Вернуть лучшее. Общий файл

Ли В Б

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вернуть лучшее. Общий файл (Ли В)

Часть 1

1

Жаркий августовский вечер, конец рабочего дня. Устал, нервотрепка с капризными клиентами, "разводы" с акиматом района, "обрадовавшая" новость о предстоящей прокурорской проверке, да и свои работники хлопот доставили. Вообще то на жизнь особо жаловаться не могу, есть свое дело, приносящее удовлетворение и какой-то достаток, мне хватает.

Я Абрамов Сергей Владимирович, 60 лет, холост (вернее, разведен), двое взрослых сыновей. Живу один в двухкомнатной квартире в южной столице Казахстана - Алматы. В этом городе я уже много лет, приехал сразу после окончания института. Работал в автопредприятиях, проектном институте, в 90-х годах занялся бизнесом, сейчас у меня сеть СТО.

Не спеша еду домой по проспекту Абая на своем внедорожнике. Резкая боль в висках, а затем онемение тела вызывают ужас и недоумение - что со мной? С трудом торможу, останавливаю машину, темнота накрывает меня. Последняя мысль- инсульт, уходит вместе с сознанием.

Медленно прихожу в себя, самочувствие отвратительное. В голове пульсирует боль, все отбито - руки, ноги, грудь, и тошнота. Меня выворачивает, мучительные спазмы. Через бесконечно долгое время отпускает, хоть как-то могу воспринимать окружающее.

И слышу голос: Серега, ты что?
- медленно открываю глаза и вижу над собой напуганное мальчишеское лицо.

Обвожу глазами - кустарник, вокруг высокая трава, обрывистый склон. Передо мной на коленях стоит мальчик лет двенадцати в школьной форме, с красным, почти забытым, пионерским галстуком, смотрит на меня раскосыми, но от испуга округлившимися глазами. Пытаюсь понять, что происходит. Помню, что у меня был приступ инсульта на дороге, но как я оказался здесь и кто этот мальчик?

Спрашиваю: Где я?
- И застыл в недоумении - у меня детский голос! Нет, это невозможно, по-видимому, у меня бред, галлюцинации ...

Надо взять себя в руки, постараться успокоиться. Закрываю глаза, делаю несколько глубоких вдохов, все мысли в сторону. Все, я в норме. Осматриваю себя - тоненькие ручки, ножки, поднимаю ладошку к своим глазам, и, наконец, воспринимаю разумом - я в детском теле. Невероятно, но это действительно так. Меня, вернее, мое сознание перенесло в кого-то...

Мальчик опять повторил свой вопрос: Серега, ты что?

Я пытаюсь выяснить хоть что-то, что могло бы прояснить происшедшее. Отвечаю: Ничего не помню. Что со мной случилось?

Мальчик стал объяснять: Мы же с тобой шли домой из школы, стали спускаться в низину, а ты упал и покатился вниз. Наверное, ударился головой о камень и потерял сознание.

Мне нужна возможность как-то прийти в себя от случившегося, спокойно обдумать. Попросил: Помоги дойти до дома, - и попытался встать.

С трудом поднимаюсь, слабость и головокружение, меня качает. Мальчик, поддерживая за руку, помог мне удержаться и повел по тропинке вверх. Мы оказались почти одного роста, я чуть выше. Медленно, с большим трудом поднялся наверх, впереди улица, смутно-знакомая, с обеих сторон дома, огороды.

Спрашиваю: Как тебя зовут?

Он остановился, с изумлением посмотрел на меня: Ты что, не помнишь?

Отвечаю: Не помню. Даже как меня зовут и где я живу.

Мальчик некоторое время спустя вздохнул и сказал: Да, Серега тебе здорово досталось. Тебя зовут Абрамов Серега, а меня Ким Руслан, мы сейчас в шестом "А". Живешь вот в том доме.
- Руслан показал на дом с синими воротами с левой стороны улицы.

Вспомнил, мы жили в этом доме до сноса (на месте нашего и еще нескольких домов построили новую школу). Еще одно доказательство, заставляющее понять - я в своем родном, еще детском теле, мне только 12 лет.

