Миры Создателей. Вик и Софи

Мазз Александра

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Миры Создателей. Вик и Софи (Мазз Александра)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава I. Вик.

Возвращение домой

Грустные воспоминания наводили на меня тоску, а горечь от пережитой когда-то потери, будто пульсирующая кровь в жилах поднималась к моему сердцу и, смешиваясь с обидой и злостью, давным-давно поселившихся там, растекалась по всему телу. Много лет прошло с момента, как мамы не стало, и я почти смирился с тем, что ее нет, и никогда уже не будет рядом. Но это возвращение домой снова вернуло меня к порогу тех мучительных переживаний, от которых все мы бежали в далеком прошлом. И видимо, у отца получилось от них избавиться, раз он решил сюда вернуться, как ни в чем не бывало.

Я слегка повернул голову и посмотрел на сидящего рядом младшего брата, он был таким маленьким, когда все случилось. Стас не помнит маму такой, какой ее помним мы – старшие сыновья. Конечно, поэтому его никак не расстраивает наш приезд в этот злосчастный город, скорее он даже рад ему. Стас – единственный поддержал папину идею о нашем возвращении на родину. Я и Лекс были против, но, конечно же, решающее слово было за отцом. Злость закипела в моих кулаках. Как это похоже на моего отца, давить авторитетом и не придавать значения нашим желаниям и чувствам! Пусть его дети будут страдать, но он все равно сделает так, как решил изначально!

– Ты чего задумался? – прервал мои мысли брат.

– Да так, вспоминаю.

– Расскажи! Мне интересно, что ты помнишь! – восторженно попросил он.

– Что тебе от моих воспоминаний? Ты все равно не сможешь представить все, как помню я, – пытался отвязаться от него я.

– А ты расскажи в мельчайших подробностях, – настаивал он.

– Пытай своими расспросами папу, он без труда поделится нужной информацией, для него это уже дело прожитых лет, – язвительно бросил я.

– Вик, не будь придурком! Я уверен, что он тоже переживает и скучает по маме, иначе бы давно женился снова.

– Его женой стала работа, а дети отправились вслед за воспоминаниями о маме, в старый никому не нужный ящик, – сухо произнес я.

– Ты никогда не упустишь шанс вставить своих пару копеек. Но я все же не согласен. Ты не знаешь, какого ему было, и как он все пережил. Папа – очень замкнутый человек и не любит говорить о чувствах, а ты продолжаешь его упрекать за все на свете.

– Ладно, защитничек, давай лучше сменим тему.

– Так ты ничего и не расскажешь мне? – все еще надеясь, спросил Стас.

– Нет, – отвернулся к окну я. – Возможно, позже.

Мы проехали Королевские ворота, возведенные в псевдоготическом стиле из красного кирпича, и пару схожих по виду с ними бастионов и сооружений, и оказались на пересечении нескольких улиц, где я попросил нашего водителя нас высадить.

– Дальше мы сами, спасибо Григорий, – скомандовал я, вылезая из машины.

– Предупредите меня, когда вас забрать молодые люди, – учтиво попросил он.

– Я позвоню, – кивнул я и подтолкнул брата вперед.

– Ты уверен, что мы идем в правильном направлении? – покосился на меня брат, когда мы вышли на набережную Верхнего озера, усеянную множеством клумб и скамеек.

– Да, не волнуйся, я проверил местонахождение в разных источниках, – заверил его я.

– Как думаешь, мы задержимся здесь больше, чем на год? – спросил меня Стас, огибая фонарные столбы набережной.

– Не знаю, возможно. А что?

У Стаса был озабоченный вид.

– Просто. Хотелось бы завести нормальных друзей, – ответил он с печальной улыбкой на лице.

– Тебе мало меня и Лекса? – ухмыльнулся я.

– Нет, но вы через полгода окончите школу, поступите в университет, будете приезжать максимум раз в месяц, а я останусь совсем один, – видно было, что эти мысли неоднократно посещали его.

– Стас, мы не перестанем общаться! – попытался развеять его страхи я.

