Знак судьбы

Лиштванов Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Знак судьбы (Лиштванов Владимир)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая

Вечерние сумерки, плотным покрывалом, опустились на землю, в осеннем тихом городке, районного масштаба.

Резкий, пронизывающий до костей, ветер кружил пожухлую листву, зло, бросая в окна, на скамейки и тротуары улиц. Редкие запоздалые прохожие, кутаясь от ветра в плащи и куртки, спешили к манящему теплу и уюту квартир.

Во многих окнах давно погас свет и лишь в некоторых, светились разноцветные огоньки. От этого дома, становились, похожи на силуэты гигантских океанских кораблей, бороздящих безбрежные просторы планеты.

– Саня, пора спать!!!

– Сейчас, мам.

– Ну, Саня, сынок, уже все давно легли спать. Только ты один не спишь.

– Сейчас! Сейчас!

– Сколько раз тебе можно говорить? – начинала сердиться мать, – Живо в кровать!

– Ну, мам, ещё немного, ещё чуть – чуть!

– Я кому сказала? Завтра тебе рано вставать в школу. Быстро спать!!!

Саня с неохотой начал раздеваться. Что толку спорить с матерью, ведь всё равно настоит на своём.

– Ох уж эти взрослые, – сердито думал Саня, – всё у них по расписанию, всё правильно, как будто сами не были маленькими, как будто сами не хотели повозиться вечером с заветными вещами.

Правда, глаза уже начали закрываться и слипаться, хоть спички подставляй к векам, но это, как говаривал Карлсон из мультика: «…ерунда, дело житейское».

Пора спать. А ведь столько интересного не сделал! Не посмотрел, что стало с мухой, которую ещё утром посадил в банку и оторвал крылья. Не успел разобрать старый будильник, у него давно, конечно, не без помощи Сани, отвалились стрелки. Не успел украдкой докурить заныканый дедов бычок….

Да и мало ли дел, у взрослого, самостоятельного мужчины, которому исполнилось уже целых пятнадцать лет.

Но с матерью не поспоришь, надо идти спать и ничего тут не поделаешь:

– Ничего, – решил Саня, – всё это можно доделать и завтра, вот только б ночью не приходил страшный, чёрный мужик. А то уж как-то боязно становиться, когда он подкрадывается тихо и не заметно к кровати, останавливается около и молчит. Причём, молчит, ни слова не говоря. Ладно, уж что-нибудь сказал бы, а то стоит стоймя и молчит себе, как покойник, а затем, тоже молча, куда – то исчезает.

Саня разделся, бросил вещи на стул, выключил свет и юркнул под теплое одеяло, окунувшись в прохладу постельного белья, свернулся калачиком, что б согреться. Вскоре он быстро согрелся и вытянулся во весь рост, слегка высунув голову из-под одеяла.

– А всё же жаль, что не докурил бычок, – подумал он, – ведь завтра утром в школу, а в школе курить нельзя. Вот теперь жди удачного случая, а когда будет – не известно.

Саня уже начал засыпать, как вдруг в комнате стал сгущаться сумрак и появился контур того же страшного, чёрного мужика, который иногда по ночам приходил из темноты.

Лица не было видно, но фигуру мужика Саня видел отчетливо. Мужик медленно подошёл к Саниной кровати и молча, ни слова не говоря, нагнулся над ним.

– А-а-а!!! – громко, навзрыд, закричал Саня.

– Что, что случилось сынок, – услышал он встревоженный голос матери.

Через минуту загорелся свет, а на пороге, в одной ночной рубашке на босу ногу, стояла мать.

– Мам, опять, опять он приходил, – взволнованным голосом рыдал Саня.

– Кто он? – встревожено спросила мать.

– Ну что, что ему от меня нужно? – не слыша матери, продолжал рыдать сын.

– Да кто же он, кто приходил?

– Тот чужой, чёрный мужик.

– Какой ещё мужик? – начинала злиться мать, не видя никого чужого.

Она сильно устала за день, очень хотелось спать, утром рано вставать на работу, а тут сын с причудами.

– Тот же, что и в прошлый раз… – пытался объяснить сын.

– Опять ты всё выдумываешь паршивец! – раздраженно перебила мать, совсем не хотелось слушать очередные бредни сына.

– Вот и не выдумываю. Он только что здесь был! Был! Я его видел! Видел!

– Ну, посмотри, ведь ни кого нет в комнате, кроме тебя, – видя, что сын действительно перепуган, уже более спокойно проговорила мать.

– Да был же, он, был, – не унимался Саня, испуганно оглядывая комнату.

Но в комнате, действительно, кроме его с матерью никого не было. Саня не мог понять, в чём дело. Куда делся тот страшный мужик из темноты? Ему было страшно и обидно.

Страшно, что часто, по вечерам, внезапно приходил чёрный человек, а затем так же внезапно – исчезал и совсем неизвестно, куда исчезает, что хочет и появится ли снова, или нет. Обидно же было за то, что родная и единственная мать, не верит.

Видя, что сын действительно не на шутку напуган и расстроен, мать решила сменить гнев на милость. Чтобы как – то успокоить, села рядом, укрыла сына одеялом и положила руку на голову.

От этого присутствия матери, нежного и ласкового прикосновения, Сане стало спокойно и хорошо. Все тревоги и переживания мгновенно испарилась куда – то. Он быстро успокоился и заснул, иногда бормоча что – то во сне.

Глава вторая

В школу Саня не очень любил ходить. Ему не нравились монотонно проводимые уроки, не интересность, да скучная зубрёжка правил, совсем добивала.

Зачем учить какие-то правила, определения и другую муть, если всё это есть в книжках? Если приспичит узнать что – либо, то возьми книжку и прочитай.

Да ещё учителя ставят оценки не за знания, а за то, как ведёшь себя, или вообще неизвестно за что.

Вот недавно, на матеши Саня сидел, делал задание, но его окликнул, по – тихому, Димка – булдыжка. Он показал карикатуру. Саня быстро нарисовал ответную и повернулся показать.

Математичка, увидела это, подняла его и заставила стоять минут десять. Затем сказала:

– Дай тетрадь, я посмотрю, что сделал на уроке.

Она взяла Санину тетрадь и даже, не взглянув на содержимое, со словами:

– Здесь всё не правильно.

Всё перечеркнула в тетради, хотя перед этим все проверяли, у Сани было правильно, а затем поставила двойку и в тетрадь, и в журнал, и в дневник.

Или вот вчера, на истории Саня перебросился парой слов с приятелем – Серым, срочно нужно было обсудить планы похода в кино после уроков, так историчка говорит:

– Климов пересядь на другую парту.

– Не пересяду, – угрюмо ответил Саня.

– Пересаживайся живо, а то два поставлю.

– Ставьте, – сказал Саня, но так и остался на месте.

Учительница поставила двойку в журнал, хотя спрашивается: за что? Оценку ведь она не за знания ставила, а за поведение!

Про литру же и вспоминать противно. Вон, позавчера, вызубрил Саня тот стих, что задавали, от корки до корки, вчера же на уроке, вызвался к доске, да рассказал всё наизусть, без одной запиночки, а училка литры вместо того, что бы поставить петифан, или на худой конец четыре, говорит:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.