Бортовой журнал 7

Покровский Александр Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бортовой журнал 7 (Покровский Александр)

Бортовой журнал 7

* * *

Давно я не писал о своем любимом городе. О том самом городе, в котором я и живу, о Петербурге. А ведь он изменился. Наступил кризис, и изменился город. Мне кажется, в лучшую сторону, потому что я уже не вижу новых развалин. К старым-то я потихоньку привык, чего там греха таить, а вот новые всегда больно ранят, а посему – спасибо. Кризису, я полагаю. То ли губители города куда-то сгинули, то ли затаились они, как крысы, что отведали отравленных зерен, после чего их покрутило желудком ровно два дня.

Стало меньше старой мебели на дворовых помойках. То покупали чуть ли не каждый день, и помойка была забита – не успевали уносить, а теперь – не успевают ставить.

Пенсии никак не угонятся за ценами – и это очень хорошо. Если б они их достигли, то все старушки жевали бы сникерсы, отчего всюду валялись бы всякие обертки, а так – не валяются. И с заграничного, дорогого лекарства все скоро перейдут на отечественный аспирин, что поможет нашему производителю, потому что из-за высоких банковских процентов у нас скоро останется только один отечественный производитель, и это будет производитель ацетилсалициловой кислоты.

И еще из прекрасного – меньше теперь посыпают асфальт этой химической штукой, которая в отсутствие снега разносится потом ветром, отчего лично я очень сильно чихаю.

Чиновники собираются пересесть на машины ГАЗ и ВАЗ, что не может не радовать. Их довольные лица, как мне думается, должны быть представлены на тех рекламных плакатах, что в отсутствие денег на рекламу и так пустовали бы. Больше хочется видеть их счастливых лиц, и вообще, счастливых лиц хочется больше. По этой самой причине, как мне видится, и оставили в городском бюджете много денег на городские праздники, что, безусловно, вернее верного.

А вообще-то, светит солнышко – оно вышло, наконец после стольких месяцев дохлой серятины, и светит оно на дома, на крыши, на стекла, на лица людей в этом самом любимом городе, и люди поневоле начинают щуриться, жмуриться, гримасничать – они отвыкли от солнца. А мне дороги эти гримасы, потому что они напоминают улыбки, которых теперь так не хватает.

* * *

Благородные души. Я не знаю, существуют ли где-то более благородные души, чем эти. Скорее нет, чем да. Удивительно, до чего… и прочее.

Намерения у них были хорошие, но жизнь заставляла их лгать на каждом шагу – вот что о них напишут благодарные потомки, получившие от своих прадедов самое дорогое наследство – немалую толику их благородства.

* * *

Меня спросили, что я думаю о кризисе и что я могу посоветовать людям. Я сказал, что я уже несколько раз говорил о том, чем, на мой взгляд, является для нас этот кризис. Я не экономист и сужу о нем только с точки зрения здравого смысла, и это только мое суждение, и я никому его не навязываю.

И все-таки, услышал я в ответ, что вы можете сказать о кризисе?

Я могу сказать, что, поскольку все называют этот кризис экономическим, то в первую очередь он касается тех стран, которые можно отнести к странам с развитой экономикой. У них будет безработица, экономический спад, спад потребительского рынка. Мы все это уже наблюдаем. Но кроме этих стран есть страны, которые почти ничего не производят, и они полностью зависят от гуманитарной помощи. Если эта помощь прекратится, то страны эти ждет гуманитарная катастрофа, после которой население их либо частично вымрет, либо хлынет через границы в развитые страны. Тут я говорю прежде всего о странах Африки. То есть развитые страны, переживающие кризис, будут спасать от кризиса себя прежде всего, а потом уже они будут спасать те страны, в которые они поставляют гуманитарную помощь, чтоб, значит, те к ним не хлынули.

А Россия не относится, с моей точки зрения, ни к тем ни к другим, и поэтому ее никто спасать не собирается. Она сама себя должна спасать. А так как она очень сильно зависит от импорта продовольствия и других товаров, то при спаде собственного производства и экспорта сырья – в условиях кризиса необходимость в нем минимальная, исключение составляет пока только газ – получается, что наша страна испытывает двойное давление кризиса, вот и вся недолга.

* * *

Да благословит Бог нас и наши мортиры! Потому что что мы без мортир? Без мортир мы – звук простой, осин дрожанье. А с мортирами мы – о-го-го!

Вот выведи нас в поле, и мы сейчас же там свои мортиры приладим.

А как же! Больше-то нет ничего.

* * *

Все так спокойно и тихо. Вы не заметили, как все вдруг стало спокойно и тихо? Не слышно даже, чтоб кто-нибудь двигался. То все: «Кризис, кризис!» – а теперь такое успокоение, вот вам истинный крест!

Я бы голову дал на отсечение, чтоб только все вернулось вспять. А то ведь перевернули все вверх дном. А вверх дном мы и мыслить не можем. Несмотря на то что думаем мы именно этим самым дном, но вот если нас перевернуть, то сразу и стечет вниз то, с помощью чего мы думаем.

* * *

Предупреждаю! Я все это делаю для нашей Родины! А если кто думает насчет замков и счетов, то что там мои замки и счета перед лицом Родины. Перед ее лицом все ничто!

Берется лицо и ставится перед ним замок, и он сейчас же сжимается, сжимается и почернел, почернел, а вот и рассыпался в пыль и ветром раздулся.

Вот так, господа! Такова сила Родины.

* * *

Наши экономические победы укрепили меня в решимости никогда не думать о прекрасном поле и обо всем, что к нему относится. Странное и необъяснимое стечение обстоятельств только и делало, что подталкивало меня к нему– к полу, но стремление оказаться полезным Отечеству все же пересилило, а потом и укрепило.

* * *

Вы еще не слышали о наших успехах? Сведения о них немедленно достигнут вашего слуха, ежели тот будет настроен на их волну. Мы потратили на нашу собственную стабилизацию вдвое больше всех остальных. И это передано как несомненное достижение, а потому именно так и должно восприниматься. А все эти замечания насчет того, что «тупые платят больше», восприниматься не должны. Я так считаю.

* * *

19 марта 1906 года по указу императора Николая Второго в классификацию судов военного флота был включен новый разряд кораблей – подводные лодки. С тех пор этот день считается днем рождения подводного флота России, или Днем подводника.

Подводные лодки люди пытались построить издавна, и только в XX веке это все приняло масштабы настоящей гонки.

В Первую мировую войну подводные лодки считались подводными гробами, а люди, служащие на них, – смертниками. Всему виной техническое несовершенство.

Зато Вторую мировую войну на море можно по праву считать войной подводных лодок. Подводные лодки все еще страдали от технического несовершенства, и на них шли служить самые отчаянные головы, но уже не было недостатка ни в лодках, ни в головах.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.