В плену у кармы

Завадский Дмитрий Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В плену у кармы (Завадский Дмитрий)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Человек создание гениальное, но низкое, благодаря эгоизму и собственной вседозволенности.

На улице было свежо и уютно, время близилось к десяти вечера. Эта часть дня считалась по праву принадлежащей воркующим парочкам и веселым компаниям, каждый ведь знает, что темнота друг молодежи, даже старики это понимают, сами же когда-то были молодыми. Есть что-то необъяснимо манящее, трепетное в вечернем городе, когда тьма наступает на высотки, заставляя отбрасывать причудливые тени, когда окутывает все дворы и закоулки спальных районов, а центр начинает пестреть неоновым светом витрин и различными яркими огоньками. Для романтика нет ничего уютнее, чем вечер города. Поток мыслей изливается с таким бешеным темпом, что невозможно уследить даже за половиной из них! Большинство просто вылетают, не то что не успев закончиться, даже не успев толком начаться!!! В некоторые моменты тротуары, деревья, скамейки с сидящими на них хулиганами с пивом – все сливается воедино и чувствуется тонкая, но крепкая связь самого себя со всем этим. На несколько мгновений наступает чувство эйфории, внутри что-то начинает щекотать и приходит лишь одна мысль на ум, заменяя все остальные: жизнь прекрасна! Как ни крути, но всегда найдется повод порадоваться, особенно если это весна, да еще и теплым вечером!

Примерно с таким мироощущением по улице города буквально плыл Максим, студент предпоследнего курса лингвистического университета. Парень он был башковитый, не ленивый, целеустремленный и ответственный, что нравилось преподавателям, родителям и друзьям родителей, постоянно ставящим его в пример собственным детям. Конечно, Максиму это льстило, только вот не льстило, что отношения со сверстниками у него не складывались никак. Всецело отдаваясь учебе, он развивал только научный интерес, хотя физиология нередко давала о себе знать, всячески подталкивая к развлечениям, но дело дальше похода в супермаркет или посещения взрослых сайтов не доходило, но это не очень его волновало, он мог считать себя серьезным, взрослым человеком, способным трезво мыслить и правильно расставлять приоритеты. Отчасти это было навеяно родителями, свято верившими в силу образования и полностью связывавшими личностный рост с возможностью построить блестящую карьеру, проводя между последними железную параллель. Да и сам Макс считал, что сначала стоит чего-то добиться в жизни, а потом уже думать о создании семьи и всевозможных самоудовлетворений. Но физиология вещь неотъемлемая, и тяга к прекрасному рано или поздно оказывается сильнее всего остального, даже если это остальное чересчур логично и необходимо на будущее.

Может быть, именно из-за назначенной встречи с второкурсницей милашкой Яной настроение было чересчур приподнятым, кто его знает, но, во всяком случае, Макс был без преувеличений на седьмом небе от счастья!

Она была действительно очень красива: стройная спортивная фигурка, аккуратно и простенько, но со вкусом одета, слегка золотистый цвет кожи, манящий какой-то неизведанной тайной, темные густые волосы и всегда улыбающееся, беззаботное выражение лица. «Несомненно, ухажеров у нее хватает, но сегодня она идёт на встречу именно со мной», – тешил свое эго Максим. И в самом деле это было слегка странновато, так как рядом с такой красоткой Макс выглядел, мягко говоря, не очень внушительно, но сегодня это его волновало меньше обычного: главное, что она идет с ним, остальное неважно! А худые руки, впалые плечи и немного неуклюжую походку можно будет исправить посещениями спортзала. Только вот что делать с отсутствием растительности на лице, делающим его в свои двадцать один совсем ребенком, он так и не придумал.

Опять словив себя на мысли самокопания, понял, что часть хорошего настроения успешно утеряна. До встречи в назначенное время оставалось чуть менее пятнадцати минут, поэтому пришлось немного ускорить шаг. Увидеться должны были на набережной, и сейчас путь проходил через парк, в котором периодически устраивали свои гулянки всякие отморозки, и в любой другой момент это место он обошел бы, но только не в этот – и так опаздывал. Нервно глядя по сторонам, торопливой походкой он шел по середине парка.

