Дыхание жизни

Назаров Вячеслав

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дыхание жизни (Назаров Вячеслав)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Молодой человек в черной кожаной куртке лишь со второй попытки открыл дверь подъезда. Ему противостояли порывы ветра такой силы, что обычно в подобных случаях синоптики объявляли штормовое предупреждение. Но предупреждать было поздно – стихия уже разбушевалась.

Бочком прошмыгнув в щель парень поудобнее перехватил мотошлем, и низко опустив голову медленно двинулся к паркингу, курганом вздымавшемся в окружении скал-многоэтажек. Молодого человека звали Тритий Троицкий. Или Три, как к нему обращались родители и друзья.

«Ветер вырывает из рук последние деньги…» – несколько дней песня крутилась в голове с остервенением циркулярной пилы. На их протяжении из рук Три были вырваны зонт, пара купюр по сто рублей, одна пятисотрублевая бумажка, бессчетное количество чеков и журнал. Электронную книжку он удержал, и она поселилась на неопределенный срок в недрах сумки. Над головой, как любил говорить Тритий, «светило подозрительное Солнце». Свет звезды пробивался через не менее подозрительные тучи. Птицы предпочитали перемещаться перебежками, слабые листья с деревьев давно облетели, а сильные держались за родные веточки крепче, чем спортивные гимнасты за спортивные снаряды. На улице было ветрено.

Глава 1

По мнению любого нормального человека, при таких условиях стоило как можно меньше показываться на улице, но Три, морщась от порывов, шел в раздуваемой ветрами куртке к парковке. Он не был нормальным человеком. Он был байкером. Поэтому пока оставалась хоть какая-то призрачная надежда прокатиться, он собирался ею воспользоваться.

Папа Трития придерживался простого правила: в жизни нужно уверенно держать всего несколько вещей – слово, стакан и руль. И парень собирался сегодня в очередной раз доказать, что отлично с этим справляется, правда, в более безопасной последовательности. Слово он уже дал, пообещав приехать на праздник мотоклуба «Хеллз Беллз», с которым дружил третий год.

Цифра «три» навеяла Тритию мысли о своем родном дедушке. Наум Петрович Троицкий был широко известным в научных кругах светилом естественных наук, уделяя особое внимание свой фаворитке – физике. Отец парня, шагнув почти след в след деду, справедливо рассудил, что Бог любит троицу. Поэтому в выборе имени явно читался расчет на благосклонность высших сил к их династии физиков, состоящей из Наума Петровича, его самого и долгожданного сына – третьего в династии, но не по значению – Трития Александровича.

В своем везении Три был уверен и неоднократно убежден. На сей раз его пообещали познакомить с человеком, живущим неподалеку от бара «Куклы Пистолеты», где планировалось провести основную часть вечера. Именно там Тритий собирался перенести твердую хватку с руля на стакан, а благодаря будущему знакомому пристроить поблизости на ночевку свой байк. Предварительно он собирался посмотреть в глаза аборигену, чтобы понять, насколько безопасно будет оставить в его краях родной мотоцикл. Но «Хеллз Беллз» не порекомендовали бы ему непроверенного человека. Поэтому Три намеревался включить свой рентген имени доктора Лайтмана скорее для профилактики. Ну и чтобы лишний раз убедиться в своей проницательности. И в том, что ребята из мотоклуба на самом деле являются его друзьями. По крайней мере, никто в клубе не обращал внимания на необычное имя.

Время от времени Три даже подумывал над тем, чтобы вступить в Клуб и надеть себе на спину цвета с «адскими колоколами», больше похожими, по его мнению, на бубенцы классической русской тройки. Он был уверен, что друзья достаточно быстро и с большой радостью примут его в свои ряды. Но размышляя о предстоящем превращении в элемент, хоть и весьма раздолбайской, но, тем не менее, жесткой структуры, он снова и снова откладывал решение. И точно также старательно не замечал намеков, периодически отправляемых ему Василием, президентом клуба. Нынешним вечером Три вновь собирался максимально весело провести время, не засоряя свою и без того озабоченную голову любыми дополнительными мыслями.

