Ведьмины сказки

Федорова Анна Игоревна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ведьмины сказки (Федорова Анна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Три с половиной тысячи километров

маргинальные путевые заметки

Эта история является изложением реальных событий, происходивших в ноябре 2012 года, все совпадения совершенно умышленны.

В ролях

Т. – рулевой. Красавец-мужчина, MCITP, Бомж и Наркоман.

К. – продавец бетона. Друг Т.

М. – домохозяйка. Подруга К.

Ю. – подруга М.

С. – подруга Т.

О. – друг и коллега К.

Д. – подруга О.

В фильме также снимался боевой конь Т. – транспортное средство, оснащенное 1,4-литровым двигателем, неисправной тормозной системой, сломанной фарой и полузимней резиной.

Музыка в путешествии: Агата Кристи, Захар Май, Мельница, Механик СЦБ Шевчук, Красная плесень, Slade, Iron Maiden, In Flames, Dark Tranqiullity, Manowar

Кроме музыки, героев сопровождали кристально-зло***чий и другие вещества.

Видеоматериалы, отснятые М. и О. во время той поездки, все еще благодарно дожидаются своего часа…

Общая протяженность маршрута от начальной до конечной точки составила 3510 км.

Пролог. Затмение

В начале ноября в Москве состоялось знакомство Т. и Ю., превратившее до того туманную концепцию предстоящего путешествия в то, во что она и воплотилась в конечном счете. Нельзя сказать, что роль Ю. была настолько важной, однако многие последовавшие затем события без ее непосредственного участия и косвенного воздействия могли произойти несколько иначе, а то и не случиться вовсе.

В-частности, предварительный план, который подразумевал коллективный выезд Т., К, М. и возможно-кого-то-еще на боевом коне Т. в сторону украинской границы в ближайшие выходные, трансформировался. Катализатором послужила девичья несдержанность, в результате которой М. уехала поездом, бросив всю остальную компанию достраивать концепцию на свое усмотрение. С этого момента началась импровизация…

Воссоединились они спустя двое суток в Киеве. Т., К. и Ю. прибыли туда глубокой ночью и немедленно погрузились в окружающую действительность со свойственным ей непередаваемым национальным колоритом.

Утром, когда Т. и Ю. появились на пороге киевской боевой базы М., их лица выражали самые неоднозначные и несовместимые эмоции. Уверенно можно было свидетельствовать лишь то, что они не выспались, а также то, что, возможно, они бы предложили М. выпить яду – каждый по своим причинам. Но в кафе через дорогу яд, к сожалению, не продавали…

Поэтому они начали с кофе и продолжили коньяком, от которого Ю., блюдя образ утонченной женщины, отказалась, а М., поддерживая боевой дух рулевого, употребила несколько больше, чем следовало. К пяти часам вечера компания категорически разделилась на две части по алкогольному признаку и переместилась на базу. Загадочно улыбаясь, Ю. крутила самокрутки с вишневым табаком, которые выкуривались тут же, в результате чего процесс производства не прекращался.

Т. вещал подробности их приключений на пути из Москвы с интонациями капитана Смоллета. М. с интересом слушала, Ю. продолжала загадочно улыбаться, время от времени добавляя свои взвешенные замечания к экспрессивной речи рулевого. Так субъективная картина поездки приобретала определенную достоверность и законченность. Пора было определить дальнейшую стратегию и маршрут.

Изначально Т. собирался, используя Киев в качестве перевалочного пункта, заехать в Николаев, после чего отправиться в сторону Закарпатья. В списке населенных пунктов, которые он хотел посетить, фигурировали Львов, Ужгород, Каменец-Подольский, Черновцы, с разным приоритетом, и вообще все интересное, что попадется по дороге. М. жаждала увидеть Львов, а Ю. готова была увидеть практически все, что угодно, и на то у нее были свои причины.

На второй бутылке коньяка М. заявила, что выезжать завтра категорически нельзя (про сегодня никто уже не заикался).

