Лихие 90-ые

Смоленская Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лихие 90-ые (Смоленская Татьяна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Разруха 90-ых годов

К 1992 году в НИИ, в котором я к тому времени проработала 25 лет, началась реорганизация. Направление, куда относился наш отдел расформировали, а отдел целиком перевели и территориально, и подведомственно к другому институту, рангом ниже у черта на рогах. Ехать туда никто не хотел. Волнения, пересуды, интриги, связанные с трудоустройством каждого, достигли непередаваемого накала, такого, что все друг другу просто опротивели. Уже не хотелось никого видеть и ни с кем разговаривать.

Мне как-то удалось перейти в другой только что организованный отдел внутри моего бывшего НИИ, так что я, чувствуя себя счастливчиком, осталась в своих старых стенах и старалась влиться в новую работу.

Но тут нагрянула новая жизнь, новый строй и предстояли большие перемены.

Бюджетных денег институту стали выделять все меньше и работать приходилось больше по хоздоговорам. Наступили такие времена, что за работу приходилось драться, т.к. бюджетная зарплата стала маленькой, а большая часть заработка шла от хоздоговоров. Кого-то из сотрудников в договорные темы не включали и они «сосали лапу». Руководители сидели целыми днями и делили навар от договорных работ, львиную долю оставляя себе, а остатки распределяя по рядовым сотрудникам. Эти избранные как-то еще могли существовать, остальные слонялись без дела и денег. Представляете, как это отражалось на взаимоотношениях? Опять расцвели пышным цветом зависть, лесть, угодничество и подсиживание.

А дисциплину ужесточали, важно было минута в минуту плюхнуться за свой стол, а потом уж как хочешь. И опять наступили времена, что жить уже стало невыносимо, казалось, что тебе просто перекрыли воздух. Бездельничать людям скоро надоело и они, пользуясь помещением института и его телефонами занялись предпринимательством. Когда я поняла, что одни научные сотрудники торгуют профодеждой, а другие – продуктами питания, я себе сказала все, хватит, надо уходить.

Увольнять людей по сокращению штатов институту было накладно, т.к. надо было выплачивать денежное пособие за 2—3 месяца и далее отстегивать какие-то суммы фирме занятости. Гораздо легче было создать человеку удушающие условия существования, что и делалось. Когда я стала встречать своих образованных коллег, торгующих в подземных переходах метро газетами, моему терпению пришел окончательный конец и я уволилась в расцвете сил и лет по собственному желанию.

Вспомним 1992 год, когда внешне благопристойная Москва превратилась в один миг в ярмарочно-цыганский город. На улицах появились толпы торгующих на ящиках всем, чем попало, от продуктов питания, неизвестного качества, до ужасающих своим китчем тряпьем и барахлом, привезенным из стран Востока, а то и сварганенным в соседней подворотне. Откуда взялось столько нищих, а также поющих и играющих на разных инструментах в подземках метро, не иначе как из бывших кружков самодеятельности, развалившихся многочисленных дворцов культуры и клубов. Кроме всяких НИИ, из-за предприятия оборонки, и массы людей выплеснулись на улицы без работы и средств к существованию. А мы то и дело провожали своих родственников, бегущих за рубеж от этого кошмара.

К тому времени моя дочь, окончив институт, а распределения уже не было, искала работу, подкидывая мне некоторые варианты. Один из вариантов было туристическое агентство. Так я в корне изменила род своей деятельности. Ну, об этом позже.

Как я работала в турбизнесе в лихие 90-ые

Давайте расскажу, как во времена лихолетья, уйдя из своего НИИ, где проработала 25 лет «псу под хвост» (и что с этого имею, вместо выслуги за столько лет долготерпения – нищенскую пенсию), я устроилась работать в туристическое агентство.

В те времена, а на дворе стоял 1994 г., туристические фирмы росли, как грибы, и в основном это был семейный бизнес. Владельцами их, как правило, были выпускники МГИМО, ИнЯза им. М. Тореза, бывшие работники МИДа, т.е. люди, хорошо знающие иностранные языки, ранее выезжавшие за границу и разбирающиеся во всех заморочках льгот авиаперевозок. В свою первую фирму я пришла совсем сырая, ничего не зная об этой сфере. К оргтехнике, которую увидела впервые, после нищенских пишущих машинок НИИ, не ведала, как и подступиться. Фирма – а это громко сказано потому, что, кроме ее руководителя и меня, менеджера на телефоне, как правило, больше никого не было. Не буду долго распространяться о своих первых шагах в турбизнесе, это не интересно. Я часто меняла работу, прыгая из одного агентства в другое по причинам нежелания руководства оплачивать новогодние и майские каникулы, задержек и невыплат зарплаты, когда по семейным обстоятельствам, а иногда из-за ссор или ревности жены руководителя.

