Помоги моему врагу

Разина Инна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Помоги моему врагу (Разина Инна)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

I

Всё началось с курсов живописи. Моя подружка Владка уже давно на них подсела и еженедельно оставляла там, впрочем, не очень большую сумму. А если учесть, как она радовалась очередному шедевру и сколько положительных эмоций получала, то курсы явно стоили своих денег.

Вначале я скептически относилась к её увлечению. Но со временем рисунки подружки становились всё уверенней и уже вполне годились не только для украшения стен моей дачи, но и для подарков близким и дальним знакомым. И тогда моё сомнение плавно переросло в удивление, а потом в гордость за Владку. И даже в некоторую досаду, что полгода назад не поддалась на уговоры и не пошла на занятия вместе с ней.

Неугомонная подружка до сих пор пыталась меня соблазнить, взахлёб делясь восхищёнными отзывами. Её результаты действительно впечатляли, особенно учитывая проведённые за одной партой школьные годы и наши вымученные каракули на уроках рисования. Зато сейчас Владка демонстрировала нешуточный прогресс. Так что, глядя на неё, в глубине души я уже была готова присоединиться, но из врождённого упрямства пока упиралась.

– Нет, ты только послушай, как загадочно звучит! – восторженный Владкин голос легко перекрывал гул, стоящий в кафе. Мы встретились в нём после работы, и подружка сразу перешла в наступление. Видимо, чувствовала, что ещё немного, и я сломаюсь. – Интуитивный портрет в технике сухая кисть!

– Действительно загадочно. Что значит сухая кисть? – вяло сопротивлялась я.

– Понятия не имею, но очень хочу узнать! И тебе ведь тоже интересно, у тебя глаза блестят.

– Просто я немного простужена. А почему интуитивный? Вы уже рисовали Мэрилин Монро, ты мне показывала – обычный портрет.

– Ну, никакой в тебе романтики, Катерина. Сколько лет тебя знаю, а до сих пор удивляюсь. А с Монро был совсем другой мастер-класс, на этот я ещё не ходила, – Владка вытянула из сумки листок бумаги. – Вот слушай, что пишут, специально для тебя распечатала с их сайта. «Поскольку на данном мастер-классе не будет заданного образца, то до последнего момента сохраняется интрига, что за портрет у вас получится. Будет ли это мужчина или женщина, знакомое или неизвестное вам лицо, а вполне возможно, это окажется автопортрет». Ну разве тебе не интересно? – почти в отчаянии воскликнула подруга.

– Звучит вроде ничего, – нехотя согласилась я, и Владка сразу взяла быка за рога.

– Вот и отлично! Твоё «вроде ничего» в переводе на русский значит «очень даже». Так что жду тебя завтра в полседьмого у метро. Сейчас позвоню и запишу нас на этот курс.

– Погоди, давай как-нибудь потом, – попробовала я притормозить. Но подружка быстро достала телефон и стала набирать номер, не обращая внимания на мои слабые протесты. Больше не желая спорить, я подумала: «Может и в самом деле сходить? Всё равно собиралась посмотреть на это дело изнутри. А если получится какая-нибудь мазня, тоже хорошо – Владка наконец от меня отстанет».

***

В результате следующим вечером я дождалась у метро вечно опаздывающую подружку, и мы отправились на мастер-класс. Помещение школы живописи располагалось в центре города в подвале старого дома, но было уютным и хорошо организованным. Мы заняли места за длинным столом поближе к преподавателю. Комната постепенно заполнялась людьми, и я поразилась, сколько желающих приобщиться к искусству набралось в обычный будний вечер.

Наконец в зал вошла ведущая курса – милая улыбчивая женщина. Она хорошо поддерживала атмосферу дружелюбия, комфорта и расслабления. Это напоминало своеобразную арт-терапию. Казалось, все проблемы остались далеко позади, беспокойные мысли улетучились, присутствовала лишь спокойная радость и удовольствие.

К большому удивлению, у меня что-то получалось. Было странно и забавно наблюдать, как схематичный набросок медленно обретал объём и жизнь. Сначала я никак не могла понять, мужское или женское лицо рисую, и попеременно склонялась то к одному, то к другому варианту. Но когда на портрете проявились жёстко очерченные скулы и квадратный подбородок, стало ясно, кто это.

