О речевой коммуникации в судебной практике

Красовская Оксана

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О речевой коммуникации в судебной практике (Красовская Оксана)

«Идете в суд, хоть немного почитайте!»

Судья (установив отсутствие на судебном заседании ответчика и его представителя, обращается к истице). Как вы считаете, без них можно слушать, если в деле нет сведений о вручении им повесток?

Истица. У меня было ходатайство.

Судья (недовольно). Мы не решаем сейчас дело по существу. Идете в суд, хоть немного почитайте!..

Из диалога в апелляционном суде

Эта книга посвящена судебной коммуникации – общению, которое протекает в ходе судебного разбирательства. Она основана на ручных и магнотофонных записях судебных процессов по гражданским делам, рассматриваемым в районных и апелляционных судах. Автор книги – лингвист, которому несколько лет назад пришлось отстаивать свои права в суде.

Составляя исковое заявление, я отчетливо понимала, что суд представляет собой «строгую» сферу социального взаимодействия, правила речевого поведения в которой обусловлены функциями этого общественного института.

Какие речевые акты допустимы по отношению к моему процессуальному оппоненту и судье? Как следует вести допрос свидетеля? Что такое судебные прения? Чем они отличаются от бытового спора? Какова роль предусмотренной законом реплики в структуре судебных дебатов?

Вот далеко не полный перечень вопросов, на которые я лихорадочно искала ответы по мере приближения первого судебного заседания в том деле, которое сама инициировала.

Не желая исполнять в судебном процессе роль беспомощного, неполноценного участника, стала готовить себя к компетентному общению в судебном дискурсе. Во-первых, штудировала юридическую литературу. Но не только Гражданский процессуальный кодекс, определяющий порядок судопроизводства по гражданским делам (этого недостаточно!), а также комментарии к нему и юридическую периодику, которая содержит анализ судебной практики.

Во-вторых, стала членом общественной правозащитной организации, получив тем самым возможность неформально общаться с судебными юристами.

В-третьих, стала ходить в суд на открытые судебные заседания (сначала в качестве зрителя, а затем – общественного правозащитника). Не могу не сказать о том, что я увидела в суде во время первого визита. Это был трудовой спор, связанный с увольнением истицы. Дело находилось в стадии объяснений сторон. Объяснения давал уже ответчик, который красноречиво «поливал грязью» бывшую сотрудницу, предъявляя суду факты, не имеющие никакого отношения к предмету спора. Судья в это время безучастно набирала на компьютере приговор по уголовному делу (слушание проходило не в зале судебных заседаний, а в рабочем кабинете судьи). Истица, не зная, как этому можно противостоять, не вводя судью в гнев, еле сдерживала слезы…

…Со временем пришло понимание основ гражданского судопроизводства и коммуникативного смысла отдельных правовых норм. А еще позже стало очевидно: современные гражданско-процессуальные кодексы [1] не могут эффективно регулировать речевое взаимодействие процессуальных участников, так как правила судебного общения, нормы речевого поведения в них разработаны недостаточно четко, полно и последовательно.

Так утилитарный интерес к гражданско-процессуальной тематике переродился в интерес профессиональный. Его «поддерживает» осознание того, что наших современников следует обучать адекватному общению в рамках судебного разбирательства. (Частично на решение этой проблемы направлены недавно появившиеся на телевидении передачи – «Час суда» [российское ТВ], «Судебные дела» [украинское ТВ].)

Сегодня мои наблюдения за судебной коммуникацией отражены уже в нескольких десятках статей. Эта книга адресована в первую очередь непрофессиональным участникам судебного процесса, которые в чуждой для них лингвокультурной среде из-за невладения ее требованиями и ожиданиями могут становиться объектами судейского произвола и манипулирования. Думаю, она также будет полезна и отправителям правосудия, большинство из которых, к сожалению, демонстрирует неспособность квалифицированно координировать речевую деятельность участников судебного разбирательства.

Анализ речевой практики невозможно провести без соответствующего научного аппарата. Но я буду стараться отбирать только самые необходимые сведения из тех разделов языкознания, которые причастны к изучению общения, а значит, и формированию нашей коммуникативной компетенции.

Введение

Судебный процесс как социально-коммуникативная сфера

Еще в 1991 г. автор научно-популярной брошюры «Как защитить свое право в суде» И.В. Авилина, обращаясь к читателям, писала: «Вероятность того, что именно вам придется соприкоснуться с гражданским процессом, не так уж велика» [2] . Сегодня это положение является устаревшим, так как политические и социально-экономические преобразования обусловили непрекращающееся расширение судебной сферы на постсоветской территории. Рассмотрение в судах дел о взыскании заработной платы и другого рода платежей, споров с коммунальными службами, исков о защите чести, достоинства и деловой репутации, возмещении морального вреда, а также передача в суды административных материалов, которые ранее рассматривались ГАИ и некоторыми другими органами, свидетельствует о том, что суд становится частью повседневной жизни. Это подтверждают и данные судебной статистики: за защитой своих прав из года в год обращается все больше наших современников [3] .

Став участником судебного процесса, человек должен постигать новые модели социального поведения и соответствующие им коммуникативно-речевые нормы. Судебное разбирательство протекает в коммуникативной форме диалога, который существенно отличается от бытовой диалогической речи.

Сопровождающие судебный диалог коммуникативные неудачи показывают, что непрофессиональные участники правового конфликта с трудом усваивают ранее неизвестные им фрагменты судебной культуры. Чтение процессуального кодекса не вооружает «новоиспеченных» истцов и ответчиков необходимым объемом представлений об адекватном исполнении этих социальных ролей. Интуитивно осуществляя процессуальную деятельность, они постоянно встречают упреки судей в недостаточном владении ее правилами.

Для понимания норм речевого поведения в суде, осознания своих трудностей в судебном общении необходимо хорошо ориентироваться в коммуникативном пространстве судебного разбирательства – в том, как оно «формируется» и «существует», в его участниках, отношениях между ними.

Познание судебной сферы начнем с юридической справки [4] .

Юридическая справка. Судебный процесс (судопроизводство) – порядок рассмотрения в суде дел (в нашем случае гражданских), которые открываются на основе поданных гражданами или организациями заявлений с целью защиты их прав. Основной процессуальной стадией является стадия судебного разбирательства, в ходе которой удовлетворяются или отклоняются требования обратившегося в суд лица.

Кто является основным участником судебного разбирательства? Это: 1) судья и 2) стороны – истец (лицо, которое обратилось в суд с иском) и ответчик (предположительный нарушитель прав истца) и/ или их представители. В неисковом судопроизводстве его основными участниками являются заявитель, который подает в суд не исковое, а обычное заявление, и так называемые заинтересованные лица – это граждане или организации, чьи интересы затрагивает такое заявление.

Юридическая справка. Существуют два вида гражданского судопроизводства – исковое и особое. Исковое производство носит двусторонний характер, так как оно связано со спором о праве. Особое же производство отличается от искового отсутствием спора о праве и, как следствие, – спорящих сторон, поскольку этот вид судопроизводства направлен на установление наличия/отсутствия: 1) конкретных юридических фактов (например, дела об установлении факта родственных отношений между людьми) или 2) неоспариваемых прав (например, дела об установлении прав по утраченному документу).

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.