Суицидальное поведение: психологические аспекты

Погодин Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Суицидальное поведение: психологические аспекты (Погодин Игорь)

Введение

В истории мировой цивилизации проблема суицида выступала как религиозная, как юридическая, как морально– этическая – проблема последнего выбора, свободы, предельных состояний и самораскрытия личности [А. Г. Амбрумова, А. В. Тихоненко, Л. Л. Бергельсон, 1981]. Круг этих вопросов особенно подробно разрабатывался в рамках философского иррационализма и экзистенциализма.

С XIX в. феномен суицида привлек внимание представителей целого ряда смежных наук (социологии, этнографии, психологии, психиатрии и т. д.). Один из первых крупных трудов по суицидологии – знаменитая монография Э. Дюркгейма «Самоубийство» [1897] был одновременно и одним из первых значительнейших вкладов в социальную психологию. За множественностью и разнообразием мотивов самоубийств автор усмотрел действие единых социальных факторов, среди которых на первое место была выдвинута «аномия» – термин, которым Э. Дюркгейм обозначил сложный комплекс извращенных взаимоотношений индивида с обществом: обезличенность государственной машины, отсутствие непосредственных связей между устремлениями социума и личности, падение идеалов, одиночество, опустошенность, бесцельность существования.

Основные выводы Э. Дюркгейма в разнообразных вариациях прямо или косвенно подтверждались и иллюстрировались последующими исследованиями, вплоть до самого последнего времени, в то время как рост самоубийств продолжался и продолжается по восходящей кривой. Вместе с тем стала очевидной необходимость разграничения и последующего синтеза уровней исследования. «В совокупном росте самоубийств виновато общество, в каждом отдельном случае – сам индивид», – писал по этому поводу американский социолог Т. Парсонс. «Если индивид не может приспособиться к обществу, то у него остается еще возможность приспособиться к конфликту между собой и обществом; если же нет и этой возможности, то либо общество устраняет индивида, либо индивид устраняется сам», – писал другой теоретик Дж. Вудс. Самоубийство – это последний из доступных индивиду способов ликвидации разлада со средой и с самим собой [А. Г. Амбрумова, B. Л. Леви, 1975].

Новый толчок исследованиям в области суицидологии дала эпидемия самоубийств, разразившаяся в России в начале прошлого века. Так, Ф. К. Тереховко («К вопросу о самоубийствах в Санкт-Петербурге за двадцатилетний период [1881–1900]», Гатчина, 1903) отмечал, что профилактика самоубийств должна быть связана с ранним воспитанием «сильных и здоровых людей со здоровой волей и характером». По мнению В. А. Бернацкого («Самоубийство среди воспитанников военно-учебных заведений». СПб., 1911), среди суицидентов больше всего здоровых; в военных школах же более выражена тенденция к самоубийству, чем в гражданских. При этом исследователем предлагалась профилактика этого явления, заключающаяся в борьбе с одиночеством, воспитании воли, характера, укреплении религиозности, борьбе с половой распущенностью.

К мнению, согласно которому большинство самоубийств совершается психически здоровыми людьми (хотя удельный вес лиц с психической патологией очень велик), присоединялись в это время также С. С. Корсаков, И. А. Сикорский, Н. И. Баженов, С. А. Суханов, В. Ф. Чиж, Ф. В. Рыбаков и др. Представители антропологической же школы [П. М. Минаков, И. И. Нейдинг, А. И. Крюков и др.] утверждали, что самоубийство связано со строением черепа. Г. И. Гордон («Современные самоубийства», 1912) считал, что причины самоубийств кроются не во внешних обстоятельствах, а во внутренних настроениях и переживаниях, а М. Я. Феноменов («Причины самоубийств в русской школе», 1914) эпидемию самоубийств видел в процессе роста страны, создания новых форм жизни. A. M. Коровин («Самоубийство и потребление водки в Европейской России с 1903 по 1912 год», 1916) отмечал, что одна из главных причин распространения самоубийств – чрезмерное употребление водки, другая – урбанизация.

