Тамбовский волк. Портрет Гордона Мида

Пьянков Борис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Тамбовский волк

Глава 1

Май и июнь – прекрасное время, особенно для тех, кто работает в школе. Правда, дорабатывать последние перед каникулами дни тяжеловато, – программа-то пройдена!

От безделья и жары поведение подростков лучше не становится, зато учителя предвкушают длительный отдых. Почти два месяца оплаченного отпуска – это вам не шуточки…

Июнь, конечно, тоже рабочий месяц, идут экзамены. Но разве можно сравнивать экзамены и рутину повседневной работы! Экзамены в школе далеко не каждый день и такая работа, для преподавателей, как праздник. Что там говорить, приятно, когда нарядные дети дарят учителям цветы и конфеты, а иногда шампанское или коньяк в непрозрачном пакете. В это время самые противные ученики кажутся лучше, чем они есть на самом деле, а их родители, истратившие кучу денег на приготовления к выпускному вечеру, становятся мягче. Вероятно, они радуются тому, что школьные поборы закончены.

Бедные родители! Когда их детки поступят в институты и колледжи, школьные поборы покажутся им не заслуживающей внимания мелочью.

Школа в Чертаново была старой, в пять этажей. Актовый зал в таких школах маленький, и не все желающие смогли попасть в него, поэтому истомленные жарой родители ожидали своих чад в тени деревьев, окружающих школу.

Праздник последнего звонка закончился. Виктор Семенович, школьный учитель истории и рисования, вышел на улицу раньше остальных.

Он не был классным руководителем, и поэтому его никто не задерживал. Жизнь казалась ему прекрасной, и погода подтверждала такое предположение. На небе не было ни облачка, сияло полуденное солнце. Оглушительно пахло то ли цветущим шиповником, то ли сиренью. Этот запах был гораздо более сильным, чем запах букетов, которые принесли с собой родители.

Виктор Семенович с интересом посмотрел в их сторону, мысленно отметив группу легко одетых дамочек, ожидающих, когда выйдут на улицу выпускники. Разведенный учитель был неравнодушен к своим ровесницам, женщинам тридцати – сорока лет, у которых он часто имел успех, проявляя в любви необычайные способности. Даже непонятно, откуда у обыкновенного мужчины такой темперамент?

Виктор Семенович не был писаным красавцем, но был подтянут, распускаться себе не давал, занимался физкультурой, и даже посещал тренажеры, установленные в спортзале. Он любил выпивку, но никогда не напивался и лишь иногда мог взять сигарету, что называется, «за компанию». В повседневной жизни учитель не курил.

На улицу стали выходить выпускники. Девушки были в белых блузках и коротеньких юбках. На каблуках они выглядели интереснее и старше, чем обычно. Невесомая одежда девушек резко контрастировала с галстуками и «тройками» взмокших от пота молодых людей (язык уже не поворачивался назвать их юношами). Тихий школьный двор оживился. Слышался оживленный смех и ненормативная лексика. Молодые люди с облегчением срывали галстуки. Многие из них по привычке прятались за углом школы, – измученный долгим напряжением организм требовал свою дозу никотина.

– Я мама Элеоноры Гусейновой, – кокетливо улыбнулась Виктору Семеновичу мама одной из теперь уже бывших его учениц, – хочу поблагодарить вас. Девочка просто обожает историю. Она много рассказывала мне о вас. Вы, должно быть, замечательный учитель!

Элеоноры поблизости не наблюдалось.

Какая блондинка! – Виктор Семенович с удовольствием разглядывал глубокий вырез цветастого сарафана. Как раскраснелась лицо этой молодой мамы, но может быть это просто от жары?

– Вот бы никогда не подумал, что такая молодая девушка может быть мамой нашей выпускницы! – слукавил учитель. Он и не подумал скрывать свой интерес.

Дочь была совсем не похожа на нее, – невзрачная девчушка восточного типа, ее брови срослись у переносицы. Училась она хорошо, но вряд ли Виктор Семенович обращал на нее много внимания.

– Строго говоря, я ей не мать, а мачеха, – доверительно сказала женщина, – но я удочерила ее. Вы должны помнить меня, я ведь приходила к вам в школу.

– Так ведь, наверное, зима была, – откровенно улыбнулся учитель, – а то бы непременно запомнил!

Теперь он разглядывал приоткрытые губы женщины. Это был решающий момент. Уйдет или не уйдет? – думал историк.

Мачеха девочки растеряно крутила на пальце обручальное кольцо. Нет, она и не думала обижаться. Значит, не уйдет!

