И он увидел

Лунин Роман

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
И он увидел (Лунин Роман)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Тайное общество

Жареная курица, три вареных яйца, бутерброды с сыром и колбасой – уложенная в целлофановые пакеты еда привычно заняла свое место в походном портфеле. Пухлый том рабочей документации уже покоился в соседнем отделении. В кармашке лежали бритва, зубная щетка, мыльница, складной ножичек и еще несколько необходимых в командировке вещей. Пару газет для обстоятельного изучения во время поездки предполагалось купить в привокзальном киоске. Вроде бы и все. Иван Петрович Синицкий был готов к очередной поездке в столицу губернии для ежемесячного отчета своего маленького филиала перед головной конторой.

Уже одетый в пальто он заглянул на кухню:

– Пока мамуль.

Мать, хотя и привыкла к поездкам сына, по традиции засуетилась, начала стряхивать с пальто несуществующие соринки, потом чмокнула его в лоб и перекрестила в спину, пока он шел по коридору к выходу. Затем, также привычно, вернулась на кухню и продолжила чистить рыбину для очередного пирога.

Иван Петрович Синицкий, молодой мужчина 39 лет, довольно приличного роста и приятного телосложения, разведенный. Жена ушла от него, забрав дочку, 8 лет назад. Она была женщиной деятельной и энергичной, ей хотелось жить, и жить, что называется, в полный рост. Ему было достаточно того, что у него все как и у других – семья, квартира, работа, машина. Размеренность – это был его стиль. На работе, благодаря своей педантичности, он дослужился до высшей в его филиале должности – стал его директором, чем он, кстати, очень гордился. Но это никак не впечатлило его жену, ей было нужно другое, в итоге она оставила его с его должностью, и упорхнула в один миг к тренеру местной команды пловцов, из дворца спорта. С тех пор он видел ее только когда забирал дочь погулять в выходные, чем, кстати, очень тяготился. Не тем, что скучал по бывшей супруге, нет. Он не знал, как общаться со своей дочуркой, когда ему предоставлялась возможность побыть с ней наедине, тем более, что она очень быстро от него отдалялась, и в последнее время стала почти чужим человеком.

Возможно, из-за этого он предпочел сам ездить с отчетами в область, хотя на правах начальника мог озадачить этим своего главбуха, и именно из-за этого выбирал днем отъезда выходной, хотя сам себе не признавался.

Иван Петрович не любил, когда ему в попутчики попадались студенты, демобилизованные солдаты и излишне общительные люди. Первые две категории все время пили, приставали к нему со своим бесплатным угощением и мешали спать. Последние его очень утомляли своими бесконечными беседами и засоряли мозг ненужной информацией. Он предпочитал ездить в компании женщин возрастом старше его самого, они его не раздражали, а еще лучше вообще без компании, но такое счастье выпадало крайне редко. Сегодня в его купе расположились старичок, довольно прилично одетый для его пенсионного возраста и молодая красивая женщина. Она вначале постреляла в него глазками, пораспушала во всеувиденье ухоженные волосы, но поняв, что газета его интересует больше, успокоилась и занялась своими дамскими делами – начала общаться с кем-то, более интересным, по мобильному телефону.

Вскоре объявили отправление и в вагоне началась обычная суета – пассажиры бегали с бельем, курильщики потянулись в тамбур, очередь в туалет возмущалась непомерно длинными санитарными зонами и во всем вагоне сразу заревели все маленькие дети.

Купе Ивана Петровича находилось почти в конце вагона. Толстая проводница с волосами, завязанными в пучок на затылке, как у Надежды Константиновны Крупской, одновременно стуча в дверь и отодвигая ее, вломилась к ним в купе. Бесцеремонно задвинув старичка в угол, она плюхнулась на диван, и, ни на кого не глядя, поминутно отдуваясь, начала собирать билеты.

– Белье брать будем? Докуда едете? Чай с сахаром нести? – выпалив обязательные для нее вопросы и не дожидаясь ответов, она протиснулась в проем, громко шкрябнув пуговицами, и пошагала в соседнее купе.

