Голубая улыбка

Шохов Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Голубая улыбка (Шохов Александр)

Я знаю, что Вы приложите все усилия, чтобы мне не поверить. Но события, о которых пойдет речь, я уверен в этом, не являются плодом моего воображения. А значит, нечто подобное может случиться с каждым, в том числе и с Вами.

Все началось так. Три дня назад, возвращаясь с утреннего пляжа, я зашел в супермаркет, чтобы купить пива и чипсов. Мое любимое пиво «Неандерталец» занимало в холодильнике почетное место на третьей полке. Я взял две бутылки, украшенные забавным слоганом «Пейте до усрачки!», и направился к полке с чипсами.

Она стояла там и наполняла свою корзинку. В корзинке уже лежали несколько десятков пар черных колгот, штук десять упаковок стирального порошка, одна плитка шоколада и несколько апельсинов. Немного удивившись такому содержимому корзинки, я подошел и встал рядом, взял пару пачек картофельных чипсов и стал лихорадочно подбирать первую фразу, с которой могло бы начаться наше знакомство.

Между тем, девушка явно затруднялась в выборе: она взяла яблочные чипсы, затем, осмотрев их внимательно, и даже понюхав, поставила пакетик обратно на полку, и взяла чипсы грушевые…

– Не можешь выбрать? – спросил я.

Девушка повернула ко мне загорелое до темной коричневости лицо и ослепительно улыбнулась: ее зубы были восхитительного ярко-голубого цвета.

– Вау! – сказал я.

– Подбираю оптимальное сочетание с апельсиновым соком и шоколадом, – сказала она. – Что посоветуешь?

Она была одета в короткое белое платье, осыпанное алыми бутонами. Открытые загорелые руки и стройные ноги притягивали к себе беззастенчиво-жадные взоры мужчин и любопытные, ощупывающие взгляды проходящих мимо женщин.

Я наугад протянул руку и отдал ей пакетик. Это оказались яблочные чипсы, ароматизированные шоколадом и ванилью.

– Как ты их углядел? – расплылась в улыбке девушка.

– А могу я пригласить тебя поесть пиццу? – спросил я.

– Попробуй, – сказала она. Я откашлялся и сказал:

– Пойдем, съедим пиццу?

– Пойдем! – улыбнулась она. – Я очень голодна. Ничего не ела со вчерашнего вечера. Меня зовут Диана.

– А меня Константин.

Мы расплатились за свои покупки, причем моя новая знакомая платила кредитной карточкой с изображением лунного серпа. Ее голубозубая улыбка произвела на кассира не меньшее впечатление, чем на меня.

Покупки Дианы поместились в семь объемистых пакетов. Гулять вместе с ними было бы очень неудобно.

– Я живу здесь, недалеко, – сказал я. – Если хочешь, можем оставить твои покупки у меня.

– Хорошо, – улыбнулась Диана.

Я уже начал привыкать к ее ослепительной голубозубости.

Моя квартира располагалась в соседнем доме. Пройти нужно было всего метров сто пятьдесят. Однако, пока я тащил ее пакеты, они с каждым шагом все тяжелели и тяжелели. В конце концов, я даже стал бояться, что ручки пакетов лопнут от тяжести. Диана щебетала, идя рядом со мной, о том, как хорошо она сегодня провела время на пляже и какое счастье, что она встретила меня, ибо сама она бы ни за что весь этот груз не дотащила.

– А где ты живешь? – спросил я.

– Далеко, – сказала она.

– Очень далеко?

– Очень.

Мы поднялись на второй этаж, вошли в мою квартиру, оставили в прихожей пакеты.

– Хочешь молочный коктейль с мороженым и абрикосами? – спросил я.

– О! Это было бы очень хорошо! – сказала она.

– Тогда помогай.

Я достал блендер, мороженое, сливки и абрикосы, и скоро мы уже пили восхитительный прохладный напиток. Мы сидели на моей маленькой кухне, и порывы теплого ветра из окна шевелили ее волосы.

– Что-то мне уже не хочется пиццы, – сказала Диана.

– Мне тоже, – признался я.

Я нежно погладил ладонью ее колено. Диана улыбнулась голубой улыбкой. Я наклонился и поцеловал ее. Мои глаза были закрыты. Я только чувствовал, что от ее поцелуя мое тело наполняется странной легкостью. Я как будто бы начал взлетать. Конечно, это было только ощущение, но я, на всякий случай, уцепился рукой за столешницу. Наш поцелуй длился несколько минут. Когда я открыл глаза, мир вокруг стал немного другим. Та же кухня, то же открытое окно, тот же пейзаж. Но неуловимо изменилось освещение, – как будто бы в солнечном спектре появились лучи тьмы. Это сделало тени густыми и жирными, а освещенные поверхности приобрели дополнительный темный блеск, словно отраженные в крышке гигантского рояля.

– Что скажешь? – спросила Диана.

– Ты мне нравишься, у меня даже крыша едет, – сказал я.

– Проверим? – предложила Диана.

И сбросила с плеч бретельки своего платья.

Я больше не мог сдерживаться. Взяв ее на руки, я бережно перенес девушку в спальню.

Мы занимались любовью долго и страстно. А мир вокруг нас становился все темнее. Я полагал, что прошло много времени, и это сгущаются сумерки. Но когда, обессиленные и счастливые, мы лежали на кровати и с наслаждением ловили разгоряченными телами волны прохладного воздуха, изливающиеся из щели кондиционера, я взглянул на часы, и обнаружил, что нет еще четырех часов.

В небе, которое приобрело оттенок глубокой синевы, палило летнее солнце. Но мир наполняли сумерки. Видимо, от жары что-то случилось с моими глазами. Возможно, это был тот самый «солнечный удар», которым меня с детства пугали родители, заставляя одевать на голову жаркие кепки.

Я подошел к холодильнику и выпил холодной водички. Обнаженная Диана подкралась ко мне сзади и обняла. Я предложил ей попить. Она выпила стакан воды.

– Я в душ, – сказала она. – Ты со мной?

В душе мы снова целовались. Доцеловались до того, что я стал видеть, как некоторые капли воды зависают над телом Дианы и, не касаясь его, скатываются вниз. Очень странный эффект, доложу я вам…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.