Владивостокские новеллы

Бондарчук Виктор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Владивостокские новеллы (Бондарчук Виктор)

Редактор Виктор Бондарчук

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Блеск награды

Теплоход «Тоболлес» Дальневосточного морского пароходства в конце июля с грузом пиломатериалов и разборных домиков находился за Полярным кругом. В одиночку, не спеша, продвигался в сильно разряженном льду курсом на Певек. Солнышко светит почти круглые сутки, середина арктического лета балует теплом и полным штилем, ничто не предвещает ни каких осложнений и неприятностей.

В июне хорошо поработал «южняк», и тяжелые многолетние льды снесло на север, арктическая трасса очистилась почти наполовину. По курсу лесовоза открывались широкие разводья, которые тянутся до самого горизонта, соблазнив капитана дать полный ход. Зачем пробираться как шпионам, тащиться еле – еле, если условия плавания благоприятные, и уже завтра к вечеру можно быть в порту назначения.

Часа через четыре совсем успокоились, разводья не сужались, льда не прибавлялась, и скорость в четырнадцать узлов уже не казалась слишком большой. Так и шли до ноля, не сбавляя хода. Правда, иногда приходилось резко маневрировать, обходя громадные льдины – стамухи. Просто не верится, что можно с такой большой скоростью ходить в царстве вечных льдов, где за каждый благополучно отработанный день, моряки благодарны Всевышнему и судьбе.

На мостике спокойная и деловая обстановка, капитан отдал рулевому несколько коротких команд, и судно, обойдя громадную многолетнюю льдину, снова вошло в широкое разводье. Но, проходя мимо это стамухи, вдруг довольно ощутимо содрогнулось, задев, по видимому, подводную, невидимую часть этого мини айсберга. В общем-то, удар был не сильный, иногда бились о лед так, что мачты тряслись, но тогда удары приходились на штевень, самую крепкую часть корпуса. А сейчас задели лед правой скулой, почти бочиной, где то в районе второго трюма.

Как и положено, капитан сразу послал одного из вахтенных матросов промерить льяла трюмов и донные танки в районе удара. Матрос ушел, но уже через десять минут стало понятно, что столкновение не прошло бесследно, лесовоз стал явно крениться на правый борт. Через пятнадцать минут крен достиг семи градусов, а вернувшийся матрос доложил о прибывающей воде во втором трюме. Пока застопорили ход и полностью остановились, крен достиг четырнадцати градусов, и судно явно просело носом, как говорят на флоте, село «свиньей».

А еще через час обстановка была полностью ясна и контролируема. Неприятность, конечно, большая, но не настолько, чтобы паниковать. Второй трюм затоплен наполовину, пробиты и затоплены два донных танка правого борта. Выровняли крен, взяв балласт в танки левого борта, а дифферент подравняли ахтерпиком, самым кормовым танком, в который набрали почти триста тонн воды. В общем, сделали все, что и положено в таких случаях, и снова дали ход. Надо идти в порт, пробоина, по всей видимости, приличная, и своими силами ничего не сделаешь. При скорости в шесть узлов, крене в четыре градуса судно управлялось вполне прилично и, кажется, были все шансы добраться до Певека своим ходом, что и неплохо получилось.

Дошли благополучно, выполнив первую задачу, и сразу стали думать над второй, наиглавнейшей: как все это преподнести пароходскому начальству, и как можно в лучшем для себя виде, параллельно занимаясь ремонтом.

В порту все решилось быстро и по-деловому – за неделю полностью выгрузились и приступили к ремонту, без которого не дойти до Владивостока, до которого больше двенадцати тысяч миль. Такие происшествия для Арктики не редкость, и все делается по давно налаженным схемам и технологиям.

Так и сейчас, закреновались на левый борт до максимума, оголив пробоину. Откатали воду из второго трюма и танков, принялись за установку цементных ящиков. Помог снова порт, выделив пять классных сварщиков, которые разделали и заварили пробоину. Так что морякам осталось только подкрепить поврежденный корпус, залив изнутри место пробоины нескольким тоннами цементного раствора самой высокой марки, поставив так называемые цементные ящики.

