Спасти пасика

Белоусов Олег

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спасти пасика (Белоусов Олег)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«И Мария-Саломея спросила Господа: Учитель, когда кончится царство Смерти? И Иисус ответил: когда вы, женщины, больше не будете рожать детей… Когда вы скинете позорное и постыдное одеяние, когда двое станут одним, когда мужское и женское станут едины, когда не будет более ни мужчины, ни женщины, тогда кончится царство Смерти… И Саломея вновь спросила: значит, я больше не должна рожать детей, Учитель?.. И Иисус ответил: ешь твои плоды, но плода горечи (материнства) больше не ешь».

(Евангелие от египтян)

Далее Иисус ответил Саломее: «Я пришел уничтожить дело женщины».

Часть первая

Глава 1

– О чем бы я ни думал и что бы ни делал, подспудно я постоянно испытываю болезненное желание иметь близость с новой женщиной. Даже во сне эта будоражащая тяга не оставляет меня: сны с доступными толстозадыми бабами преследуют меня почти каждую ночь, и я никак не могу после пробуждения вспомнить их лица, потому что никогда их раньше не встречал… Я, образованный и воспитанный в профессорской семье, ничем не отличаюсь от всех других неотесанных и простоватых мужиков. И я, и они, без сомнения, все дела в жизни рассматриваем, как промежуточные между любовями. Я все делаю, как обычные люди: ем, сплю, хожу на работу ну, и так далее, но успокаиваюсь ненадолго только тогда, когда мои повседневные хлопоты заканчиваются между ног у очередной незнакомки, несмотря на то, что я, вроде, счастливо женат… По надобности это менее значимо, чем еда, без которой я смогу прожить только несколько дней, а без реальной близости с неведомой женщиной я смогу вытерпеть всю жизнь, но что это будет за жизнь? Наперед знаю, что это будет беспрерывная мастурбация на порнографические фантазии при красивой жене… Почему я столько же не думаю о том, как бы поесть, без чего жизнь немыслима, а все время моя голова занята тем, без чего возможно прожить до старости и естественной смерти?.. Я понимаю, что нынче нет надобности думать о пропитании, но, кажется, что случись мне когда-нибудь умирать от голода, то и тогда я буду прежде думать о неизвестной бабенке, нежели о спасительном куске хлеба, или, что менее вероятно, о своих пристрастиях в искусстве – будь то литература, живопись или музыка. Нет-нет! У меня, как у всех кусок хлеба первичен, но стоит мне голодному проглотить этот спасительный кусок, как тотчас я начинаю искать глазами девицу. Это так потому, что пока мы живы, мы ценим жизнь и цепляемся за нее из-за возможности любить, как можно больше разных подружек… Теперь мне лучше понятны мотивы Казановы, который вовсе не гнался именно за количеством, как я недавно прочитал у Цвейга. Судя по жизнеописанию, Джакомо находил в каждой женщине, что-то одному ему новое. Все женщины будто одинаковые, но он был способен найти в каждой особе множество отличий от предыдущей пассии… Только сейчас я понимаю этого итальянца и оцениваю его, подобно великому парфюмеру, различающему тысячи оттенков запаха полыни, лаванды или жасмина. Я тебе больше скажу: если бы каждый мужчина имел достаточно денег покупать интересную женщину всякий раз, когда у него возникает желание, то институт брака никогда бы не смог утвердиться. Зачастую у богатых дяденек жены играют роль прикрытия или партнера, а трахают эти супчики чуть ли не всех красоток подряд, что попадаются им на глаза… Как я их понимаю! Когда у тебя в кармане десятки и сотни миллионов долларов, то ты острее начинаешь ощущать скоротечность жизни. Тебе уже меньше всего хочется думать о том, чтобы накормить всех нищих, которые, за редким исключением, став сытыми, превращаются в мерзкие и бесполезные организмы, подобно жирным червям, что кишат знойным летом в общественных деревянных сортирах переполненных человеческим дерьмом. С миллионами в кармане ты уже каждую секунду на часах воспринимаешь, как приближение твоего исчезновения во вселенной навсегда, но твои деньги превышают ресурс твоего тела, и ты мечешься в поисках приложения всего того, чего не сможешь истратить…

– Почему ты здесь об этом заговорил?