Иногда мы что-то предчувствуем, а возможно, если верить тому, что мысли материальны, притягиваем. Как будто из-под земли рядом с ним выросли три крепких парня. По смело играющему огоньку в глазах и немного шатающейся походке было ясно, что они что-то употребили. Может алкоголь, а может и наркотики. Сейчас не разберешь уже, кто под чем – слишком много всякой пагубной всячины употребляет молодежь.

Встав на пути, один из них, не церемонясь, рявкнул: «Слышь, пудель, сижка есть?». Естественно, сигарет не было, равно как и не было никогда желания курить, со здоровьем и так периодически были проблемы. Так, пробовал, как и большинство, но пристрастия к этой привычке не испытал. Макс только зашевелил пересохшими от волнения губами, пытаясь сказать, что у него ничего нет и ему нужно идти, но не успел. Откуда-то сбоку, как яркая вспышка прилетел мощный удар кулаком. От неожиданности и силы удара, Макс просто шмякнулся о плитку и даже не попытался встать: во-первых, было слишком больно, и голова кружилась, как вертолет, а во-вторых, его начали бить ногами все, кто там был. Их оказалось как минимум четверо. Самое обидное было, что все это ни за что и этот злорадный животный смех просто цеплял, казалось, за самое живое, за самое больное. Удовлетворившись своим мерзким поступком, они просто развернулись и под свист и улюлюканье неторопливо начали уходить. Но один из них вернулся и, прошипев «знай, ты здесь никто, черт», плюнул прямо в лицо, потом, пнув еще раз ногой, отправился догонять своих дружков. Все это произошло очень быстро, буквально в течение тридцати секунд, но ощущение было, будто прошла целая вечность. По крайней мере, в мыслях так точно и было: «За что? Зачем? В чем я виноват?».

На свитер предательски скатилось пару слез. Воздух был пропитан несправедливостью, отчаянием и обидой. Пытаясь казаться самому себе мужчиной, Максим встал, отряхнулся и направился немного левее. Где-то тут должна быть колонка, нужно же умыться, хоть немного привести себя в порядок. По старой памяти все оказалось верно. Слегка припухшая часть лица сковывалась болью, словно вода с треском в мгновение ока превращается в лед. Под ребрами что-то тревожно ныло и мешало спокойно идти. Мужчину украшают шрамы, синяки, царапины – все, что вспомнилось в этот момент. Криво улыбнувшись, Макс двинулся в сторону набережной, уже не слишком беспокоясь о том, что Яна будет ждать. Постепенно чувство обиды заменялось злостью, охватывая все тело, приближаясь к горлу, хватая его своей мертвой хваткой, приговаривая «Трус, неудачник, слабак». Гнев сменялся страхом. Страхом встретить их снова, ведь такие отморозки любят издеваться с тех, кто не может постоять за себя. Они чувствуют себя королями улиц, надевая корону из скопления всего самого отвратительного, что может быть. У таких «королей» нет ни жалости, ни уважения, ни чего-либо достойного. Это постепенно вытесняется ужесточением законов, но обычно у таких отморозков богатые или властные родители, способные вращать закон, словно кубик-рубик, окрашивая ситуацию в нужный цвет. Или же у таких нет никого и ничего, так что им терять нечего и они берут, как они считают, от жизни все.

Максим верил в то, во что и верит большинство из нас – в карму. Карма создается у каждого человека индивидуально, с учетом всех его характерных особенностей, действий, окружения, последнего чаще всего выбираемого самостоятельно. И карма сдачу себе не оставит, рано или поздно расставит все по своим местам. Так это или иначе, но других мыслей, способных утешить, он не находил. Чем и гениален человек, так это способностью подстраивать ситуацию под собственные мысли и наоборот, вживаясь в этот образ, находить в этом истину, которой могло бы и не быть, если бы возникли другие мысли. Человек создание гениальное, но низкое, благодаря эгоизму и собственной вседозволенности. Если не держать себя в узде, то стоит ждать от кармы чего-то как минимум малоприятного.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.