Раздвоение личности

Кравцов Роман

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Раздвоение личности (Кравцов Роман)

Пролог

Этой ночью на меня выдали лицензию.

Неудача? Нет, более того — просто феноменальное невезение, если учесть что мне подобные составляют как минимум половину населения Олеандра. Я имею в виду простых, не без греха за душой, людей. Мой порок — воровство, что при всем желании никак нельзя отнести к особо тяжким преступлениям, коих наш город, за всю свою многолетнюю историю, навидался предостаточно.

Неужели рацион кровососам повысили настолько, что все убийцы и разносортные предатели Короны закончились, а Гетто опустело? Как могло случиться такое, что подошла и моя очередь стать пищей?

Сам вампир стоял передо мной и явно не собирался отвечать на невысказанные вопросы. Отливающее серебром при свете Ночного Солнца, остроносое лицо, расслабленная поза — руки в карманах и проникающий в самые недра сознания взгляд. Вот и, пожалуй, все, что я успел заметить перед тем, как попал под его психическое воздействие. Плененный ментальной атакой мозг затуманился, а ноги сами сделали шаг навстречу смерти.

Он стал для меня богом. Хотелось броситься вампиру в ноги и умолять, просить, преклоняться…

Я с неимоверным усилием воли сосредоточился и разогнал пелену перед глазами. Вампир приподнял брови, явно удивленный неожиданным, но все же жалким, не имеющим особого значения, сопротивлением жертвы.

— Урод! — истошно заорал Ривз. — Кейл, ты без моего согласия принял решение скопытиться?!

Боковым зрением я заметил как слева от меня, угрожающе махая кулаками, встал Ривз. Я попытался сказать ему хоть что-то, продолжая стремительно, против своей воли, приближаться к вампиру, и не смог. Полыхающие холодным синим огнем глаза кровососа полностью подавили мою волю. Страха не было, лишь эйфория от осознания того, что именно мне выпала честь послужить своему господину в таком жизненно важном для него вопросе…

— Кейл!!! — Ривз сорвался на визг. — Что ты творишь?!

Ривз — это я, то есть, если попытаться быть предельно точным — вторая часть вашего покорного слуги. Лучшая или худшая? Боюсь, что это не известно даже мне самому. Ривз — моя болезнь, мое проклятье, плод моего воображения и наконец, просто мой постоянный собеседник. Воплотившаяся в реальность фантазия родом из трудного детства без родителей и друзей.

— Кинжал, Кейл!!! — слышный только мне выкрик Ривза заставил порабощенное сознание встрепенуться.

Я успел подойти к, самодовольно улыбающемуся, вампиру уже практически вплотную. С противным хрустом его нижняя челюсть чуть отпала вниз. Из скрывающего за собой целую насосную установку рта неожиданно приятно пахнуло. В экстазе трансформации вампир даже не заметил, как во мне что-то неуловимо изменилось.

— Ну! — обалдевший Ривз перешел на сиплый шепот. — Давай!

В левой руке я сжимал кинжал, который автоматически успел выхватить перед тем, как моя воля окончательно сломалась. Уверенный в своих силах, вампир даже не обратил внимания на смешное, с его точки зрения, оружие. Все равно эти существа бессмертны и убить их может только сама Тьма. Именно поэтому, много веков назад, Двор и согласился с особым положением вампиров, дав им право на еженедельное питание.

Мерзкие твари.

— Кейл… — обреченно выдохнул Ривз.

Он понимал что моя, а, следовательно, и его, жизнь через несколько секунд оборвется. И даже успей я вонзить кинжал в кровососа хоть десять раз подряд, это ничего не изменит. Я обречен стать растением, неполноценным калекой. Вампиры не убивают насовсем, вместе с кровью они высасывают и душу, обрекая свою жертву на не более чем просто существование. Вполне гуманно с точки зрения горожан Олеандра. К тому же, никто не станет горевать о преступниках, да и, в конце концов, ни о какой смерти и речи быть не может. Речь может быть об инвалидах, что конечно гораздо хуже смерти, но что при этом оправдывает Двор перед подданными.