Проезжая по Бутырской улице, Три посмотрел на дом, стоящий прямо на углу. Где-то там, на крыше он провел немало летних вечеров, изображая с приятелями то Карлсонов, то Бэтменов, а один раз даже Человеков-пауков вместе с однофамильцем Три – Сергеем «Пауком» Троицким из музыкального коллектива «Коррозия Металла». К сожалению многочисленных друзей и знакомых, тот после выборов мэра подмосковных Химок, где ухитрился удержать убедительную победу, исчез с экранов цветных мониторов. Вместо традиционных бесчинств и концертов, называемых им самим «дружескими вечеринками», он целиком посвятил себя административной работе. До текущего момента она заключалась в том, что на базе мэрии Паук пытался сделать рок-клуб с секцией стриптиз-бара. Ведь ему нужно было выполнять предвыборные обещания, благодаря которым за него вполне серьезно голосовали беспечные химкинские панки и металлисты, а также люди, озверевшие от кремлевских сказочников и коммерческих оппозиционеров. Впрочем, вечер в компании «Хеллз Беллз» и собранных ими друзей обещал стать не менее жизнерадостной одой бесшабашному спинномозговому веселью.

Тритий уже представлял во всех красках и мельчайших деталях, как заедет на парковку перед баром, после чего обнимется со своими старыми знакомыми, вытряхнет из головы все переживания последних недель и дней, и закинет в себя что-нибудь интересное. Такие мысли скрашивали дорогу. Ехать в сильный ветер было сомнительным удовольствием. Парень с содроганием думал, как бы он чувствовал себя на трассе. Порывы ветра пытались переставить с полосы на полосу тяжелый Harley-Davidson даже на городских улицах. А уж как поездка могла бы пройти на каком-нибудь загородном шоссе – было страшно представить… От таких мыслей Три поежился и втянул голову в плечи, насколько позволял жесткий воротник. Спустя несколько мгновений проведенных в весьма неудобной позе он все же мужественно вытянул шею и покрутил ею в разные стороны, вытряхивая на проносящиеся мимо тротуары унылые думы.

Расправив плечи, парень остановился перед светофором на Новослободской. Справа с благородным рыком мощного двигателя притормозил черный байк. Пилот коротко кивнул Тритию. Кроме мото-наряда на нем была каска с рогами и маска, увидев которую любой нормальный ребенок стал бы заикой. Три наклонил голову в ответ, задумавшись о том, что столкнись он с таким изображением в зеркале, то и сам мог бы стать инвалидом. Заметив свое отражение в хроме мотоцикла, парень в очередной раз порадовался тому, что с чистой совестью может считать себя симпатичным блондином среднего роста, не отпугивающим, а наоборот – весьма успешно привлекающим женское внимание. Кроме себя он успел рассмотреть и аэрографию на мотоцикле, изображавшую батальные сцены и создающую впечатление глобальной картины, понять которую дано не каждому. За те двадцать секунд, пока они стояли на перекрестке, Тритий понять ее не смог. Справедливо рассудив, что байк вместе со своим наездником могут ехать только в «Куклы Пистолеты», он решил повнимательнее рассмотреть мотоцикл на парковке.

По дороге парень в очередной раз обнаружил, что у него получается очень весело пугать немногочисленных прохожих громоподобным ревом двигателя своего верного коня. Пешеходы буквально подпрыгивали, когда Три пролетал мимо, и торопились поскорее убраться с улицы. Если честно, то и ему самому было не очень комфортно на слишком уж свежем воздухе. Но принцип «клин клином вышибают» часто давал хорошие результаты. Поэтому байкер упорно добавлял к потокам ветра завихрения, создаваемые с помощью своего двухколесного друга.

Минут через двадцать стало ясно: пора направляться в закрытое помещение. Три уже чувствовал, что его насквозь продуло, а слечь на несколько дней с простудой в его планы не входило. Хотя завалиться на перины он был бы не прочь. Только причина должна была быть совершенно иной. Желательно совершеннолетней. Или она могла стоять ровными рядами на полках позади барной стойки клуба, на парковке которого и оказался Три.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.