Зима в Эльморедене

Сорокина Дарья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Зима в Эльморедене (Сорокина Дарья)

НОВЫЙ РЫЦАРЬ ФРЕИ

В детстве все гораздо проще. Если ты отличаешься от кого-то внешне: цветом кожи, формой глаз, ростом – это не повод для ненависти. Максимум к чему могут привести такие различия – это появление клички или пары тройки безобидных шуток. Со временем же когда политика и глобальные проблемы начинают вмешиваться в дела детей и ведет к их форсированному взрослению, а расовые различия приводят к более серьезным последствиям.

Каймер с тоской смотрел на площадь Шутгарта через крохотное окно под самым потолком. Его семья лишь недавно позволила ему вернуться в Эльмореден. Три года он провел на отдаленном острове в океане, опасаясь расовых гонений со стороны других народностей. Хотя открытых движений против темных эльфов не было, а наоборот многие им даже сочувствовали, древние семьи предпочли укрыться во время первой волны. Тетя и дядя Каймера пеклись о недавно осиротевшем юном дворянине, вынашивая план о скорой свадьбе своей дочери с богатым наследником. Браки среди двоюродных братьев и сестер были у древних рас делом чести, несмотря на постепенное вырождение и ставший уже визитной карточкой темных альбинизм.

Однако кузина не трогала сердце юноши. Каймер с детства был влюблен в лучшую подругу Герданир. По иронии судьбы она была светлой. В отличие от Каймера в ее родословной не было близкородственных связей. Прямые как лучи солнца пшеничные волосы при ходьбе вздымались вверх и падали на плечи, разделяясь в полете на отдельные пряди. Глаза эльфийки были цвета заледеневшего лесного озера морозно-голубые с мягким зеленоватым обрамлением. На переносице красовались озорные веснушки, а на щеках – бархатный румянец.

Какая он сейчас? Узнает ли его? Он терзался вопросами, пристально изучая площадь. В это время года они часто собирались в Шутгарте: Герданир, его лучший друг Несвайд, близнецы Реалло и Риолло, когда они стояли рядом их крылья двигались зеркально, и, казалось, что возьмись они за руки, то смогут взлететь. Гномочка Тиффи и орк Фнарк, постоянно затевающие совершенно сумасшедшие игры. Каймер улыбнулся, вспоминая свое детство. Площадь осветило полуденное солнце, и в углу у стены золотом вспыхнули волосы.

Каймер набросил на плечи плащ и спрятал седые волосы под капюшоном. Когда он оказался у стены, девушка все еще была там. Она печально оглядывала слякоть под ногами. Привычного снега не было уже давно. То тут, то там красовались алые лужи и зловонные жижи ядовито-зеленого цвета. Девушка прикрыла глаза и вытянула руку ладонью вверх, ловя невидимые снежинки.

– Герданир? – выдохнул Каймер.

Девушка медленно подняла голову. Она несколько раз моргнула, не веря глазам.

– Каймер! – Эльфийка бросилась в объятья юноши.

– Ты живой! – прошептала она.

– Живой, – ответил Каймер, касаясь губами ее волос.

Пока они так стояли, перед глазами темного пронеслись счастливые дни, когда он думал, что будет вместе с Герданир навсегда. Их любовь такая застенчивая и неловкая зрела годами. Они не смели нарушать эту детскую платоническую привязанность. И лишь однажды, оказавшись далеко от друзей, они нашли огромную заснеженную поляну. Герданир легла на спину и стала задорно делать снежного ангела, звонка смеясь. Каймер лег рядом, не отводя от нее взгляда. Они уже не помнили тот миг, когда оказался в объятьях друг друга. Не помнили, как долго целовались. Каймер помнил лишь вкус губ Герданир, смешанный со вкусом чистого снега.

* * *

Проходили мгновения. Затем Герданир мучительно отстранилась от Каймера.

– Кай, я думаю тебе стоит знать. Я…

– Знаю, – Каймер сразу заметил кольцо на тонком пальчике возлюбленной. Да и в газете писали о недавней помолвке ее и Несвайда. В первые секунды мысль настолько поразила его, что он не мог дышать. Позднее он осознал, что это рано или поздно случилось бы, ведь он пропал без вести на три года…

– Почему ты не написал, – с укором прошептала она, в ее глазах застыли слезы.

Каймер долго молчал, опустив голову.

– Хочу вернуть ту зиму. Тот снег… И чтобы ты не уезжал.

– Последнего я изменить уже не могу. Но думаю немного снега можно попросить у Фреи, – Каймер печально улыбнулся. Когда он смотрел на Герданир, сердце его тлело в мучительной истоме. У них была бы вечность друг для друга а теперь…

– Поцелуй меня, Герда, в последний раз.

– Не могу, прости… – девушка неистово крутили кольцо вокруг пальца.

– Пообещай, чтобы я ждал, верил, придумай какое-нибудь невозможное условие.

– Сделай зиму. Пусть будет вновь много снега. Я обязательно поцелую тебя, как тогда, – Герданир сжимала руки Кая.

– Обещаю.

* * *

Каймер несколько часов бежал по лабиринту. Должно быть, глупо идти так в одиночку безоружным к Фрее и просить зимы. Скорее всего, он добежит до заснеженных садов, походит вдоль ледяных оград и повернет назад, осознавая свою беспомощность и погружаясь вновь в свое отчаяние и одиночество. Он смотрел на некогда величественный замок Фреи. Теперь ледяные башни подтаяли, а сам замок слегка покосился на бок. Каймер сделал неуверенный шаг по направлению к массивным дверям, и в туже секунду почувствовал, как под ногами просела земля. Каймер пролетел несколько метров вниз, рухнул на гору полурастаявшего снега и скатился по ступеням прямо в тронный зал Фреи.

Скучающая снежная королева играла с Клакиесом в шахматы. Фигуры были размером с саму Фрею, и она толкала их на нужные клетки порывами холодного ветра. Ее гигантский ледяной страж ловко зажимал их между пальцами. Фрея лениво перевела взгляд на незваного гостя, и ее глаза засветились ослепительно белым. Через секунду вокруг Каймера выросли ледяные кристаллы, сковывая его движения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.