Третий Меморандум

Батыршин Борис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Третий Меморандум (Батыршин Борис)

Редактор и составитель Борис Батыршин

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вместо предисловия – об авторах этой книги

В ноябре 2015-го исполнилось три года, как ушёл из жизни Пётр Курков. Человек с неуёмным воображением, безграничной фантазией; его хорошо помнят ветераны КЛФ-ов (Клубов Любителей Фантастики – было такое движение в 80-е годы прошлого века). Помнят и те, кто основал в начале 90-х общероссийское движение ролевых игр и толкиенистов. Рассказы Петра появлялись на страницах журнала «Техника-молодёжи и в сборниках фантастики 90-х: некоторые из этих произведений включены в данное издание. А кое-кто из ценителей интеллектуального чтения не забыл ещё редакторскую колонку в компьютерном журнале «Подводная лодка» – там Пётр публиковал свои эссе.

Персонаж по имени Александр Казаков впервые появился на страницах «Третьего Меморандума». Этот роман был задуман и начат в компании с двумя сокурсниками по Московскому Литературному Институту. Главная идея, сюжет и, собственно, литературное воплощение, принадлежали Петру; часть глав написал (правда, значительно позже), и автор этих строк.

Впрочем, буду объективен – моя роль в создании «Третьего Меморандума» достаточно скромна и, кроме упомянутых уже глав сводится, по большей части, к систематизации и обработке заметок и отдельных фрагментов текста из архива П. Куркова. Ну и, разумеется, к «обращиванию мясом» некоторых фрагментов скелетов сюжетного скелета. Однако же, изрядный процент авторской работы здесь всё же присутствует – что и даёт мне право считать себя соавтором.

Кроме Петра, к «Третьему Меморандуму» были причастны ещё двое его сокурсников по Литературному институту. Но увы, их имена и степень участия в создании романа мне достоверно не известны. Знаю лишь, что каждый из них «вёл» своего персонажа – Маляна и Валери. Эти их герои так и остались на страницах этой книги – в отличие от персонажа Петра. Все, кто хорошо знал его, конечно, помнит, что Александр Казаков – неизменный псевдоним для эссе и публицистики, для игровых проектов и фантастических произведениях; автор неизменно ассоциировал себя со своим созданием, причём так, что порой трудно было различить, где действует, пишет, говорит Курков, а где – Казаков.

А теперь – несколько слов о самом романе. В наше время читатель пресыщен разнообразными фантастическими произведениями о «попаданцах» и «робинзонадах», в основе сюжетов которых лежит идея о переносе группы людей в чужой мир. Как правило, это наши современники, отягощённые полезными в ино-мирных приключениях знаниями и умениями. Ну, наверняка ведь читали: спецназовец, исторический реконструктор, мастер-фехтовальщик, инженер-самодельщик, крутой бизнесмен с навыками антикризисного менеджмента…

Так вот – ничего этого у героев «Третьего Меморандума» нет. Нет у них и специальной подготовки, как у школьников из хайнлайновского «Тоннеля в небо». Герои этой книги пришли из той эпохи, когда вообще мало кто слышал термины «выживальщик» и «постапокалипсис». Соответственно – это самые обычные люди. И – они молодые, как и авторы книги: студенты, почти подростки, за спиной у которых, в лучшем случае несколько курсов советского ВУЗа и пара лет в армии, причём, отнюдь не в десанте. Это важно – герои «Третьего Меморандума» явились в чужой мир из середины 80-х годов прошлого века, и принесли вместе с собой образ мыслей, идеалы того времени.

В советские времена почти не писали и не издавали «боевую» фантастику; зато в большом почёте была фантастика социальная. Почему так получилось – тема для отдельного разговора; пока же, стоит упомянуть о том, что герои «Третьего Меморандума» решают в-основном, вопросы социального устройства своего маленького сообщества. И делают это в меру разумения и воспитания, полученного дома, на Старой Земле, в родной стране, в в Советском Союзе. И все действия героев книги следует воспринимать через призму 80-х; сейчас все мы, даже выросшие в те годы, уже стали другими.

Так что, для читателя эта книга будет ещё и экскурсией (а для кого-то – желанным возвращением) в последние годы СССР – с тогдашними представлениями, взглядами, порой штампами, заблуждениями. И, конечно, идеалами и мечтами. Мы ведь умели тогда мечтать – и не только о персональном благополучии и «успешности», помните?

Конечно, в книге есть и схватки с чужой, опасной природой; и столкновения с людьми, ставшими в этом инопланетном мире опасными врагами. Но главное, всё же – те представления о справедливости, добре, порядке и устройстве общества, которое пытаются реализовать герои.

Мир «Третьего Меморандума» продуман до мельчайших деталей, и отнюдь не все они вошли в эту книгу. Астрономия, древняя и текущая история, животный мир, география… Перечисление это рискует затянуться – так что лучше уж предоставлю судить об этом читателю.

Да, и вот ещё что. Речь персонажей «Меморандума» пересыпана словечками, цитатами, понятиями, напрямую заимствованными из популярных в их среде фантастических произведений. Это относится и к знаменитому казаковскому «мн-э-э…» – прямому подражанию Юрковскому из «Стажёров» братьев Стругацких (большинство заимствований как раз из их книг), и к терминологии вроде «Бойцовых Котов», «Следопытов» и прочего, и к географическим и астрономическим названиям. И дело тут не только в литературных пристрастиях авторов – просто в той среде, откуда они вышли персонажи (впрочем, и сами авторы, чего уж там…), это считалось в то время своего рода признаком хорошего тона. Мы воздержимся от того, чтобы снабжать ссылками эти заимствования – ищущий да обрящет…

Борис Батыршин, писател

Книга первая

Первоград

I

Предчувствиям не верю и примет

Я не боюсь. Ни клеветы, ни яда

Я не бегу. На свете смерти нет.

Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо

Бояться смерти ни в семнадцать лет,

Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,

Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.

Мы все уже на берегу морском,

И я из тех, кто выбирает сети,

Когда идет бессмертье косяком.

Арс. Тарковский

Из света и тепла, с трудом преодолев размахавшуюся стеклянную дверь, я вылетел в моросящий сумрак, прошлёпал по лужам, втянув голову в плечи. Ничего хорошего и сегодня не произошло… то есть уже вчера, пятнадцать минут, как вчера, а ждало только надсадное зудение родителей. Я бы не пошел домой, если было бы куда идти. Смурно на душе. Ах вы, комплексы мои…

Вот под этими деревьями, густо обступившими тропинку и скрывшими её от хирургического света фонаря, я в детстве боялся проходить. Сначала мерещились призраки, потом – хулиганы. Всегда боялся хулиганов, будучи сам розовой соплёю… Опять комплексы.

И тут всё пропало. Темнота, глухота, полная амнезия всякого рода чувств, так что нельзя ни паниковать, ни удивляться. Подержав в таком состоянии с минуту, отпустило.

Отпустили?..

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.