– Почему именно здесь?.. Разве ты сам не чувствуешь?.. Да потому что в барах и ресторанах все пропитано похотью, где каждый из нас, чуть выпив, начинает замечать в себе потребность любить чужую девку! Чужую не в смысле кому-то принадлежащую, а в смысле не испробованную тобой. Давай познакомимся с какими-нибудь шлюхами и снимем гостиничный номер на ночь, а?.. В шлюхах – самое сладостное расслабление для женатого мужчины… Завтра, слава богу, суббота и на работу идти не надо. Посмотри, вон за тем столиком две сучки-штучки сидят. Мне кажется, они иногда посматривают в нашу сторону. Они за тем же здесь, зачем и мы: не только пиво попить… – сказал молодой парень с черной, как смоль, волнистой шевелюрой своему компаньону, у которого была неровная переносица, но приятная улыбка с обнажением белых и ровных зубов…

– Хотелось бы пока посидеть вдвоем, а там видно будет. Девиц, чтобы за них заплатили в этом пивном баре, всегда можно найти. Сейчас я пошел в сортир – пиво уже в ушах плещется, – сказал Виталий Печников коллеге по офисной работе Владимиру Зубову и поднялся из-за стола шумного московского питейного заведения «Бавария».

– Не первый раз замечаю, как хорошо у тебя работают почки. После первой кружки ты уже бежишь в уборную! – перекрикивая гам посетителей, заметил, улыбаясь, Зубов.

– Пока я хожу, закажи, пожалуйста, еще по одной… – попросил Печников, пропуская мимо ушей сомнительную, на его взгляд, похвалу своему здоровью. Виталию, напротив, казалось, что у него что-то неладное с почками, раз он беспрестанно начинает бегать в туалет от нескольких глотков пива.

– Заявка принята, мой друг! – ответил театрально покорно Зубов, по-лакейски склонив голову и приложив ладонь правой руки к сердцу, явно весело настроенный от предстоящей возможности отдохнуть с какими-нибудь незнакомыми девицами. Тотчас он начал искать глазами по залу пышнотелую и суетную официантку, что их обслуживала. Словно оперная Кармен все работающие в баре девушки были одеты в просторные красные юбки и черные с отливом корсеты, притянутые впереди шнурками к талии, которые выталкивали их груди наружу из откровенных вырезов в белых блузах. Увидев свою официантку, Зубов поднял руку вверх и поманил двумя пальцами пышущую здоровьем молодуху. Она улыбнулась, давая понять, что видит, куда ей следует подойти.

Между тем, Печников, пройдя через зал к раздевалке, отыскал мужскую туалетную комнату. Неожиданно при заполненном посетителями баре в четырех кабинках, дверцы которых были распахнуты, не было ни души, и только у настенных писсуаров стоял один мужчина с хвостиком седых волос на затылке. Печников подошел к стене и, расстегнув спешно от нетерпения ширинку, приготовился справить нужду. Однако переполненный мочевой пузырь никак не хотел опорожняться, так как боковым зрением Виталий видел, что рядом стоящий человек следит за ним, и это мешало расслабиться. Повернувшись к соседу, Печников действительно заметил, что тот смотрит на него и улыбается. Незнакомцу по возрасту было за пятьдесят. Вдруг он подмигнул Печникову, не теряя непонятной улыбки.

– Мы знакомы? – спросил Виталий раздраженно из-за внимания к себе именно в такой неподходящий момент.

– Давай я тебе помогу, – не отвечая на вопрос, сказал вдруг вкрадчиво и по-свойски чужак. Он подошел и потянулся рукой к промежности Виталия. По глазам мужчина казался нетрезвым. Печников не успел быстро отстраниться и что-либо возразить. Никак не ожидая такого поворота событий, Виталий с запозданием подался грудью вперед, а задницей назад. Странный незнакомец все же успел едва коснуться Виталия рукой. На мизинце и безымянном пальце Виталий заметил у него несколько колец.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.