Четыре ветра

Антипина Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Четыре ветра (Антипина Татьяна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Один

Папа говорит, чтобы воспитать характер, нужно два раза в день делать то, чего тебе не хочется делать. И сейчас лёжа в кровати, изо всех сил борясь со сном, Серёжа вспомнил об этих словах. Не спать… Не спать… Не спать…

Большие напольные часы, стоящие в гостиной на первом этаже дома, пробили одиннадцать раз.

«Полежу ещё немного, и обязательно встану», – уговаривал себя Серёжа. Ему было страшно. Страшен был дом, который он так любил днём, страшны ночные звуки. На улице метель и огромная лапа раскидистой старой ели, росшей под окном, стучала по стеклу – угрожала. Всё время казалось, что внизу, на первом этаже кто-то ходит. И этот кто-то, большой и ужасный, скоро заберётся на второй этаж, войдёт в комнату Сережи и обязательно с ним что-нибудь сделает: напугает, утащит к себе в нору, заколдует так, что потом никто не сможет расколдовать.

Встав с постели Серёжа начал одеваться. Он дрожал то ли от холода, то ли от страха, но старался не обращать на это внимание. Мальчики не должны быть трусами. Папа горит, что трус не тот, кто боится, а тот, кто не умеет справиться со своим страхом. Серёжа справится, обязательно справится.

Вот он оделся, вышел из комнаты, осторожно притворил за собой дверь, и на цыпочках, чтобы не разбудить бабушку, начал спускаться по лестнице.

Едва Серёжа очутился на первом этаже, страх с новой силой навалился на него. Сразу же захотелось повернуть назад, прыгнуть в кровать, и накрыться одеялом с головой. Но он пересилил себя.

В гостиной изо всех щелей лезли странные, страшные существа. Они таились под лестницей, в углах, под столом, за шкафом – везде. Если включить свет, то чудища испугаются и убегут. Но может проснуться бабушка и тогда всё пропало.

Серёжа направился к выходу, быстренько натянул сапоги, куртку, шапку, и толкнул дверь на улицу. Ветер, оказывая яростное сопротивление, крепко прижимал дверь снаружи. Но мальчик и не думал отступать. Поднатужившись, он приналёг на дверь, и, улучив момент, когда противник, потеряв бдительность, чуть ослабил хватку, ловко вынырнул на улицу.

Из-за сильной метели почти ничего не было видно. Но Сережа, несмотря на непогоду и холод, всё же шагнул с крыльца и опрометью бросился за угол дома. Туда, где ветер его достать не мог.

Задрав голову, он посмотрел на небо и понял, что всё пропало. Вокруг только густой снег, пляшущий под дудку ветра. Но, несмотря на это, мальчик всё же надеялся на чудо: «А вдруг метель закончится?». Но он ждал очень, очень долго, а ветер казалось, становился только сильнее. Ничего не поделаешь, придётся идти домой…

Когда он вернулся, то совсем не помнил о своих страхах. Сильнее страха было огорчение. Взобравшись на подоконник, Серёжа стал глядеть в окно на метель.

Часы пробили двенадцать раз. Серёже стало так обидно, так горько, что он заплакал тихо, но отчаянно. Конечно, мальчики не должны плакать, но сейчас ведь никто не видит, а потому можно. В какой-то момент за спиной он услышал шорох. Вначале подумал, что показалось, но шорох стал отчётливее. Серёжа перестал плакать и замер. Кто-то кашлянул и Сережа, соскочив с подоконника, спросил испуганно:

– Кто здесь?

Может, это бабушка проснулась? Тогда почему она не отзывается?

– Кто здесь? – повторил свой вопрос Серёжа готовый в любую минуту сорваться с места и убежать.

Он давно бы убежал, да только не знал, в какой стороне «это» находится. А вдруг побежишь и попадёшь чудищу прямо в лапы?

– Прости, я, должно быть, напугал тебя?

– Нет, – соврал Серёжа.

– Вот как? Значит, ты самый храбрый мальчик из всех, кого я знаю.

Серёже стало стыдно, что его незаслуженно похвалили.

– А ты кто?

– Я? Да не бойся ты так, сейчас…

И вдруг картина, висевшая на стене, осветилась необыкновенным мягким, притягательным светом. На картинной раме свесив хвост и задние лапы, удобно расположился большой белый кот.