– Это почему? – слегка заплетающимся языком поинтересовался Т.

Он рвался в бой в любом состоянии, и это была именно та черта, которая у М. вызывала восхищение. Однако она же, превращая его во вдохновенного импровизатора, зачастую подкладывала на его жизненном пути различные грабли. В общем, сочетание слов «чувство меры» в лексиконе рулевого отсутствовало.

– Птому что завтра полное солнечное затмение и у тебя плохие транзиты, – невозмутимо ответила М.

Т. с трудом мог предположить, что такое «транзиты» и какое они имеют отношение к делу, про затмения он, правда, что-то слышал, но когда две, в общем-то, неглупых женщины стали ему объяснять, что это такое, он мало-помалу поддался и даже выразил интерес к своей дальнейшей судьбе.

– Нуу, – пытаясь сфокусировать взгляд и одновременно перевести в уме символическую систему на бытовой русский язык, сказала М., – в самом лучшем случае, у тебя вполне может сломаться машина.

Такой поворот событий, разумеется, Т. не устраивал. Если машина сломается на третий день двухнедельного путешествия, это означает конец отпуска. Поэтому, после непродолжительного экскурса в предметную область, было принято решение ехать в Николаев послезавтра.

Следующий день они провели в сборах участников в одной географической точке, и непосредственно в затмение состав окончательно определился: к ним присоединилась С. В среду, как только закончился рабочий день К., единственного трудящегося человека в этом составе, все погрузили себя и свои вещи в машину Т. и вечерними пробками стали медленно выбираться из Киева.

Путешествие началось.

Часть 1. Николаев

Именно во время той поездки родилась растиражированная фраза Т. про то, что конец света в Николаеве будет незаметен.

Их путь лежал к месту временной дислокации К., соседями которого по квартире были два милых девятнадцатилетних юноши. Вместе с К. они продавали бетон в свободное от безделья время – а безделье, надо сказать, было их основным занятием. Пытаясь найти себе помощников по работе, К. создал им условия конкуренции при полной материальной обеспеченности. Плоды его деятельности не были вполне очевидны, но в результате такого любопытного социального эксперимента квартира, где жили эти трое, приобрела незабываемую атмосферу.

Атмосферы добавлял и живущий в соседней квартире наркоман, регулярно снабжавший компанию разными вкусностями. Отчасти ради этих вкусностей Т. и проложил свой маршрут через Николаев.

В расчетное время на пути из Киева они практически уложились, несмотря на то, что первые полтора часа на заднем сиденье непрерывно пикировались М. и Ю. К. не просыхал всю дорогу, и только С., взяв на себя роль музы рулевого, была практически идеальна. Таким образом обеспечивалась чисто физическая безопасность всей компании.

Когда они припарковались во дворе, К., выйдя из машины и двинувшись в сторону подъезда, громко заорал:

– БЕТОООООООООООООН!!!!

По набору частот и эмоций это было ближе всего к реву мамонта. Что конкретно происходило с мамонтом, издающим подобный звук, лучше, наверное, не задумываться… На всякий случай.

В квартире, где им предстояло провести ночь, следы человеческого присутствия выражались в куче мешков с мусором в прихожей, трех или четырех полностью заполненных пепельницах (роль одной из пепельниц выполняла хозяйская ваза для цветов), грязной посуде, разбитом окне, засорившейся канализации и ванне, наполовину наполненной водой в смеси с человеческими экскрементами.

Ю. взирала на все это с лицом человека, получившего инициацию. В конце концов она уединилась на кухне и начала уничтожать съестные припасы – заботиться о других, по ее собственным словам, в такой момент она была уже не способна.

К., проинспектировав обстановку, с очередной двухлитровой пластмассовой бутылкой пива в обнимку вышел на балкон, и там ему на глаза попалась веревка с прищепками. Не прерывая оживленной беседы с коллегами, он поднес зажигалку к одной из прищепок, нажал на кнопку и с интересом стал наблюдать за результатом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.