– Нам с Вами надо поговорить о дальнейшей учебе Вашего ребенка, – решительно сказал Виктор Семенович.

– Элеонора надумала стать экономистом, – рассеянно проговорила молодая женщина.

Ее лицо и шея совсем разрумянились, а на верхней губе выступили капельки пота, и похоже не жара была тому виной.

Ну что же, теперь можно действовать, – Виктор Семенович любил экспромты.

– А вдруг история станет судьбой Элеоноры! – безаппеляционным тоном сказал он, – пойдемте ко мне в кабинет. Там прохладнее, а я замечаю, что нам с Вами надо поговорить.… Пойдемте!

– Мама, а ты куда? – это была невесть откуда взявшаяся Элеонора.

– Мне надо поговорить с учителем.

– Но ведь учеба уже закончилась, – удивилась девочка.

Женщина закашлялась. Она растерялась и не знала, что ей ответить ребенку.

Виктор Семенович понял, что дело надо брать в свои руки.

– Теперь твоя учеба только начинается, деточка! – мягко сказал он, – вот об этом мы с твоей мамой и поговорим.

Девушка недоверчиво посмотрела на старших, и на мгновение учителю даже показалось, что она понимает гораздо больше, чем положено в ее возрасте.

– Я скоро вернусь, – молодая мачеха, наконец, обрела дар речи, – а ты беги домой, Элеонора, переодевайся, не то опоздаешь на свою автобусную экскурсию!

Виктор Семенович и молодая женщина поднялись на четвертый этаж, где располагался кабинет истории. В школе царила праздничная атмосфера, повсюду сновали нарядные дети и их родители с цветами.

Учитель подумал о том, что в этой суете их никто не заметит. Это хорошо!

От женщины пахло дорогими духами.

– Как вас зовут?

– Ольга… – женщина взволнованно дышала. Бретелька сарафана, как бы невзначай, сползла с ее округлого плеча.

Виктор Семенович крепко сжал ее локоть.

– Ты просто прелесть, Оля!

– Не так сильно, а то у меня будут синяки, – сказала женщина, у меня кожа, знаете какая…. Чуть, что – сразу синяк!

Сейчас учителя мало занимали такие проблемы. Он запер кабинет изнутри, и не теряя времени, рывком притянул Ольгу к себе.

Снявши голову, по волосам не плачут, подумаешь синяки! – подумал Виктор Семенович, впиваясь поцелуем в яркие губы женщины.

Он всегда брал от жизни все, что она могла предложить.

Глава 2

Биография учителя была несложной. Виктор Семенович родился в небольшой деревне Тамбовской области. Вскоре после его рождения пропал без вести отец, а когда Виктору исполнилось семнадцать лет, угасла и мать, слабое здоровье которой было подорвано непосильной работой. После службы в армии Виктор Семенович поступил в Московский педагогический институт, в смутные девяностые годы туда еще можно было поступить бесплатно. Натерпевшись лишений в детские и юношеские годы, он твердо решил, что в свою деревню больше не вернется. Да и кому он там нужен?

По окончанию учебы Виктор Семенович получил диплом советского образца, но уже с двуглавым орлом на гербовой печати. Выпускники девяносто шестого года распределению не подлежали, до них просто никому не было дела.

Куда теперь податься бедному учителю? Конечно же, лучше всего остаться в Москве…. Здесь другие деньги, другой уровень жизни, здесь всё другое!

Москва! Как действует на воображение приезжих столица, развращённая чужой роскошью и богатством. А ведь здесь большинство горожан ночует на унылых окраинах, улицы забиты автомобильными пробками, да и живут многие беднее некуда…. Но для провинциальных ходоков это пустяки! Ведь у них есть вера в то, что ещё всё впереди, а Москва это сказка, мечта и, безусловно, город больших возможностей.

Третий Рим! Как скоро вандалы накинут верёвки на шеи твоих бесчисленных памятников?

Чтобы получить заветную столичную прописку, Виктор Семенович решил жениться на женщине старше себя, и с ребенком. Будущая жена не выделялась среди его подруг ни красотой, ни умом, зато она жила в «сталинском доме», в большой квартире расположенной неподалеку от метро Университет.

– Я считаю, что у мальчика должен быть отец! – непреклонно сказала женщина. Ребенка, которому уже исполнилось тринадцать лет, Виктору Семеновичу пришлось усыновить.

К сексу Нина, воспитанная в пуританских традициях относилась как-то брезгливо, да и от природы она была холодновата. Денег в семье не хватало, многочисленные любовные приключения, любившего простые радости жизни, тоже не способствовали мирной семейной жизни. Инициатором скандалов была всегда Нина.