Однако это было лишь рождение суицидологии в России. В XX в. вошел в обиход термин «суицидология», которым обозначалась специальная дисциплина с соответствующим предметом исследования. Но и сегодня, несмотря на признание мультидисциплинарного характера суицидологии, можно говорить скорее о внешнем союзе различных специальностей, объединенных необходимостью решения практической проблемы, чем об органически развивающейся целостной науке с единым концептуальным аппаратом. О современном состоянии этой области знания и пойдет речь в настоящей работе.

Суицидальное поведение как психологическая проблема

Самоубийство, или суицид (лат. sui – себя, caedere — убивать), – это осознанное лишение себя жизни.

Суицидальное поведение – понятие более широкое и помимо суицида включает в себя суицидальные покушения, попытки и проявления. К покушениям относят все суицидальные акты, не завершившиеся летально по причине, не зависящей от суицидента (например, своевременная реанимация).

Суицидальными попытками считаются демонстративно– установочные действия, при которых суицидент чаще всего знает о безопасности применяемых им средств самоубийства. Однако вышесказанное не снижает потенциальной опасности подобных действий.

К суицидальным проявлениям относят суицидальные мысли, намеки и высказывания, не сопровождающиеся какими-либо действиями, направленными на лишение себя жизни [В. А. Тихоненко, 1978, В. Т. Кондратенко, 1988; см. приложение 1].

Эти формы обычно рассматриваются как стадии или же проявления одного феномена. Однако Е. Ravndal, P. Vaglum [1999] относят завершенный и незавершенный суицид к различным, относительно самостоятельным феноменам («две различные психологические популяции»), исходя из того, что в ряде случаев покушения и попытки носят шантажный характер при отсутствии реального умысла ухода из жизни.

В самом широком смысле самоубийство – вид саморазрушительного, аутодеструктивного поведения (наряду с пьянством, курением, потреблением наркотиков, а также перееданием). По терминологии западной суицидологии [N. L. Farberow, 1980], «косвенное самоубийство» (inderect suicide) включает злоупотребление алкоголем, наркотиками, обжорство и «спорт высокого риска». Е. Shneidman [1994] предпочитает называть такие случаи «ненамеренной смертью» (subintentioned death).

В более узком, медико-биологическом смысле самоубийство означает вид насильственной смерти с указанием ее причины [П. И. Юнацкевич, И. В. Гилинский, 1999].

Одно из наиболее ранних научных определений самоубийства можно обнаружить у Э. Дюркгейма в социологическом этюде «Самоубийство» 1897 г. [Э. Дюркгейм, 1998]: «Самоубийством называется каждый смертный случай, который непосредственно или опосредованно является результатом положительного или отрицательного поступка, совершенного самим пострадавшим, если этот последний знал об ожидавших его результатах». В этом определении подчеркивается, что суицид акт осознанный, и он совершается самим суицидентом [П. И. Юнацкевич, И. В. Гилинский, 1999].

Некоторые авторы [Е. Shneidman, 1994; Е. Stengel, 1958; N. Kreitman, 1977] отличают от суицида парасуицид (или «квазисуицидальные попытки», или «не суицидальные попытки»). К парасуициду относят самоповреждения, самокалечение, суицидальные попытки [N. Kreitman, 1977; G. Sipmson, 1951], а также поведение, ослабляющее, ранящее, наказывающее самого себя [Е. Shneidman, 1994].

Самоубийство – весьма сложный, многоаспектный (философский, социальный, психологический, нравственный, юридический, религиозный, культурный, медицинский и пр.) междисциплинарный феномен. Сложность, многогранность феномена самоубийства, а также нередкое смешение индивидуального и социального уровней суицидальных проявлений обусловливают разнообразие подходов к их объяснению [П. И. Юнацкевич, И. В. Гилинский, 1999].

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.