Мне наконец-то удалось перехватить контроль над одеревеневшей рукой и по рукоять вогнать блеснувшую в ночи сталь прямо в грудь вампиру. Это было похоже на отчаянную попытку зайца укусить играющего с едой питона. Бессмысленную попытку, обреченную на провал…

Покончивший с трансформацией вампир с раздражением посмотрел на меня покрывшимися красными прожилками глазами.

— Сученок… — прошипел он и вдруг осекся.

Я отступил на шаг, даже не отметив, что снова могу свободно двигаться. Вампир обеими руками схватился за торчащую из груди рукоять и попытался вырвать кинжал. Он не поддался. Издав захлебывающийся вопль, мой несостоявшийся убийца упал на колени и поднял на меня лицо. Я с ужасом увидел, как его глаза с негромким чавканьем вытекли на землю.

— Так тебе! — с какой-то глупой, детской радостью выкрикнул Ривз и вампир, повалившись на каменную дорогу переулка, затих.

Я был не в силах отвести взгляд от скрючившегося под ногами тела и потому не сразу заметил две отделившиеся от стены ближайшего здания тени. Вампир был не один.

Одна из теней в одно мгновенье оказалась рядом со мной и со злобным рыком ударила по лицу. Мир вокруг качнулся, и я упал рядом с неизвестно каким образом поверженным врагом. Ударивший меня вампир вскрикнул от боли — кровососы, как и оборотни, не могут причинять вред кому бы то ни было без лицензии. К решению этого вопроса Двор когда-то подошел с редким трепетом. Затем я отключился — все еще слабому после ментального воздействия сознанию хватило и одного удара.

Часть первая День

Человек без фамилии

Я сидел на полу чистой до безобразия камеры. Несмотря на отсутствие в Олеандре тюрем это была именно камера, и что примечательно — без окон и дверей. Кубической формы клетка с ребром метров в пять, не более. Блестящее место для того чтобы сойти с ума.

— А ты считаешь, что еще не сошел с ума? — фыркнул Ривз.

— Я абсолютно здоров, — заверил я его.

— Да ну? — Ривз в притворном удивлении выпучил глаза. — Значит, раздвоение личности у нас больше не относиться к признакам шизофрении?

— Пошел ты.

С того момента как я пришел в себя не прошло и пяти минут и голова все еще гудела, что конечно же, никак не располагало к спору с самим собой. Я думал о вампирах, о том, почему они не могут напасть на людей просто так, даже имея лицензию. Почему жертва должна быть обязательно сломлена психически? Кровь станет вкусней? А что, почему бы и нет? По крайне мере, это было бы забавно.

Неожиданно кирпичики на противоположной стене завибрировали, и она сноровисто сложилась в гармошку, образовав нечто вроде двери. На такое был способен лишь Темный. И не простой Темный, а Высший. Я вскочил на ноги, а стоявший рядом Ривз восхищенно выдохнул. В камеру вошел средних лет мужчина с аккуратной прической и щегольской бородкой в форме треугольника под нижней губой. Ко мне в гости пожаловал сам Логан, человек, занимающий при Дворе пост Смотрителя.

— Головка побаливает? — спросил он с фальшивым сочувствием.

— Есть немного, — признался я.

— Тебя боялись и поэтому усыпили, — он усмехнулся. — Вот только ты совсем не страшный.

— А я думал, это меня вампир так качественно вырубил…

— Хочешь сказать, его убил не ты? — Логан прищурился.

— Вампиров вообще-то было трое, — ушел я от прямого ответа.

Логан с секунду внимательно смотрел на меня, а затем удивленно присвистнул. Я с неожиданной злостью понял, что он только что прочитал мою память. Мягко говоря, не очень-то и приятно, когда кто-то может вот так, с легкостью залезть в твою голову, словно в какой-нибудь ящик. Впрочем, способных на это — единицы. При Дворе Высших Темных — от силы десять. Если не считать Лорда, конечно, но он — отдельный случай.

— У меня к тебе всего один вопрос, — на лице Логана было настолько довольное выражение, что я поморщился. — Ты хоть знаешь, кого убил?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.