Обязательная программа закончилась и теперь, как пройдет его очередная поездка, зависело от массы всяческих обстоятельств. Собственно говоря, в поезде, как нигде, судьбы людей могут меняться самым непредсказуемым и странным образом. И происходит это главным образом из-за того, что абсолютно незнакомые люди вынуждены в течение долгого времени находиться в обществе друг друга, и ничего не могут с этим поделать.

На улице города, в магазине, в общественном транспорте, даже в самолете общение зачастую настолько мимолетно, что не оставляет даже воспоминаний. В поездах все совсем по-другому. Ты садишься в вагон с незнакомыми тебе людьми, и уже через каких-то два-три часа можешь встретить в соседнем купе родственную душу, подружиться или полюбить на всю жизнь, или, увы, нажить кровного врага. Все зависит от случайности – с кем ты завел разговор; кто оказался рядом у окна, когда ты изучал пробегающие пейзажи; кто-то тебе улыбнулся, или наоборот, наступил на ногу. Иван Петрович отлично это знал, что называется – на опыте, судьбу свою менять не хотел, и поэтому общения с попутчиками избегал, даже с такими красивыми, как его нынешняя соседка.

Она, кстати, видимо, переделав все свои женские дела, заскучала. Связь давно закончилась, так как они уже полчаса ползли по какому-то унылому лесу. Доставать заготовленные продукты и чавкать в присутствии потенциального «собеседника» она, похоже, не решалась. Немного посомневавшись, и применив, бесполезно, еще пару железных женских приемов она решила все-таки заговорить первой:

– Э-э-э… – она коснулась кончиками наманикюренных пальцев его колена.

– Иван.

– Очень приятно, а я – Марина. Вы… – очевидно разговор предполагалось начать с выяснения точки его назначения, для нее это была стратегическая информация. Но, не дав ей договорить, Иван Петрович перебил:

– Конечно-конечно! Не буду вам мешать – и стараясь не глядеть в ее удивленные глаза выскочил в коридор.

Через десять минут его соседка, с обязательной женской сумочкой на плече и полотенцем в руках, гордо держа голову и чуть поджав губы, проследовала в сторону тамбура, на всякий случай все-таки соблазнительно качая бедрами (это, кстати, не осталось незамеченным для двух мужиков в спортивках в конце вагона, которые, видимо, приняли это на свой счет). Все – для нее Иван больше не существовал, таких откатов женщины не прощают никогда.

Он зашел обратно в купе, снял пиджак и галстук, расстелил и заправил матрац. До вечера было еще далеко, но очень хотелось полежать, вытянуть ноги, подумать под стук колес, закинув руки за голову. Дедок уже успел вскарабкаться на свою полку, и теперь дремал, поджав колени, как ребенок.

Для начала Иван Петрович сходил к проводнице за стаканом чая, чем, кстати, спас красавицу Марину от домогательств «спортсменов». Потом помог ей достать с верхней полки матрац (в благодарность получил сухое «Спасибо»). Попил чаю, заедая бутербродами. Когда все дела закончились (девушка тоже заснула, завернувшись в простыню с головой), он уселся у столика и, подперев голову рукой, предался своему любимому занятию.

Когда человек долго и часто ездит в поездах, у него вырабатывается некий набор занятий, с помощью которых он убивает время в пути. Самое распространенное и любимое занятие – это конечно спать. Спится в поездах хорошо. Мягкое покачивание вагона, негромкий стук колес, а главное – монотонность всего происходящего, прекрасно подходят и располагают к этому занятию.

Мужики в вагонах любят выпить. Причем с кем угодно. Считается, что очень повезло, если твой сосед по купе на вопрос «Может по маленькой» сразу соглашается. Вдвойне повезло, если у него тоже с собой есть. Втройне – если сосед – женщина. А бывает, что и у нее с собой есть.

Иван Петрович любил в поездах смотреть в окно. Со стороны могло показаться, что сидит мужик и разглядывает стекло. На самом деле Иван Петрович путешествовал. Обладая достаточно сильной фантазией, Иван Петрович мог легко представить, как живется, например, вон в том домике на краю поля. Как люди из этого домика просыпаются утром, выходят во двор, играют со своей собакой. Потом хозяин садится на красный мотоцикл с коляской, целует на прощание жену и детей и едет по пыльной пустой дороге через все поле. А работает он, конечно, вон на том тракторе, который у края леса доедает последнюю полосу травы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.