Управились за пять дней и снялись на Тикси за лесом, в полной уверенности, что сварка и семь тонн бетона полностью удержать герметичность пробоины не только на балластный переход.

Все получилось согласно расчетам, и к концу сентября теплоход «Тоболлес» пришел во Владивосток и встал в док, теперь уже на капитальный ремонт корпуса.

Но на этом, в общем-то, не сильно героическая история не закончилась. Ведь стране Советов всегда нужны герои, на кого-то должны равняться советские люди. А где их брать, этих самых героев, в мирное время? А тут подвернулся случай, пробоина во льдах Крайнего Севера, героическая и самоотверженная работа по ее заделке. И потом – не просто судно вернулось в базовый порт, а еще и доставили в Японию лес из северного порта, своим героическим трудом и профессиональным мастерством предотвратили пустой балластный переход с Севера.

В действительности все было гораздо проще: жена капитана была родственницей, какого-то начальства, то ли городского уровня, то ли краевого. Вот и повернули дело на героические рельсы. К тому же капитан с помполитом, не жалея ярких красок, описали во всех отчетах, как возглавляемый ими экипаж героически противостоял суровой стихии и почти непреодолимым силам природы. И экипаж не только противостоял, не только выдержал испытания, но и вышел победителем. А победителей, как гласит русская народная пословица, не судят. А пара звонков из высоких кабинетов в пароходство положили конец сомнениям начальника службы безопасности мореплавания, и, наконец, все начальство единодушно признало моряков «Тоболлеса» героями мирных будней. Заставило закрыть глаза на инструкцию, в которой четко говорится: в сложных условиях арктического плавания, скорость должна быть максимально безопасной. В пароходстве быстренько составили нужные бумаги, и Родина наградила героев орденами и медалями.

Конечно, награды были не самой высокой пробы, в основном всех последних трудовых степеней, но и то неплохо, ведь при другом стечении обстоятельств все могло обернуться строгими выговорами в лучшем случае.

Орден вещь хорошая, и не у всех он есть, а коли это так, то надо подойти к этому трезво и грамотно, и постараться снять с награды приличные дивиденды. Пусть даже она всего то и четвертой степени. Примерно так рассуждал один из награжденных, боцман этого героического теплохода Толя Полищук. Он только что вышел из здания парткома и, рассматривая свой яркий орден четвертой трудовой степени, думал, как пустить его в дело. Чем он сможет помочь владельцу, прежде чем ляжет пылиться на задворки шкафа или стола. Ведь пока он в своем уме и твердой памяти, носить его не будет, ну разве что в исключительно полезных для себя случаях.

Вариант созрел быстро, и не в пример другим награжденным, боцман не стал прятать блестящую игрушку в карман. Он нацепил его на пиджак и пошел записываться на прием к начальнику пароходства, человеку по жизни доброму и, как ходят слухи, большому поклоннику теплых компаний и торжественных мероприятий. Значит, человек он нормальный во всех отношениях, не чурается простых человеческих радостей, а значит, и вопрос может решить по – человечески. Эх, выпить бы с таким человеком – можно бы много полезных для себя вопросов порешать. Но это мечты неосуществимые: где он – и где начальник пароходства. Да и не пить ее, родную, идет боцман к высокому начальству, а по делу. Запись на прием прошла удачно: и день записи оказался как раз сегодня, и моряка с орденом выдели сразу из массы жаждущих этой самой записи аж шести утра, и записали без очереди. Боцман записывающему ничего не объяснял, сказав просто и коротко, мол, по личному, и погладил правительственную награду. И не стал записывающий маять орденоносца вопросами, внес в список, посоветовав не опаздывать на прием.

Девяносто процентов народа ломиться на прием к начальнику пароходства по жилищным проблемам, а вот остальные с разными. Многие, как и Толя Полищук, идут просить, что-то конкретное, реальное и достижимое. Сделают все грамотно, и можно быть уверенным, с пустыми руками не уйдут.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.