Хозяин Фалконхерста

Онстотт Кайл

Серия: Фалконхерст [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Хозяин Фалконхерста (Онстотт Кайл)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

На чердаке было темно и промозгло: в Алабаму пришла осень, и дневного тепла не хватало теперь на всю ночь. Олли, как водится, перетянул на себя почти все одеяло, и Драмжер теснее прижался к своему единоутробному брату, впитывая животное тепло, исходящее от его огромного тела. От могучего храпа Олли вибрировал застоявшийся воздух. Привыкнув к неверному свету утра, Драмжер увидел пар, поднимающийся у Олли изо рта. Богатырская черная грудь спящего вздымалась и опадала, толстые губы дрожали при каждом выдохе, широкие ноздри трепетали. Драмжер двинул брата локтем под ребра, отчего тот заворчал во сне и перевернулся на другой бок, окончательно лишив Драмжера тепла.

— Отдай мне это чертово одеяло!

Драмжер сел на соломенном тюфяке и потянул на себя ветхую ткань. Ему удалось отвоевать приличный кусок, к тому же Олли снова повернулся к нему лицом, благодаря чему Драмжер, приподняв его руку, целиком забился под одеяло и прижался к теплой груди гиганта. Другой рукой Олли обнял Драмжера за шею и притянул к себе, обдав теплом и безмятежностью. Ночевать на пару с Олли было все равно что делить ложе с горой, только эта гора была теплой, мягкой и уютной. Младший брат закрыл глаза и приготовился спать дальше. Но едва он задремал, как снизу раздался голос:

— Эй, Старина Уилсон и ты, Драмжер! Пора вставать! Завтрак готов! Живо вниз, умываться!

Под тяжелыми шагами заскрипели половицы, раздался звон кастрюль. Из щелей в полу чердака потянуло дымком. Драмжер замер, стараясь оттянуть момент, когда ему придется встать, перебраться через Олли, сползти вниз по лестнице, вылезти на свет и окунуть лицо в бочку с дождевой водой. Поведение матери вызывало у него возмущение. Черт возьми, вечно Жемчужина вскакивает ни свет ни заря! Может быть, попробовать не обращать внимания на ее призывы и еще немного поспать?

— Ну, Драмжер, ты встал?

В голосе Жемчужины слышалось нетерпение. Она предпочитала не обращаться к Старине Уилсону, или попросту Олли, потому что поднять его поутру было непосильной задачей, для решения которой обычно приходилось лезть на чердак с ушатом ледяной воды, чтобы полить спящему лицо.

— Ты будешь слушаться мать? — К первому голосу присоединился второй, старый и дребезжащий: это надрывалась Люси, мать Жемчужины, бабка Драмжера и Олли.

— Встаю, встаю! Ни на минуту нельзя задержаться!

Он надеялся поспать еще чуть-чуть. Нередко Жемчужина, стряпая завтрак, усмиряя ворчливую Люси и тяжело бегая взад-вперед по хижине, ненадолго забывала о нем, и он снова проваливался в сон. Он припал к Олли, наслаждаясь последними мгновениями блаженства.

— Немедленно прекрати приставать к Старине Уилсону и спускайся, не то я сама к вам полезу! Понятно, почему в Старине Уилсоне нет ни капли соку: вечно ты его донимаешь! — Жемчужина угрожающе тряхнула лестницу. — Гляди, сейчас я влезу! Тогда тебе не поздоровится! Уж там я за тебя возьмусь — и за Старину Уилсона тоже. Уж я отделаю вас совком! Ты идешь?

Олли спал без задних ног, и Драмжеру пришлось повозиться, чтобы освободиться от братских объятий. Он в очередной раз подивился, почему Жемчужина и старуха Люси дразнят Олли «Стариной Уилсоном». Хозяин, Хаммонд Максвелл, тоже предпочитал это имя, хотя все остальные в Фалконхерсте обходились коротеньким именем «Олли». Его тоже окрестили Драмжером, хотя его настоящее имя было «Драм Мейджор», то есть «Полковой Барабанщик».

Схватив штаны и рубаху, он уселся над лестницей, свесив вниз длинные ноги с намерением натянуть штаны. Проходившая внизу Жемчужина пощекотала его розовую ступню, и он от неожиданности уронил штаны. Пришлось спускаться по лестнице голышом и подбирать их.

— Позор! Появляться перед матерью и бабкой с голой задницей! — покатилась со смеху Жемчужина.

— Ничего, я видела его голеньким еще новорожденного, — прошамкала Люси со своих подушек, оценивающе рассматривая Драмжера, особенно его еще не опавшую утреннюю мужественность. — Этот будет точь-в-точь, как его папаша. Мид был мужчина что надо!