Так случилось, что в какой-то период между очередными увольнениями мы с мужем побывали в туре по Израилю, это первое путешествие в нашей жизни, не считая поездок в советское время в Болгарию и Румынию. По приезде, я, уже хорошо зная страну, устроилась в турфирму по продаже именно Израиля. Здесь на фоне остальных сотрудников, я стала матерым спецом, страну я знала досконально. Работа мне очень нравилась – общительная, живая, веселая, говорливая.

В те годы все чем-то торговали, кто – тряпьем на ярмарках, кто – аудио, видео или бытовой техникой и др., ведь это были времена зарождения капитализма, а я продавала туры в Израиль.

Недостатком служило то, что зарплата в 150 долларов, не отвечала загрузке, следовало ввести сдельную оплату труда, по количеству отправленных туристов, тогда была бы заинтересованность.

Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, может и зря я все время прыгала с фирмы на фирму, не задерживаясь нигде, может быть я смогла бы сделать карьеру в этой сфере. Наверное все-таки, что-то не устраивало: жесткая эксплуатация, плохие условия труда, низкая оплата, и какая-то бесправность.

За сезон к весне накапливалось столько злости и претензий к руководству фирм, что ишачить все лето в духоте темного офиса не хотелось, и я меняла работу на дачу. А по приезде осенью все это немного забывалось, и, хорошо отдохнув, я остывала и опять находила место.

Устроиться на работу было не просто, армия безработных рыскала по Москве. Меня выбирали как кобылу, только что в зубы не смотрели. Но мне везло, благодаря своей общительности, живости и добродушию, я находила работу каждую осень.

И вот в один из осенних дней, 1997 г. уже будучи опытным работником по туризму, к тому времени, уже сменив 4 фирмы и побывав как менеджер по туризму в рекламных турах для профессионалов в ряде стран, как-то: Испании, Тунисе и опять в Израиле, я выхожу на новое место.

Фирма находилась в самом центре Москвы, Брюсов переулок, на первом этаже легендарного дома, где жила певица Максакова (кстати ее дочь актриса Вахтанговского театра до сих пор там живет), Лемешев и многие другие знаменитости, так что фасад здания был весь облеплен мемориальными досками. Офис размещался в квартире после добротного евроремонта и был комфортным и уютным. Мне выделили удобное рабочее место. Фирмой руководила женщина средних лет, давняя выпускница Иняза им. Мориса Тореза. По английски она стрекотала с партнерами со скоростью звука, не знаю как у нее с произношением, но я уважаю людей, так хорошо знающих другой язык. У нее была помощница, кажется она являлась женой ее брата, вобщем родственница. Помощница совмещала работу секретаря, менеджера по продажам и хозяйки офиса. Все находилось под ее зорким вниманием.

Мне предстояло торговать Израилем, сюда входили индивидуальные экскурсионные туры по стране, отдых и лечение на море. В групповые туры по стране мы отправляли туристов от крупных туроператоров, которые разрабатывали программы и компоновали группы. Они с физическими лицами не работали. Для индивидуалов у нас была своя принимающая фирма, а больших групп мы не собирали. Шел октябрь-ноябрь – самый высокий сезон для Израиля, а далее уже не за горами и Новый Год – самый раскупаемый период. От телефонных звонков не было отбоя. Работа прямо для меня. Надо было быть очень шустрой, быстрой, собранной, внимательной и организованной. Кроме постоянной говорильни по телефону, в голове приходилось держать очень многое. Я оформляла и заполняла договора и путевки, принимала оплату, нужно было грамотно составить заявку на бронирование отеля, вовремя ее отправить по факсу принимающей фирме в Израиле, послать в определенный срок курьера с паспортами в посольство за визой, предварительно заполнив анкеты, и опять вовремя отправить курьера в авиакомпанию за авиабилетами. И все это надо было помнить, т. к. сроки вылета и периоды отдыха у всех клиентов разные.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.