Тайная любовь моя

Зарецкий Анатолий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайная любовь моя (Зарецкий Анатолий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Валя-Валентина

День прощания с родным городом перед дальней дорогой, подходил к концу. С друзьями попрощался еще в выходные. Поезд завтра вечером. Двое суток в пути, и я у порога новой, неведомой жизни…

Дома ждала новость:

– Твой друг, Саша Бондарь, заходил. Ждал тебя полдня, так и не дождался, – сообщила мама, – Представляешь, он, оказывается, женился. Жена просто красавица. Из Тульской области привез… Она тебя знает. Говорит, вы встречались в Бердянске, когда с Сашей ездили в Крым… Кстати, ехать тебе придется не вечером, а утром. Они поменяли твой билет, так что поедешь не один, а с ними в одном купе.

– Мама, а его жену, случайно, ни Валей зовут?

– Точно, Валей. Значит, ты ее знаешь?

Да-а-а… Валю я действительно знал… Но каков Санька? Ни слова, ни полслова. Уехал после выпускного вечера в месячный отпуск, который нам предоставили перед тем, как должны вместе отправиться по распределению, а приехал с опозданием, да еще с женой! Конечно, в том, что он женился, я ничего особенного не усматривал. Очень много наших ребят женились на пятом курсе, а еще больше – буквально перед распределением.

Удивило, что женился именно на Вале – на Вале-Валентине, как я ее когда-то звал… И припомнились события трехлетней давности…

Мы окончили второй курс. И решили повторить наше путешествие по Крыму, которое так понравилось в прошлом году. Тогда стартовали из Бердянска. Теплоходом добрались до Феодосии. А оттуда отправились вдоль всего побережья, останавливаясь ненадолго в понравившихся местах. Добрались почти до Севастополя. Но дальше был ящур, и нас не пустили. Мы вернулись в Ялту, а затем теплоходом – в Бердянск.

В этот раз наше путешествие провалилось. Несколько суток мы пытались взять билеты на теплоход. Отстаивали гигантские очереди, записывались в какие-то списки, отмечались, – но все усилия оказались напрасными. Когда кассу открывали, выяснялось, что билетов на очередной рейс давным-давно нет – их распродали за 45 суток до рейса. Ждать, что кто-то, победивший в аналогичной битве за билеты полтора месяца назад, вдруг откажется от поездки, бессмысленно…

Хотел, было, вернуться домой, но и это оказалось проблематичным. На единственный поезд до Харькова билетов тоже не было. И мне пришлось воспользоваться гостеприимством Сашиных родителей и провести в Бердянске целых три недели.

Мы быстро освоили режим отдыха у моря. Ежедневно, обычно прямо с утра, отправлялись на один из пляжей. Вначале на городской – привыкали к солнцу. Потом, когда привыкли – на многочисленные загородные пляжи. Иногда отправлялись на день-два на Бердянскую косу. Эта узкая песчаная полоса суши выходила далеко в море. Выбирали подходящее место вдали от основной массы купальщиков, ставили палатку, готовили еду на походном примусе и дни напролет купались и загорали. А вечерами, чуть ни до полуночи, слушали бардовские песни под гитару, исполняемые многочисленными туристами-«дикарями».

Две недели отдыха пролетели незаметно.

Тот памятный день, в начале третьей недели, был полон приключений. Собирались всего на один день, а потому для начала забыли палатку. А ближе к вечеру я заплыл так далеко, что потерял ориентиры. Я никак не мог увидеть низкий берег. Поэтому было непонятно, куда плыть. Плыл, полулежа на небольшой автомобильной камере, работая ластами и руками. Огляделся – никаких зацепок. Попытался встать на камеру. Результат тот же. Плохо, что, отплывая, не отметил положение солнца относительно берега. Я качался на волнах, напряженно вглядывался в горизонт, изредка поглядывал на солнце и мучительно припоминал, как оно располагалось, когда был на берегу. В том месте косы мы оказались впервые, и я понял, что ничего не могу вспомнить.

