Глава первая. Много вопросов - мало ответов.

Самюэль Сатирик

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Глава первая. Много вопросов - мало ответов. (Самюэль Сатирик)

Глава первая

-Цветок! Это цветок! Где ты достал его, папа?
- закричала Лиза, и мое сердце замерло. Я убавил звук телевизора, прислушался.

-Купил, - ответил отец, и прежде, чем Лиза успела спросить: "И у кого же?", добавил.
- Некто очень щедрый взял с меня всего лишь стольник за эту прелесть.

-Еще какую прелесть!
- поддакнула Лиза.

"Еще какую прелесть!" - про себя подумал я.

Цветок. Живой цветок. Подумать только! Наверное, он пахнет смесью душистых трав и нектаром, как говорила про него бабушка Гретта. Малышкой, она любила собирать из них букеты. Букеты... Такое странное слово. Что-то среднее между "бутербродом" и "ракетой". Бу-ке-ты. Даже смешно!

Задумавшись, я не заметил, как в комнату вошла Лиза. Ее лицо светилось от счастья. Она прижимала к груди горшок с цветком.

-Ян..., - обратилась она ко мне. Сейчас будет хвастать!

Я кинул на нее мимолетный взгляд, затем отвернулся.

-Чего тебе?
- буркнул, не то обиженно, не то раздраженно.

-Папа подарил мне цветок! Вот, видишь? Это подсолценух!

-Подсолнух, - поправил я, а про себя подумал: "Вот идиотка!"

-Я поставлю его в Комнату Жизни. Он будет так мило смотреться среди осин!

"Подсолнухи не растут в лесу!" - чуть не одернул ее, но все же смолчал - пусть радуется.

-Отец сказал, что скоро возьмет меня в город, - продолжила хвалиться Лиза. До чего же мерзкая девчонка! А ведь стукнуть нельзя - сестра.
- Ты не хочешь с нами?

-В город?
- с усмешкой спросил я и посмотрел в окно.

Над нашим домом светило солнце. Дорогая роскошь. Папа отстегивал за него несколько сотен в год. Типичный работник Биржи. Типичнейший! Живет загородом, не зная нужды, и втайне посмеивается над обывателями Петербурга, голодающими, лишенными света Оборванцами. Оборванцы... От одной мысли о них меня бросало в дрожь.

-Не хочу, - ответил, наконец, и потянулся к пульту - нужно прибавить звук.

-Опять будешь смотреть свой телевизор?
- фыркнула Лиза.
- А как же мой цветок?

-О чем ты?
- спрашиваю, якобы не понимая, и откладываю пульт в сторону, украдкой гляжу на нее. Прямо как пятилетний мальчишка!
- Не набахвалилась?

И киваю на подсолнух, а у самого уже весь лоб в поту - так хочется потрогать!

"...Новое пластмассовое дерево от инженеров Биржи!
- доносилось из телевизора.
- Модель 2312. Спешите купить! Всего за стольник!"

-Всего за стольник..., - вслух повторил я и ринулся к цветку. К этой чудесной диковинке с гладкими лепестками ярко-желтого цвета, купленной отцом по цене искусственного дерева.

Ох уж эти искусственные деревья! Жалкие подобия настоящих, дышащие с помощью хитроумного аппарата, что встроен внутрь их стволов; "мнимые очистители воздуха", как говорит про них бабушка Гретта. Она еще помнила березы и тополя, живые, с засыхающими под осень листьями, с корой и смолой. Эти деревья работали без электричества. И никаких счетов за кислород! Представляете? Я - нет. Когда расплата за воздух становится неотъемлемой частью твоей жизни, трудно вообразить себе нечто иное.

"Адванскоп - лучшее средство для перемещения!
- твердил телевизор.
- Навестите свою немецкую тетушку!"

-Папа сказал, что подарит его на День Рождения, - и снова она хвастается, эта Лизка! Смотрит рекламу и хвастается! Вот же бесстыдница!

-Зачем?
- спрашиваю, бережно разглаживая лепестки цветка. Ах, какой же он красивый!
- Деньги девать некуда?

-Нет.

-А что тогда?

-Для счастья, - отвечает Лиза и смотрит на меня странно-странно, будто замышляет чего.

-Для счастья?
- переспрашиваю, и из моей груди невольно вырывается смешок.
- Ты же трусиха! Боишься из дома выходить. Куда тебе адванскоп?

-Мне?
- удивляется Лиза.
- Но папа хотел...

"Потратьте свои деньги правильно, приобретя столь нужный инструмент! Предложение ограничено!"

-Что?
- отрываю взгляд от подсолнуха, смотрю на Лизку. Она смотрит на меня. И оба не говорим ни слова.

"Усовершенствованная версия! Работает на новых тепловых батарейках! Спешите купить!"