– Вот так-то лучше, не правда ли? Я не люблю разговаривать в темноте. А ты?

– Я…я тоже. А ты кто?

– Тебя интересует моё имя или кто я есть по сути своей? Если имя, то меня зовут Галактион. А вот кто я по сути, на этот вопрос ответить сложно. Во всяком случае, двух слов для этого будет явно недостаточно. Мы, коты, познаём себя в течение всей жизни и поверь, даже дожив до преклонных лет, не каждый кот может дать чёткий ответ на этот вопрос.

– Галактион?

– Да, именно так. А позволь узнать, как тебя зовут?

– Серёжа. Серёжа Яковлев.

– А сколько тебе лет?

– Девять. В феврале исполнится десять лет.

– Очень приятно познакомиться Серёжка Яковлев. Скажи мне Сережа, почему ты не спишь?

Почему не спит? Почему выходил на улицу? Почему плакал? Серёже не хотелось говорить об этом. Но он подумал, что, наверное, просто спит, ведь на самом деле говорящих котов не бывает, а, значит, ничего страшного если кот из его сна узнает тайну.

– Моя мама в командировке. Она должна была прилететь на Новый год, но погода нелётная.

– И что дальше?

– Я ждал… Я думал если попросить метель очень-очень вежливо, то она успокоится, и тогда мамин самолёт сможет приземлиться. Я ждал долго, но… Я хочу, чтобы мама была со мной! В Новый год будут и бабушка, и папа, и много гостей, но мамы не будет!

Серёжа был готов заплакать от собственного бессилия.

– Да, с метелью трудно договориться. Ну, думаю, расстраиваться не стоит, промурлыкал Галактион.

– А ты не знаешь, метель ещё долго будет мести?

– Вообще, прогноз неутешительный, метель прилетела в наш город как минимум на неделю.

– Неделю! Ещё целую неделю я не увижу маму! Нет! Дольше! Ведь мама должна прилететь всего на неделю, а потом ей нужно лететь обратно. Получается, мы не увидимся до самой весны! А я так соскучился!

Серёжа, наконец, не выдержал и заплакал.

– Есть правило: если хочешь достичь цели – действуй! Забирайся ко мне.

– К тебе? Зачем?

– Ты задаёшь слишком много вопросов. Мы попробуем усмирить стихию. Прыгай сюда. Ах совсем забыл, что ты не кот. Я помогу.

Серёжа крепко зажмурил глаза, чтобы не было страшно, и протянул коту руку. И Галактион очень ловко затянул его в картину.

И сразу стало жарко, невыносимо жарко, и захотелось пить. Серёжа осмелел чуток и открыл глаза. Он лежал на песке и вокруг насколько хватало глаз был песок.

– Где мы? – спросил Серёжа.

– Мы здесь, в картине.

– Но на картине нарисован водопад, а здесь песок.

– Не всё что видишь глазами, правда. И потом вода убегает туда – за ту сторону картины к людям, им, знаешь ли, очень интересно наблюдать за движением нарисованной воды. Вот скажи мне, купил бы твой папа картину, на которой только песок?

– Нет.

– Что и требовалось доказать! Вставай, нам нужно идти.

– Куда?

– Не всё ли равно? Главное идти. Ведь нельзя никуда прийти, если не встанешь и не пойдёшь. Ведь верно?

– Верно.

Каждый шаг по песку в тяжёлых зимних ботинках давался с большим трудом. Серёжа и не предполагал, что песок может быть таким вязким, липучим, противным. Он снял шапку, куртку, свитер, но дышать от этого легче не стало. Серёжа хотел скорей хоть куда-нибудь прийти, а то так и солнечный удар схватить недолго. Спрашивать Галактиона о том, долго ли им ещё осталось мучиться, Серёжа стеснялся. Этот странный кот был, безусловно, славный, но уж больно строгий.

Пить. Ах, как хочется пить! Много-много воды выпил бы сейчас Серёжа.

Вспотевший, усталый и злой, Серёжа малодушно подумал, что, пожалуй, не нужно было слушать этого странного кота. Сидел бы сейчас дома. Он украдкой взглянул на Галактиона. Кот шёл как ни в чём не бывало и даже мурлыкал под нос какую-то песенку.

– Галактион, скажи, а тебе не жарко?

– Как ты думаешь, какая здесь температура?

– Ну, не знаю…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.