— Его отец не Мид, мать. Мид был отцом Старины Уилсона. А отцом этого бесстыдника был Драмсон, погибший на пожаре. Неужто не помнишь?

— Еще как помню! Этот Драмсон был вылитый Мид, все равно что его родной брат. — Старуха по-прежнему не сводила глаз с Драмжера, который, справившись со штанами, судорожно натягивал рубашку; она так села от бесчисленных стирок, что он никак не мог пропихнуть грубые деревянные пуговицы в рваные петли. — Подойди, поцелуй бабушку, внучек. — Когда Драмжер нагнулся, чтобы чмокнуть ее в лоб, она провела ладонями по его гладким рукам. — Ничего, вот подрастешь — и будешь не хуже Старины Уилсона. Сколько этому пареньку лет, Жемчужина?

— Точно не помню, мать. — Жемчужина стояла на коленях перед очагом, помешивая в чугунке овсянку. — Кажется, на Рождество ему стукнет пятнадцать. — Она встала, отложила деревянный черпак и подошла к косяку с зарубками рядом с кроватью. — Ну-ка, поглядим. Вот это — Старина Уилсон. — Она принялась загибать пальцы. — Выходит, Старине Уилсону уже больше двадцати пяти зим. — А вот это — Драмжер. — После подсчета зарубок из другого ряда у нее остался незагнутым один палец. — Значит, ему уже стукнуло шестнадцать. Но вообще-то я не уверена.

— Этим утром мы, кажется, ждем массу Хаммонда? — Старуха провела розовым языком по голым деснам, словно удивляясь отсутствию зубов.

— Да. Он не велел Драмжеру выходить сегодня в поле. Как бы он не вздумал отправить его в Новый Орлеан, на продажу… — Жемчужина отвернулась, скрывая слезы. — Если масса Хаммонд скажет, что бедняжку Драмжера продадут, то мы будем по нему очень горевать.

— Особенно я! У меня никогда раньше не продавали родственников. Конечно, масса Хаммонд убил бедного Мида, а это еще хуже, чем продажа, зато с нами всегда был Старина Уилсон. Масса Хаммонд никогда не продавал ни меня, ни тебя, ни Старину Уилсона. По этому парню я стану скучать так же сильно, как тогда по Миду.

Она указала пальцем на голый череп и кости над очагом.

Драмжер не разделял их тревоги.

— А мне все равно — пускай продают. Говорят, Новый Орлеан — интересное местечко. Я слыхал, что масса Хаммонд хочет выставить меня на продажу как племенного негра. Вот чего мне хочется! Это лучше, чем барахтаться в одной кровати с Олли.

— Если в тебе столько же сил, как в Старине Уилсоне, то какой из тебя племенной негр? — Старуха Люси затряслась от смеха. — Масса Хаммонд испробовал Старину Уилсона на всех до одной девках в Фалконхерсте, и ни одна не понесла. Этот парень — сплошь мясо и ни капли сока.

— Я — другое дело! — похвастал Драмжер. — Масса Хаммонд знает, на что я горазд. Он велел мне покрыть Клариссу, и она понесла уже через неделю…

— Брось петушиться! — с кровати оборвала его Люси. — Забыл небось, что масса Хаммонд не приказывал тебе покрывать Клариссу? Забыл, что просто напал на нее в кустах? Вспомни, как масса Хаммонд надрал тебе задницу за то, что ты пристал к девке без разрешения!

— Чтобы доказать, как ты силен, одной беременной мало. — Жемчужина знала цену болтовне Драмжера. — Ты не один обхаживал эту Клариссу. Парни ходили за ней косяками, что кобели за сукой в течку. Что это там Старина Уилсон не чешется?

Люси схватила узловатую палку и заколотила ею по стене.

— Старина Уилсон, вставай сейчас же, не то пришлю к тебе Драмжера с ведром воды!

Ответом был наглый храп.

Одевшись, Драмжер распахнул дверь, наслаждаясь свежестью и прохладой утра после спертого воздуха хижины, где перемешались ароматы дыма, подгоревшей свинины, гнилых овощей, пота, мочи и помоев. Он набрал в легкие побольше воздуху, радуясь его чистоте, и, схватив бутыль из тыквы, зачерпнул в нее воды и опрокинул себе на голову. Волосы его были так густы и курчавы, что вода повисла на них сверкающими каплями, которые разлетелись густым веером, стоило ему тряхнуть головой. Он вытер лицо полой рубахи, снова зачерпнул в тыкву воды и принес ее, полную до краев, в хижину.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.