Дома меня с сопровождающим Русланом встретили братья и сестренка, всполошились, что случилось, видя мое нездоровое состояние. Странно видеть их еще совсем юными, детьми, сознание пока не воспринимает случившееся. Постарался их успокоить, хотя головокружение и тошнота еще не прошли (по-видимому, у меня сотрясение мозга), просто нужно отлежаться. Больше Ксюша переживала за меня и старалась чем-то мне помочь, она с малых лет отличалась живостью характера и отзывчивостью, да и ко мне питала особую привязанность.

Лежу дома на своей кровати, набираюсь сил и вспоминаю. Сейчас сентябрь 1967 года, наша семья живет в рабочем поселке маленького городка Уштобе недалеко от столицы - Алма-Аты (так ранее назывался город). В семье пятеро детей, старшая Настя, учится в пединституте, затем два брата, Семен и Борис, за ними я, самая младшая сестренка Ксюша. Мать работает швеей в быткомбинате, поднимает нас на ноги одна, отец умер два года назад, от рака. Живем бедно, маминой зарплаты и пенсии на детей хватает лишь на самый минимум, одежда и обувь переходят от старшего к младшему.

В стране жизнь людей в целом улучшается, существенно растут доходы, ушли в прошлое карточки, много строят жилья, народное хозяйство бурно растет, но совсем скоро будет пресловутый застой. Руководят страной Брежнев и Косыгин, в республике хозяйствует Кунаев. В отличие от Брежнева, о Косыгине и Кунаеве у меня положительное мнение, как принесшим стране большую пользу в силу их возможностей. Правда, при Горбачеве после смены Кунаева на Колбина и печально известных декабрьских событий 86-го года Кунаева постарались очернить, а его достижения умалить. Позже Назарбаев в какой-то мере вернул доброе имя Динмухамеда Ахмедовича.

Прислушиваюсь к себе, но не замечаю каких-либо признаков моего юного "я" - мыслей, эмоций, памяти, наверное, я нынешний полностью вытеснил юную личность. Почему произошло переселение моей души (или личности), по какому провидению - можно только догадываться, но, по-видимому, мое прежнее бренное тело отдало душу (в буквальном смысле). Светлая печаль по нему ненадолго проникла в сердце и ушла - у меня новая жизнь.

Приходит мысль, что теперь я могу и должен поменять свою судьбу, воплотить мечты, планы и надежды, которые упустил в прежней жизни, в первую очередь, по своей вине - недостатка воли и решительности, излишней мягкости, неумения общаться с "нужными" людьми, или просто лени.

К вечеру после работы вернулась мама. Она в моих воспоминаниях осталась уже старенькой, до самой ее смерти, когда мне уже было за сорок. Сейчас вижу ее еще молодой, нет сорока. В сердце защемило, как мы, дети, не жалеем своих матерей, воспринимаем их заботу как должное, а, став взрослыми, сердимся на чрезмерную опеку, пока не теряем своих самых близких - наших мам.

Ксюша бросилась к ней навстречу и наябедничала: А Сережа упал и ударился головой!

Мама всполошилась, тут же направилась ко мне и стала обеспокоенно осматривать голову: Где ударился? Как себя чувствуешь?

Отвечаю: Мама, ничего страшного, голова в порядке, только немножко кружится, что-то еще из памяти выскакивает, не все помню. Отлежусь и все пройдет.

Вижу, мои слова не успокоили ее, присела возле моей кровати и с тревогой сказала: Сережа, я завтра вызову врача, пусть посмотрит и скажет, что с тобой. Сейчас лежи, не вставай, если что-то будет беспокоить, скажи мне, не терпи. Хорошо, Сережа?

Ответил согласием, закрыл глаза и незаметно заснул.

На следующий день пришла врач из поликлиники, осмотрела, послушала, выдала назначение и дала на неделю освобождение от занятий. На вопрос мамы, надо ли проходить еще какое-нибудь обследование, заявила: У мальчика небольшое сотрясение мозга, но ничего страшного нет, пройдет без осложнений, не беспокойтесь.

Теперь лежу, иногда выхожу во двор прогуляться, понемногу читаю, а больше думаю. Постепенно приходит план моих действий на ближайшие годы, пока до окончания школы.

В первую очередь, конечно, с учебой. Надо по всем предметам получить отличные знания, тогда будет легче с дальнейшей учебой в институте. Да и аттестат с отличием поможет с поступлением, отличники идут вне конкурса. В своей предыдущей жизни у меня в аттестате были и тройки, и пятерки, да и учился без особого усердия, а мог бы гораздо лучше.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.