– Надеюсь, ты хоть к старшеклассницам под юбки не залезаешь? – с издевкой спрашивала мужа всегда утомленная домашней работой (а больше она нигде не работала), неряшливо одетая жена.

– Они сейчас все в брюках ходят – зло отвечал историк.

И как эта идиотка может говорить такие вещи! – думал он.

Виктор Семенович соблюдал законы, и никогда не позволял думать себе о школьницах, как о предмете своего интереса. Да и вообще ему нравились дамы постарше, с опытом семейной жизни, которые точно знали, что именно надо мужчинам.

– А то бы непременно залез? – не унималась жена.

– Для этого у меня есть ты, – закипая, отвечал ей Виктор Семенович.

Удивительно, но жена привлекала его именно тогда, когда говорила ему гадости. Внезапно пробуждалась злость, разгоралось желание, и тогда, обычно спокойный, учитель валил Нину на диван, преодолевая ее слабое сопротивление. Видели бы его в эту минуту школьники!

– Ты это только и умеешь, – едко выдыхала Нина, – а другие еще и деньги зарабатывают….

Удивительно, но этот случайный секс был моментом торжества в жизни этой невзрачной женщины, которая могла получить лишнее доказательство того, что ее муж бесчувственная и толстокожая скотина!

Да, деньги…. А откуда у школьного учителя деньги? Виктор Семенович работал на две ставки, но все равно его зарплаты ни на что не хватало. И куда деться от такой жизни?!

Спасение пришло оттуда, откуда не ждали. Смутные годы закончились и Москве снова выросли цены на жилье. Они и раньше были непомерно высокими, а сейчас квартиры в том районе, где была прописана несчастная семья, стали стоить целое состояние.

Когда риэлтерские фирмы стали делать жильцам соблазнительные предложения, Нина не выдержала. К этому времени она сумела устроиться на работу в районную управу, в торговый отдел. У Московских чиновников высокая зарплата, а уж те лица, которые выдают лицензии на торговлю… – словом живут хорошо!

Скоро Нина потеряла интерес к учительской зарплате. При размене квартиры она не потеряла ни одного метра, и даже получила при этом денежную компенсацию.

После развода Виктор Семенович вздохнул с облегчением, несмотря на то, что ему досталась лишь маленькая комната в отдаленном районе города. Но не зря говорили в родной деревне, что он родился в рубашке.

Скоро «хрущевки» стали сносить, его коммуналку расселили, и учитель получил приличную однокомнатную квартиру в Бутово.

У холостяков много свободного времени и у появилось новое времяпровождение. В конце концов, каждый человек может иметь увлечения, – говорят, даже великий Менделеев в качестве хобби делал чемоданы и шил себе одежду.

Виктор Семенович умел рисовать с детских лет, потому и вел в школе рисование, а сейчас его просто захватила страсть к написанию портретов и пейзажей. Знакомые женщины охотно позировали ему. Как иногда обижались некоторые из них, увидев свои портреты!

– Боже мой! Ну, разве это я?! Неужели у меня такое странное выражение лица?

– Ах, вот какой ты меня видишь!

– Эта похотливая девица совсем не похожа на меня!

Разве нельзя было посоветоваться с ними? Уж, наверное, они разбираются в живописи не хуже учителя рисования! Отныне ноги их в этом доме не будет!

Но обиды проходили и женщины появлялись вновь, ведь так уютно было позировать Виктору Семеновичу в мягком кресле с бокалом красного вина в изящной руке, сидеть и ждать, когда у него разгорятся глаза, и он отложит кисти в сторону.

Тогда можно перебраться на древний, но прочный ещё диван, чтобы предаться занятию куда более увлекательному, чем живопись….

Мало-мальски способные мужчины у нас нарасхват и не одна приятная натурщица выражала желание скрасить Виктору Семеновичу его одиночество, но, наученный жизненным опытом учитель не поддавался на провокации.

Нет, иногда в его квартире хозяйничали женщины, ведь должен же кто-то оттирать с пола присохшую краску, чистить ванну и скрести плиту, или исполнять другие, более приятные обязанности. Но как только речь заходила об изменении семейного статуса, Виктор Семенович становился непреклонным, – и тогда очередная дама в сердцах покидала неразумного упрямца.

Свято место пусто не бывает, и женщины в жизни учителя истории менялись, подобно сезонам года. это вполне устраивало, ведь в отношениях с прекрасным полом он ценил не верность, а разнообразие.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.