Я болтался в море уже довольно долго. Возможно час, а возможно – гораздо дольше… В конечном итоге, мне повезло – вдалеке увидел небольшой теплоходик. Не раз видел, как такие же ходили мимо нашей стоянки вдоль береговой линии. Конечно же, мог и ошибиться, но, не размышляя, рванул наперерез ходу этого судна. Через полчаса бешеной гонки увидел, наконец, тоненькую полоску берега. Еще минут через сорок попал на берег. С трудом разыскал перепуганного Сашу и его приятеля. И мы одними из последних покинули бердянскую косу.

Домой попали позже обычного, переполошив Сашиных родителей, так и не дождавшихся нас к традиционному семейному ужину. Пожурив за недисциплинированность и накормив, Сашу все же «в наказание припахали» домашней работой, а я, как гость, оказался не у дел и вышел посидеть в беседке, расположенной в уютном дворике, образованном Г-образным зданием и явно самодеятельными сарайчиками-гаражами.

Обычно мы выходили сюда с Сашей и сидели допоздна. Здесь было гораздо приятней, чем в душной квартире. Подходили и уходили разновозрастные ребята и даже мужчины – жители дома. За две недели своего отдыха узнал практически всех. Играли в карты, или неторопливо обсуждали все, что угодно: футбольные матчи, новые фильмы, вышедшие на экраны города, цены на местном рынке и прочее. Словом, коротали время, отдыхая от дневного пекла сердцевины приморского лета.

Вот и в тот раз скучать в одиночестве не пришлось – беседка была полна завсегдатаев вечерних посиделок. И я стал ждать момента, когда можно было включиться в азартную игру «на вылет».

Вдруг ребята оживились и дружно оторвались от карт. Невольно взглянул в сторону, куда смотрели все, и увидел на редкость красивую девушку. Похоже, она вышла из нашего подъезда и направлялась к нам. Когда же она медленно поплыла мимо беседки, все наперебой затарахтели свои приветствия: «Валечка, с приездом!.. Иди к нам!.. Надолго приехала?.. Не проходи мимо… Заходи». Она с удовольствием отвечала каждому, даря при этом ослепительную улыбку, но шла, не замедляя шага. Похоже, ей нравилось быть в эпицентре мужского внимания, но в тот вечер было явно не до нас.

Неожиданно, взглядом капризной девчонки, давно привыкшей к восторженному признанию ее достоинств всеми, без исключений, она посмотрела на меня и остановилась:

– А я вас не знаю, – без тени смущения обратилась ко мне незнакомка, которую, уже понял, звали Валей.

– Обратное меня бы удивило, – нарочито равнодушным голосом ответил ей, исподтишка наблюдая реакцию, – Я бы подумал, что уже знаменит настолько, что меня узнают даже незнакомые люди, – без всякой цели начал легкий флирт с девушкой, которая показалась мне забавной своей бесцеремонностью, не принятой в моем родном городе.

– А вы кто, если даже немножечко знамениты? – с неподдельным интересом спросила Валя, вошла в беседку и уселась прямо передо мной на место, которое ей мгновенно уступили.

– Профессор, – ответил ей, в шутку представившись своей «липовой кликухой», – Сокращенно, можно звать Проф, но без точки в конце слова, – закончил свое представление явной белибердой. Она на минутку замолчала, очевидно, соображая, что еще спросить.

– А зовут вас, как? – решилась, наконец, Валя на следующий вопрос.

– Я так понимаю, вы хотите со мной познакомиться, милая девушка? – вместо ответа продолжил я словесную дуэль, – К сожалению, свои визитки оставил дома. Поэтому зовите меня просто Проф, или Толик – как вам удобней. А вас, я слышал, все зовут Валей. Считайте, познакомились, – и протянул ей руку.

Она, в ответ, улыбнулась и очень изящно подала свою небольшую ручку. Я взял ее и, неожиданно для себя, поцеловал. Почему так сделал, для меня так и осталось загадкой. Никогда до этого я не целовал ручки женщинам. Возможно, к тому подвигло профессорское звание, которое самолично присвоил. Возможно. Но Валя нисколько не удивилась моей выходке и отнеслась к ней как к чему-то должному. По всему было видно, что я ее заинтриговал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.