– Да, но это уже будет не так, как сейчас, – возразил он. – Ты не будешь знать, что происходит в моей жизни, я не буду знать о твоей. Мы перестанем делиться деталями, стараясь изложить лишь суть, так как телефонные разговоры не способствуют откровениям. Так было со всеми моими друзьями, которые остались в Китае, Таиланде, Вьетнаме…

– Стас! – оборвал его я. – С нами этого не будет, ты же мой единственный друг! – с теплотой посмотрел на брата я. – Так или иначе, я буду с тобой делиться откровениями, буду приезжать и часами жаловаться тебе на нудные предметы, скучных преподавателей и недалеких сверстников. Других ушей у меня нет!

Стас засмеялся.

– Чего смеешься? Ты тоже будешь приезжать ко мне и плакаться, рассказывая о своих девушках и безответной любви! – подколол его я.

– Эй, – толкнул меня в плечо брат. – Моя любовь не будет безответной!

– Я надеюсь, уж постарайся в этот раз! – мы оба засмеялись.

Я понимал озабоченность брата: остаться одному с отцом – была не завидная участь. Папа не отличался разговорчивостью или нежным проявлением чувств к своим детям, он был холоден, строг и постоянно занят рабочими делами, по которым еще и частенько уезжал, оставляя нас с прислугой или охранниками. О какой-то душевной близости с ним не могло быть и речи, со всеми своими тараканами нам приходилось справляться самим. Мне было жаль Стаса, так как он был более чувствителен к таким вещам и нуждался в родительских наставлениях и заботе, в отличие от нас с Лексом. По какой-то причине мы с ним быстро повзрослели, поняли, что к чему и не искали любви отца или чьей бы то ни было еще. Как могли, мы оба поддерживали младшего брата, а с лет тринадцати со всеми своими проблемами он стал приходить ко мне. Мы трое имели разные характеры и сильно отличались друг от друга в своих взглядах на многие вещи, но в общении со Стасом я всегда старался быть объективным и давать дельные советы, пусть даже сам бы поступил на его месте иначе.

Мы свернули на узкую дорожку из красного камня, постоянно натыкаясь на семейные пары с маленькими детьми, затем миновали фонтан и наконец-то вышли к скейт-парку, в который так хотел попасть Стас. Он представлял собой открытую бетонную площадку с множеством рамп, уступов и перил, а также трамплинов для проделывания трюков, огражденную со всех сторон бетонными конструкциями и металлической сеткой. Попеременно то с одной, то с другой стороны выпрыгивали скейтеры и роллеры в неестественных, но эффектных позах.

– Соскучился по всем этим фишкам? – указывая на подлетающих ребят, спросил я брата.

– Ты не представляешь как! – с волнением произнес Стас. – Кстати, покажу тебе, чему я научился в прошлом месяце!

С фронтальной стороны площадка имела свободный проход, через который мы и зашли в парк. Стас достал свои ролики из рюкзака и за пару секунд переобулся. Он около шести лет занимался экстремальным роллер спортом, участвовал в небольших соревнованиях, иногда завоевывая призовые места. Это было его страстью, занятием, которое приводило его в восторг. Мне нравилось наблюдать за братом, и я искренне радовался его успехам. Часто мы катались вдвоем, правда, я больше любил скейт, чем ролики, но в последние годы забросил свои катания в пользу умственной деятельности. Сегодня же мы с ним договорились покататься вместе и, достав свою доску из сумки, я выкатился к центру площадки. Было весело снова вспомнить и отработать старые заученные элементы на трамплинах и выступах. Стас около двух часов подпрыгивал, совершая замысловатые грэбы, пытаясь выполнить серию сложных скольжений на перилах, падал и прыгал снова. Довольно интересно было за ним наблюдать. В конечном счете, он выполнил то, что хотел и, взмахнув руками вверх, исполнил победный танец на роликах.

– Мэн, ты крут! – подъехал к нему какой-то парень и похлопал по плечу. – Что за трюк?

– Сам придумал! – горделиво заявил Стас.

Парень был впечатлен техникой и ловкостью моего брата, что можно было сказать и про меня самого. Я всегда удивлялся его способности открывать и находить подходы к самым непростым задачам, он не боялся рисковать и упорно шел к достижению своей цели, и когда та была достигнута, Стас радовался как ребенок! К большому сожалению всей нашей семьи, прилежная учеба в список его целей не входила, так же как и хорошее поведение в школе.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.