А у нас во дворе...

Ермак Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
А у нас во дворе... (Ермак Александр)

А у нас во дворе

Днем во дворе нашей многоэтажки суетится разнокалиберная ребятня. Вечером появляются степенные мужики. Отмывшись, поев после работы, они спускаются к дощатому столу. Вынимают из кармана домино, а заодно и бутылочку. Рассаживаются на дощатых же скамьях, разбирают черные костяшки с белыми точками – режутся в «козла»:

– «Три-четыре»…

– «Четыре-шесть»...

– «Три-пять»…

– Дуплюсь два раза...

– Проезжаю…

– «Шесть-два»…

– Рыба…

И стучат костяшки, вскрикивают азартные мужики до самих сумерек, до тех пор, пока из окон не начнут выглядывать жены:

– Вася, домой!

– Петя!

– Се-ме-о-о-н!

Мужики задирают головы, морщатся, но подчиняются:

– Ну что, перекурим еще и по домам?

Домино укладывается в коробочку. Курящие закуривают. С минуту все молчат, смотрят на зажигающиеся звезды и огни в окнах квартир. Потом кто-нибудь тихонько скажет:

– А вот у меня была одна история…

Сосед

Давно это уже было, можно и рассказать. Въехал я, значит, в новую квартиру в новый дом – настроение отличное. И тут ко мне на улице Ваня Березкин – знакомый по работе подходит:

– Ну, я тебя не поздравляю…

– Почему? – удивляюсь. Все меня как раз только и поздравляли. Напрашивались в новую квартиру в гости.

– Потому, – говорит, – сосед-то у тебя знаешь кто?

– Знаю, Манырин…

– Говно-мужик, – плюет Березкин.

– Ну и что? Мне с ним на одном толчке не сидеть… – шучу я, – у нас с ним вся жилплощадь раздельная. Только лестничная площадка общая…

– Так-то оно так, – качает головой Березкин, – но ты не понимаешь. Ты с ним раньше не сталкивался. А вот Кольке Федотову приходилось. Манырин у него в сменщиках был. Тоже вроде ничего общего, в разное время работали. А все какую-нибудь пакость этот Манырин устроит. То ключи от бытовки вроде случайно с собой унесет, и Колька его потом по всему району ищет. То вентиль оставит открытым, а Кольку не предупредит. Давление падает. Начальство Кольке по башке. А виноват-то Манырин…

– Ну, поговорили бы нормально.., – жму, значит, плечами.

А Березкин опять плюет:

– Поговоришь с ним… Надуется индюком, мол, образованный, а у самого, как и у нас с тобой – не начатое высшее. Но интеллигента корчит: параграфы, статьи начинает на пальцах загибать... С ним только один разговор, – Березкин обернулся, – в морду.

– Да ну? – морщусь я.

А Березкин кивает:

– Точно говорю. Это он понимает сходу. Вот только потом затаскает в милицию, в общественный комитет, в администрацию… Колька ему раз врезал. Еле от тюряги отвертелся. Правда, и Манырин ему больше пакостей не делает. Так-что, ты ему в морду, если что. Но без свидетелей, чтобы никто не видел…

– Да, ладно тебе, – с новой-то квартирой я добрый был, – чего уж вы из него монстра изобретаете. Видел я уже этого Манырина. Кругленький и в очках. Вежливый: поздоровался первым. Приятный, по-моему, мужичонка…

– Во-во, – вздыхает Березкин, – смотри: я тебя предупредил…

Усмехнулся я, на том мы и распрощались.

Дело это было в среду. За четверг и пятницу я уж и думать забыл о том разговоре с Березкиным. Но в субботу вспомнил. После обеда взялся навешивать полки. Только с одной управился, как звонок в дверь. Открываю. На пороге сосед – Манырин:

– Вы молотком не стучите, пожалуйста, так громко. Я читаю научную литературу. И вы мне мешаете…

– Ладно, – говорю по-соседски, – постараюсь потише…

Хотя не с руки это в пол силы работать, медленно все получается и утомительно. Но постарался я. Не приходил Манырин больше. А вечером только я прилег, намаявшись, как за стеной: «Бу-у-у… Бу-у-у…». Стиральная машина. Думаю: «Сходить, попросить выключить». Но лень вставать. И ругаться не хочется.