-Выключи звук, - первой нарушает молчание Лиза.
- Терпеть не могу этого толстяка.

Она указывает на диктора, вещающего с экрана, и морщит нос, точно учуяв какую-то гадость. Я послушно исполняю ее просьбу. В комнате становится непривычно тихо.

-Так лучше?

Она кивает головой и протягивает мне подсолнух.

-Пока папа не подарит тебе адванскоп, ты можешь играть с мистером Желтухой. Взгляни на него - он гораздо лучше твоих реклам.

И Лиза поднесла его к моему лицу. Лепестки подсолнуха коснулись моих щек, обдав их прохладой. Я вздрогнул. Какое же приятное чувство...

-Скоро обед. Мы будем есть гороховый суп. Ты ведь любишь гороховый суп?
- перед уходом спросила Лизка, и я ответил: "Конечно, люблю".

Мы простились на счастливой ноте.

Когда за Лизой захлопнулась дверь, я поставил цветок на окно и включил звук телевизора. Снова крутили рекламу. На этот раз, летающей машины "Бенедикт", названной в честь основателя Биржи Бенедикта Куинси. Ох уж этот Куинси! Уроженец Англии, переехавший в Россию для "свершения добрых дел, что послужат во славу народа", как поется в сочиненном им же гимне. В гимне Биржи. Каждое утро, в девять часов, хор из маленьких мальчиков и девочек, переодетых в синие гимнастерки, поет его перед всей страной в передаче "Внимай, Россия!". И весь зал аплодирует им. И мы аплодируем. Потому что так нужно. Потому что за нами следят...

-Обедать!
- неожиданно раздалось из-за двери.

Я встрепенулся.

-Бобби!
- кричу.
- Ты снова напугал меня, тупая железяка!

Бобби - мой персональный робот. Мы выросли вместе. Когда-то я любил его, но потом перестал. Теперь не упускаю возможности поиздеваться над этим ходячим набором карточек.

-Прости, я случайно, - растерянно лепечет он.
- Ты мне не поможешь?

-А что?

-Руки заняты - не могу открыть дверь.

-Открывай сам!
- рявкаю на него.
- Глупая машина! Неужели не догадаться поставить еду на пол?

Утыкаюсь в телевизор. Ведущий по-прежнему говорит о "Бенедикте". Скукота... Иногда мне кажется, будто мы смотрим только ее, рекламу, не считая вышеупомянутой передачи с пением гимна Биржи.

"Этот потрясающий автомобиль может разгоняться до пятисот километров в час! Продается в комплекте с замедляющими очками!"

-Ян!
- и снова голос Бобби.

Неохотно встаю с дивана, иду к двери. Ох, и получит он у меня!

-Да чего тебе?
- выхожу в коридор.

Ярко-голубые глаза Бобби устремляются на меня; его лицо расплывается в улыбке. Он рад встрече со мной. Несмотря на мои выходки, он рад. Прямо-таки сияет от счастья. Вот же чучело!

-Держи!
- Бобби протянул мне тарелку с гороховым супом.
- Ешь, пока горячий. Я тут пролил немного, вот, на полу. Но ты не волнуйся, через пять минут все будет чисто.

Он указал на пятнышко возле моих ног. Такое незначительное пятнышко... Протереть тряпкой, и дело с концом. Но даже тут я сумел разозлиться.

-Неуклюжий идиот!
- Я в сердцах замахнулся на робота.
- Самого простого делать не умеешь!

-Прости, - в этот момент речевой аппарат Бобби снова дал сбой, и его голос, до этого звучащий в пределах шестидесяти децибел, стал похож на рев взлетающего самолета.

Он был настолько громок, что люстра, висящая над нашими головами, опасно затряслась. "Динь-динь-динь!" - пропели ее хрустальные подвески.

-Бобби, - шепчу, а у самого кровь застыла в жилах - сейчас как упадет!
- немедленно замолчи!

Я заворожено следил за люстрой. Она раскачивалась взад-вперед, взад-вперед, точно какой-нибудь старинный маятник, и переливалась на солнечном свету, отбрасывая на стены радужные блики. Сколько людей заставляли ее "танцевать"? Десятки или, может быть, сотни? Когда бабушке Гретте было восемь лет, она случайно задела люстру шваброй. А ее отец, будучи подростком, украдкой выкрутил из плафонов все лампочки и продал их в комиссионный магазин. Со мной ни разу не случалось ничего подобного. И с Лизкой не случалось. Мы росли послушными детьми - всегда исполняли любые указания родителей: не бесились и не дурачились, не прыгали по лужам после дождя, не дрались подушками, не валялись в сугробах, не устраивали розыгрышей, даже шоколада никогда не ели, о как! Эдакие маленькие взрослые. Не то, что бабушка Гретта. Она была еще той проказницей. Даже завидно как-то...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.