Коридоры

Волк Тин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Коридоры (Волк Тин)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Гипермаркет

Стояла тёмная ночь. Одна из тех холодных ночей, когда зима еще не ушла, но и весна еще не наступила. Город уже давно спал, а некоторые фонари тускло освещали улицу. Пахло сырой землёй, воздух был свежим и чистым, на небе не было ни единой звёздочки, а луна выплывала тонким серебряным серпом из-за тяжёлых туч, и через несколько секунд снова исчезала в чёрно-синем полотне небесной тверди.

За городом была довольно огромная площадь, где никто не жил, а трава там росла вялая и все время прижималась к земле. Жилые дома находились примерно в двух километрах от пустоши. Здесь, вне зависимости от того, какая была погода – солнечная или же шёл дождь, все время гулял и свистел ветер, потому что место было открытое.

Именно этой ночью слышались здесь самые разнообразные звуки: от стука железных тележек до стука металлопластика со стеклом… Всю ночь до утра здесь кипела работа: люди с бледными лицами носили туда-сюда материалы и продукты, и все что обычно продаётся в гипермаркетах и больших магазинах.

Никто не видел этого, этой ночной суеты. Люди эти говорили о странных вещах и при свете луны было видно, как у них менялся цвет глаз и как они становились непохожими на людей…

Наутро, на Богом забытой пустоши было полным-полно народа: оставалось только удивляться, как за одну ночь вырос гипермаркет. Вся площадь была заасфальтирована, а перед строением появились автостоянка и остановка. Людей то и дело привозили на белых маршрутных такси другие люди с бледными лицами, а проезд был бесплатным. Люди спокойно парковались на автостоянке, и из гипермаркета выходили с полными пакетами товаров.

Часть первая

«Мне было тогда девять. Родители завели машину, взяли и поехали туда.

Работали там люди с белыми лицами и прозрачными глазами, а родители как будто не замечали этого. Я же слонялся по магазину и тайком рассматривал этих странных людей. Но, оказалось, что и они незаметно следили за мной. Я был ребёнком, многого не замечал. Но кое-что даже мне показалось странным. Ни один сотрудник не выходил из гипермаркета днём, а водители не покидали «маршрутки». Бесчисленное количество товаров, бесплатный транспорт, отличные цены и обслуживание – все это привлекало сотни людей в гипермаркет «Пир» и заставляло оставлять их там тысячи рублей. Все это могло длиться вечность, но произошло оно событие, которое, даже вспоминая сейчас, в свои семьдесят два, я не перестаю содрогаться всем телом и каждая моя жилка помнит это.

Приближался день Нового Года. Было тридцать первое декабря, и, как сейчас помню, – шёл лёгкий, белый рыхлый снег, который совсем не лепился. Как вы знаете, на Новый Год – как назло – либо вообще снег не выпадает, либо тает сразу же. А тут – на тебе. Такой прекрасный снег. Словно это было какое-то предзнаменование…

Родители что-то замаялись совсем, мама с готовкой, отец – на работе. Ну и чего-то им там не хватало, сели в машину и собрались ехать в «Пир», глядя на ночь. Было шесть часов вечера, но на улице уже – темнота. Они хотели меня дома оставить, а я нюни распустил… мол, боюсь один. Уговорил. Взяли меня. Лучше б я дома остался…

Приехали в гипермаркет. Народу – не пройти. В пробке ещё до этого стояли, у отца машина ещё около получаса не заводилась. Предупреждение, будто кто-то не пускал нас туда…

Родители пошли внутрь, я за ними, но вскоре потерял их из виду. Да и немудрено – столько людей было, что и себя не видно. И телефона у меня тогда ещё не было. Да-а.. – прохрипел старик и потёр руки от холода. Потом сунул их в карманы и втянул голову в плечи – час проходит, два, три… Наконец вижу их: идут довольные мне навстречу с полной тележкой всякой всячины. Побежал к ним, обнял маму, отца… В последний раз. – прослезился рассказчик – Пошли мы к кассе. Вдруг – погас свет. Абсолютно везде. Наступила мёртвая тишина. Но длилась она всего ничего. Люди начали возмущённо переговариваться, обсуждать сотрудников гипермаркета. И вдруг это шумное бормотанье прорезал крик, просто вопль. Я прижался сильнее к матери. Я чувствовал, как сильно сжал моё плечо отец, как прижал к себе маму… Люди насторожились и затихли. Вновь крик. Доносится откуда-то с дальней кассы. Все как в ступоре. Никто не понимает, что происходит. Вскоре мои глаза привыкли к темноте и я увидел недалеко от себя впереди, стоящего немного поодаль у кассы, администратора в чёрном, который заложил руки за спину. Его глаза странно сверкали в темноте. Я съёжился, по моему телу пошли мурашки. Я увидел как какая-то толстая женщина подошла к администратору и громко сказала:

– Немедленно почините свет! Мне надо домой! Скоро куранты будут бить, а у меня стол не накрыт!

