением и символом вечной жизни… Ведь правда же, доктор Легг?..

Доктор, который не понимал ещё ничего, моментально откликнулся с необычайным энтузиазмом.

– Совершеннейшая правда, мистер Трелони!.. – воскликнул он. – А древние римляне ценили омелу, как символ мира!.. Так что – целоваться обязательно!..

Тут Сильвия покраснела до самых корней волос и выпустила несчастное полено, которое со страшным грохотом рухнуло на дубовый пол столовой. Побледневший капитан поставил корзину и повернулся к девушке. Томас, стоявший у окна с тихой своей улыбкой, захлопал в ладоши. Мистер Трелони и доктор Легг громко, наперебой заговорили о Благовещенье, о трёх мудрецах Востока, о рождественском бревне, о святом Георгии и кровожадном драконе – ни капитан, ни Сильвия их уже не слышали…

Капитан шагнул к девушке, взял её руки в свои, словно бы для того, чтобы удержать её, и потянулся к ней губами. Сильвия закрыла глаза и слегка откинула голову в сторону… Сердце её замерло и перестало биться, зато в голове забились сладкие недавние воспоминания…

Поцелуй был долог. В столовой наступила такая тишина, что когда с ветки омелы упала оторвавшаяся ягода, это показалось всем раскатом грома, и тут, словно бы, оцепенение спало, все шумно зашевелились и стали поздравлять друг друга с Рождеством. Сильвия ахнула, вырвалась из объятий капитана и бросилась из столовой вон, в дверях столкнувшись с миссис Уинлоу, которая инстинктом, присущим исключительно всем женщинам, сразу же уловила всеобщее замешательство.

– Что здесь происходит? – спросила миссис Уинлоу, и глаза её стали вдруг чёрными и бездонными, а верхняя губка приподнялась словно бы от нетерпения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.