Преподавательница постоянно ходила между рядами, помогая, подсказывая и подбадривая участников. Она подошла и ко мне, немного поизучала мой рисунок и спросила:

– Это не первый ваш портрет?

– Вообще-то, первый.

– Отлично получилось, очень живое лицо.

– Просто вы хорошо объясняете, – польстила я ей, что, впрочем, было правдой. Она улыбнулась и уточнила:

– А как у вас с настроением? Мужчина кажется немного сердитым. Никого из ваших знакомых не напоминает?

Я отрицательно качнула головой, и когда ведущая отошла, стала разглядывать своё творение. Странно, но мне человек на портрете совсем не казался сердитым. Я ткнула локтем Владку, сидящую на соседнем стуле и старательно выводящую буйные кудри у молодой женщины на своём рисунке. Она оторвалась от увлекательного занятия и повернулась ко мне.

– Посмотри, он выглядит сердитым?

Подружка ненадолго задумалась, потом сморщила нос.

– Ну, если честно, он и правда какой-то мрачный или напряжённый. Даже не знаю…

Я с досадой пожала плечами – мрачный, так мрачный. Хорошо, что у меня вообще хоть что-то вышло.

Справа раздался громкий смех, один из учеников – мужчина в возрасте – показывал желающим свой рисунок. Похоже, он нарушил пропорции человеческого лица, которые в самом начале объяснила ведущая, и злоупотребил чёрной краской, в результате портрет напоминал обитателя зоопарка. Но преподавательница и тут нашла слова похвалы и поддержки, обратив внимание на удачные детали.

Мастер-класс подходил к концу, люди с удовольствием демонстрировали друг другу то, что у них получилось. Стоило отметить, что за исключением мужчины, который всё равно остался доволен своим «шедевром», результаты остальных вполне впечатляли. Лица на портретах были интересными, естественными и живыми.

– И так каждый раз! – заметила Владка, – Причём даже когда рисуем с одного образца, у каждого выходит своя, отличная от других картина. Со своим настроением, своей цветовой гаммой и своим характером!

Пока мы добирались до дома на метро, а жили мы в соседних подъездах, подружка всячески выпытывала у меня впечатления от сегодняшнего вечера. И когда я рассеянно похвалила курсы – злополучный портрет почему-то не выходил из головы, вызывая лёгкое беспокойство, она обрадовалась и сразу стала строить дальнейшие планы. Я её немного остудила, сообщив, что мне нужна передышка. Но не возражала чуть позже посетить ещё один мастер-класс. Впрочем, Владка осталась довольна и этим.

Примерно две следующих недели интуитивный портрет часто занимал мои мысли. Я периодически его доставала и подолгу разглядывала, пытаясь понять, что он может означать. Вернее, кого? Бывая у меня, Владка тоже строила свои предположения. Её бурная фантазия превращала мужчину с портрета то в человека, которым я сама была в прошлой жизни, то в суженого мне в этой.

Посмеиваясь над подружкой, я старалась определиться с чувствами, которые вызывал во мне рисунок. Но ничего похожего на её версии не ощущала – ни духовного родства, ни тем более каких-то романтических порывов. Скорее, это было похоже на жгучее любопытство от интересной, но неподдающейся загадки, и всё ту же странную тревогу. В конце концов, гадания на кофейной гуще мне надоели. Я прекратила попытки расшифровать этот ребус и с досады засунула портрет в дальний угол секретера.

***

В тот день, поздно вечером, я возвращалась одна с курсов живописи. Владка как обычно собиралась со мной, но на этот раз ей срочно пришлось менять планы. Подружку пригласил на свидание новый кавалер. И она, хоть и после некоторых раздумий, всё же предпочла его мастер-классу.

Погода для ранней весны стояла на удивление тёплая, я медленно брела по полупустынной улице, стараясь подольше растянуть приятную прогулку. Оставался последний переулок перед метро, когда меня быстро обогнал парень и свернул в темноту.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.