Её голос прозвенел в тишине и повис в воздухе. Все молчали. Мужчина… улыбнулся как-то зловеще…»

Все ясно увидели, как администратор внезапно схватил женщину и прокусил ей горло. На стоящих рядом с ними брызнула кровь, послышался визг.

«Я похолодел (и, наверное, побелел от страха). Я взглянул на родителей – они тоже видели, их глаза застыли на администраторе. Значит, мне это не показалось. Рука мамы стала холодной, как снег, что тогда шёл на улице».

Старик замолк, и как будто, задумался. Репортёры переглянулись.

– Ну? Что было дальше? – поторапливали они его.

Он ещё недолго помолчал и продолжил:

– Потом администратор убил визжащую девушку, на которую случайно попала кровь и ещё кого-то. Родители не могли двигаться от пережитого ужаса, но я вырвал свою руку из материнской и начал толкать их вглубь зала.

– Мамочка, папа, идём же, здесь должен быть запасной выход! – говорил я. Я их толкал, а они покорно шли. Тележку мы оставили: зачем она нам теперь? Я думал, что в глубине гипермаркета будет безопасней и я найду запасной выход. Но я ошибся».

Все началось с девочки лет шести, стоящей с остальными людьми, от которых ушёл мальчик с родителями. Она крикнула и побежала. Кто-то метнулся за ней. Девочка кричала так, что разрывалось сердце. От голоса, детского голоса, наполненного до краёв страхом. Именно с этого момента все вышли из ступора. Началась настоящая паника. Люди бросали свои тележки, кричали и бежали кто куда: кто прятался, кто бежал к выходу, кто-то вглубь гипермаркета, как девятилетний мальчик и его родители.

«И только сейчас я понял, сколько ИХ было в просторных холодных залах. Да, они выключили обогрев, было холодно как на улице. Я не знал, сколько было времени. Все моё тело тряслось от страха, как от лихорадки. Мои пальцы побелели и стали ледяными. В ушах стоял шум, крики, предсмертные стоны, терпкий запах крови… – глухо произнёс старик. Голос его оборвался и он надолго затих. Репортёры забеспокоились о том, что очевидец, возможно, умер, возраст же… Но вскоре он продолжил. Так тихо, что им пришлось подойти ближе, чтоб расслышать его дребезжащий голос – Но я не закрывал глаза. Я открыл их как можно шире чтоб не пропустить ничего. Чтобы все видеть. Я шёл вперёд, упорно двигая родителей. Я взял мамину руку своей ледяной левой рукой, а руку отца – такой же холодной своей правой. Так мы шли… Шли среди этого хаоса, все вглубь и вглубь… Я надеялся… – голос старика задрожал – Я надеялся… Что выведу их. – он заплакал. Это были слезы не старика, а девятилетнего мальчика. Спустя некоторое время, совладав с собой, старик продолжил – Я ошибся… Их было очень много. Я слился с этой орущей толпой, я не чувствовал себя. Выхода нигде не было. Я очень долго искал, и не отпускал маму и отца. Ни на шаг. Я боялся… Боялся, что потеряю их. И это… Все же произошло…

У меня быстрее забилось сердце, когда я увидел какую-то служебную дверь. Но чтобы дёрнуть ручку, мне пришлось отпустить их… Вы понимаете? Я отпустил их! Навсегда. – старик подавил плач глухим вздохом. – Я дёрнул ручку – дверь подалась, открылась, и… мне в нос и глаза ударил свежий морозный воздух. Снег больше не падал. Я с радостью обернулся, но… Я увидел ЕГО. Он прокусил шею моей матери. Отец замахнулся на него, но вампир сломал ему шею, и отец умер в судорогах. Глаза вампира кровожадно сверкали, но он не видел меня. Это я потом узнал, что они по запаху ищут жертв, а тогда я не знал. Он же не видел меня, и не чувствовал потому, что мой запах заглушил порыв ветра и запах морозной ночи. Когда этот демон убежал, я медленно подошёл к родителям, со страхом, ужасом, жалостью… болью… смотря на них. Потом я, наконец, осознал, что случилось. Осознал, что я больше никогда их не увижу. – слезы закапали на землю. Он сквозь рыдания медленно продолжил – Никогда меня больше никто не обнимет, не приласкает, не разворошит мои волосы».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.