Не догоняй давно ушедший поезд

Трушкова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Не догоняй давно ушедший поезд (Трушкова Ольга)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Сборник рассказов

Ольга Трушкова филолог. Родилась в 1953 году в городе Холмске Сахалинской области, детство её и студенческие годы прошли в Белоруссии, а последние сорок лет она живёт в Сибири.

Писать начала ещё в ранней юности, её стихи, новеллы и рассказы печатались в журналах «Юность», «Октябрь», «Молодая гвардия» и в других литературных изданиях. В конце семидесятых выходит в свет её поэма «Отторжение», а в начале восьмидесятых один за другим появляются поэтические сборники «По судьбе, как по тонкому льду» и «Если светишь другим».

Годы перестройки стали для писательницы временем творческого застоя, и только спустя четверть века она опять взялась за перо. Так появляются повести «По лабиринту памяти», «Не потерять себя», «Исчадие ада», «Закат уже не за горами» и цикл рассказов о жизни простых людей сибирской глубинки.

Не догоняй давно ушедший поезд

Только тогда, когда человек вспомнит о том, что он не только homo, но ещё и sapiens, он перестанет быть зверем…

1

Елена Сергеевна привычно открыла дверь подъезда электронным ключом, поднялась в лифте на шестой этаж и нажала кнопку звонка своей квартиры, хотя и знала, что дверь ей уже никто не откроет. Муж пять лет назад умер, а дети разъехались. Хорошо, что хоть младшие в родном городе остались, а вот старший сын за границу укатил. Теперь она одна царствует в своих трёхкомнатных хоромах.

Вообще-то, чего плакаться-то? Через час-другой, начнут трезвонить, а на выходные или дети пожалуют, или внуки подъедут. В будние дни ей самой некогда гостей принимать, хоть и на пенсии уже пять лет. Встречи с начинающими писателями, просмотр готовящихся к изданию стихотворных сборников, презентации – всё это поглощает уйму времени. А ещё огромная переписка.

Женщина прошла в комнату, включила компьютер, чтобы проверить электронную почту, но сначала зашла в «Одноклассники». Сайт этот ей не нравился своей расхристанностью и пошлостью, но именно на нём предпочитают общаться с бабушкой её заграничные внуки.

Сообщения. Так, от подруг. От племянницы. А это от кого? Молодая пара на аватарке ей совершенно не знакома. Открыла текст.

«Здравствуй, Лена. Это Владимир. Сообщи мне о нашем сыне. Вы моя последняя надежда, хочу с вами связаться. Я живу в Киеве».

Елена Сергеевна сразу и не поняла, почему какой-то киевский Владимир спрашивает у неё о своем сыне, общем с некоей Леной? Потом дошло.

Поняла Елена Сергеевна, кто написал сообщение. Не поняла только, как хватило наглости у этого ничтожества напомнить ей о своём существовании? И не только напомнить, но ещё и посметь назвать Сергея их общим сыном? Сергея, которого он видел первый и последний раз сорок лет назад, когда ребёнку шёл второй годик, и о котором ни разу не вспомнил за все эти годы? А с чужой страницы зашёл, потому что вряд ли своя есть. Ведь чтобы её иметь, надо быть обладателем компьютера и приобрести хотя бы минимум знаний, необходимых интернет-пользователям. Вряд ли и то, и другое доступно ему, люмпен-пролетарию.

Елена Сергеевна хотела тут же позвонить сыну, но её остановила разница во времени. Женщина набрала текст: «У меня всё хорошо. Скажи папе, пусть позвонит, как только сможет. Желательно, поскорее. Очень нужно!» – отправила это сообщение внучке Алине, старшей дочери Сергея и подумала вслух:

– Как же благоразумно я поступила, когда год назад попросила сына изменить свою фамилию в соцсетях на псевдоним, и всю их семью вместе с фотографиями удалила со своей страницы.

Год назад Елена Сергеевна узнала, что её разыскивает бывший муж. Нет, она не преступница, чтобы бояться быть обнаруженной. Она просто мать, которая не хочет, чтобы её сын попал в сети Дракулы.

Елена Сергеевна прошлась по комнате, потом присела в удобное кресло перед журнальным столиком и стала просматривать лежавшую на нём вчерашнюю почту, но поняла: ей сейчас не до газет и журналов. Она откинулась на высокую спинку кресла, закрыла глаза, и услужливая память перенесла Елену Сергеевну в далёкое время её молодости.

***

Оставляя за собой клубы жёлто-серой пыли, рейсовый автобус маршрутом Брагин – Крюки въехал в центр деревни и остановился. Лена вылезла из автобуса и оглянулась по сторонам. Где же школа? Надо, наверное, спросить.

– Что, девонька, видно, впервой здесь оказалась? К кому приехала-то?

Пожилая женщина с по-деревенски откровенным любопытством воззрилась на приезжую.

– Да мне в школу надо пройти, – голос девушки едва протиснулся в пересохшее от волнения горло.

– А, так вы новая наша настауница? По русскому языку? – догадалась нежданная собеседница и окликнула бегущего по своим делам сорванца лет восьми-десяти:

– Петька, бежи сюды хутчей! Проводишь учителку до школы. Да книги допоможи снесть!

В учительской, несмотря на то, что рабочий день давно закончился, было многолюдно. Директор школы, Павел Иванович, ознакомился с направлением РОНО и прочими документами, после чего возложил бытовые заботы о новом члене своего коллектива на молодых учительниц. Энергичная математичка Галина Ивановна и несколько флегматичная, рассудительная физичка Валентина Фёдоровна принялись за дело, и через час с небольшим всё было решено: и с квартирой, и с питанием.

Новый человек всегда в деревне вызывает живой интерес, а, особенно, если это девушка. Не обошли своим вниманием молодые люди и Лену. Некоторые даже ухаживать пытались. Кто – робко, кто – настойчивее. Нет, не так настойчиво, как это сегодня делается. Просто настойчивые пытались поцеловать едва ли не на третий день провожаний. Неслыханная дерзость!

Кое-кто из них даже нравился Лене, но не настолько, чтобы дружбу завести, и девушка неприлично долго оставалась одна.

И вот тут свалился, как снег на голову, сын её коллеги Дмитрия Филипповича, тоже учителя словесности, и закружил Лену в урагане страсти. Нет, не её страсти – своей. В общем, как уж там получилось, а в июле подали Лена и Владимир заявление в сельсовет. Любила ли она его? Вряд ли. А вот боялась – так это правда. И не только его, точнее, не столько его. Сплетен боялась, славы недоброй, что неизменно сопутствует девушке после разрыва с кавалером. Почему-то в то время считалось, что всегда именно он бросает её, недостойную и уже порочную. Порченную, одним словом.

День регистрации памятен так, как будто вчера это было.

В этот день Владимир передумал жениться. Пора идти в сельсовет, а он перед ней и своими родителями выкаблучивается:

– А я не хочу жениться, я погулять ещё хочу!

Отец – в крик! Мать – в гвалт! А жених ещё больше куражится.

Посмотрела Лена на это представление, молча проглотила обиду и пошла домой, на квартиру к своей Харитине Ивановне, хозяйке. Но не дошла, Владимир её у мостика через канаву догнал и начал вести допрос с пристрастием – с кем она до него спала и сколько абортов сделала. Поставил условие:

– Скажешь правду, назовешь цифру – женюсь.

Сначала девушка пыталась объяснить ему, что у неё, вообще, ещё никого не было, в том числе, и его самого, потом плюнула ему в лицо и послала подальше несостоявшегося жениха вместе с его самой близкой роднёй.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.