Проворочался я до четырех, пока машина, наконец, не угомонилась. Заснул. А в шесть утра: шарах – музыка гремит, форменная дискотека. Подскочил я, соображая, что это случилось в такую рань да в воскресенье. А это опять же со стороны Манырина. И я вспомнил, что мне говорил Березкин. Все вспомнил.

Днем мы столкнулись с соседом на улице. Поздоровались. Я так спокойно интересуюсь:

– Это не у вас ли машина стирала заполночь?

Манырин мне также спокойно заявляет:

– У меня.

– А музыка с утра?

Он снова не отпирается:

– Тоже у меня.

Ну, я тогда предлагаю:

– А не могли бы вы стирать не так поздно и музыку включать не так рано?

А он мне так нагло:

– Не мог бы. Я всегда стираю поздно вечером по субботам и делаю физзарядку утром в воскресенье.

Только я рот раскрыл:

– А…

Как он мне:

– А если вы считаете, что все это я делаю слишком громко, то давайте пригласим комиссию и проведем экспертизу на предмет превышения децибел.

Я махнул рукой. Комиссии тут еще разводить. Привыкну в конце концов и к машине, и к музыке. Или к берушам. Это такие ватные штуки, которые от шума в уши вставляются.

А Манырин, похоже, просто мечтал о какой-нибудь комиссии. Не дождавшись моей, наслал свою. В один прекрасный день прихожу с работы, а меня возле двери три человека ждут. Предъявляют документы:

– Мы из санэпидемстанции. Жалоба пришла, что у вас антисанитарная обстановка сложилась. Угрожаете другим жильцам дома, – и давай шпарить по бумаге, – у вас: клопы, тараканы, мыши, вши, блохи, а также…

– Хватит, – понял я все, – заходите, посмотрите, убедитесь…

Комиссия прошлась пару раз по квартире и, не найдя вшей с клопами, извинилась:

– Работа у нас такая – должны реагировать…

Я вспомнил Кольку Федотова и сжал кулаки. Потом передумал:

– Нет, надо все-таки как-то по другому…

На следующий день иду с работы, смотрю – магазин приколов. Там продают всякие штуки смешные: сигареты, которые взрываются, кошельки летающие, мужские и женские органы в разных видах. Засмотрелся я на одну кучку – дерьмо пластмассовое, а выглядит как натуральное. Гляжу на это дело и думаю о Манырине.

– Нравится? – продавец подходит, – купите. Хорошая шутка. Завтра как раз первое апреля…

– Заверните, – смеюсь.

Утром вышел на работу по-раньше. Прислушался на площадке. За дверью Манырина вроде тихо. Ну, я аккуратно свою кучку и кладу чуть сбоку. Чтоб он заметил, но не наступил, а то сломает игрушку.

Думаю, увидит сосед – посмеется. А вечером раздавим с ним бутылочку и все устаканится у нас.

Возвращаюсь с работы – первым делом гляжу под дверь Манырина. Кучка как лежала, так и лежит.

– Не заметил, выходит…

Потом вижу, что и под моей дверью прямо на коврике ну точно такое же произведение искусств простирается. Обрадовался:

– Заметил. И тоже, значит, пошутил…

Тяну руку, чтобы сдвинуть кучку с коврика моего в сторону. А говно-то настоящее…

Должок

Да, с соседями всегда что-нибудь случается. С соседями и с соседками. Сижу раз дома по утру, в отпуске. Звонок. «Кого, – думаю, – нелегкая притащила. Отдохнуть не дадут от работы, от жены…» Но открываю – соседка.

А она из себя так ничего. Я давно к ней приглядывался, ну так для проформы – замужем соседка. Обычно только:

– Здрасьте – до свидания…

А тут у нее, оказывается, дело образовалось:

– Муж на работу ушел. И по ошибке оба кошелька унес. А мне в магазин за продуктами надо сходить. Не займете ли десяточку до вечера.

– Нет проблем, – говорю, – соседка. Заходи, присаживайся, сейчас поищу.

Усадил ее на диван. Сам в гардероб сунулся, в карман. Нашел деньги – несу.

Гляжу, а она так будто бы крепко на диване устроилась. Осматривается. Ну, понятно, любопытная, как все бабы: у кого что и как.

Я ей деньги сую:

– Вот, пожалуйста.

Соседка:

– Спасибо.

В карманчик кладет, а сама все глазенками по сторонам:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.