Призраки прошлого (черновик)

Немченко Елена Геннадьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Призраки прошлого (черновик) (Немченко Елена)

Катрейн

Призраки прошлого

Глава 1. Урок и предложение, от которого невозможно отказаться

…Пожалуй, годы, проведенные в стенах Академии — самое светлое время, которое я с улыбкой буду вспоминать еще долгие годы. Память, она имеет замечательное свойство оставлять на поверхности только хорошее. И это совсем даже неплохо.

В моей жизни вообще было много всего — и приятного, и не очень. Драки, семейные проблемы, заговоры, забытая магия, приведения, темноверские секты… И несмотря на некоторую долю сдержанности и холодности, которые я культивировала в себе с самого поступления, я успела "натворить" достаточно, чтобы укорять себя последующие триста лет и с удовольствием рассказывать байки в старости.

Вот только до старости в то время мне было еще далеко. Я заканчивала учебу в Академии по специальности мага-менталиста и строила многочисленные планы на будущее.

Менталист — маг Академии, избравший в качестве основного своего оружия разум и все, что с ним связано, будь то чтение мыслей, внушение или захват сознания. Мастер, чьи действия строго ограничены Кодексом Ментального Воздействия, который регулирует любое действие менталиста по отношению к гражданам, другим Мастерам, подозреваемым и преступникам. Самый защищенный и самый уязвимый маг из всего спектра специальностей. Самый опасный и самый беспомощный. Да-да. А еще он обязан быть таким же человечным и живым, как айсберг, дрейфующий в водах северных Асканских морей. Общедоступные сведения, изложенные в любом учебнике истории или введения в магическую теорию, что дети проходят в первой четверти первого курса.

Не очень приятная перспектива, правда? Поэтому-то специальность "ментальная магия" не пользуется популярностью. Численность менталистов составляет какой-то пяток процентов против усредненного числа учащихся на других факультетах. Хотя, с другой стороны, если поступают к нам только одаренные на всю голову, то и коэффициент силы намного выше.

Примерно об этом я думала прежде чем ровная полоса мысли стала пунктиром, а позже и вовсе исчезла.

В классе стоял настоящий бардак. О, нет, это слово, хоть и обладает достаточной емкостью, но не может вместить все то, что творилось в этом сравнительно небольшом помещении.

Прикорнуть сидя — плевое дело. Заснуть на паре — еще куда ни шло. Но отрубиться на паре, которую ведешь ты сам, прямо перед целым "выводком котят" — воистину ужасающее святотатство. Профессор меня убьет.

Ну и черт с ним. Двум смертям не бывать.

— А ну, тихо! — рявкнула я и обвела перепуганные личики первогодок взглядом "а ля грозный старшекурсник".

Тишина установилась моментально. В этом вся прелесть котят — их можно утихомирить одним только окриком. Они еще боятся громкого голоса, а не тихой, спокойной, очень вежливой речи, которой красноречивый противник способен ввести собеседника в состояние нервной комы.

— А теперь, — я незаметно "прощупала" одного особо буйного ученика. Развернула плетение с его данными, своеобразным удостоверением личности, и продолжила: — НароВайн расскажет нам всем о стихийной магии. Ну, молодой человек, поведайте, что сие за чудо великое.

Конечно, подобное поведение, по мнению первогодок, было необычайной наглостью. Сама заснула, а деток обвиняю. Вот только меня это как-то не задевало. Ведь совесть — богатство. А мы, студенты, люди бедные.

Помнится, курса до пятого мы тоже страдали от "беспардонной наглости" учителей. Потом стало не до этого, слишком уж загрузили, а теперь, с двадцать восьмого, как сами изредка лекции читать стали, так вообще чуть ли на них, учителей, не молимся. Еще бы! Такое терпение, такая воля. Я вот, иногда, едва сдерживаю желание сплести пару сотен Огненных шариков и запустить их в этих мелких нахалов. А ведь далеко не самая вспыльчивая из старшекурсников.

И, в конце концов, я не виновата, что отрубилась. Третья сессионная неделя подошла к концу, только вчера последний экзамен прошел. Я бы даже сказала не прошел, а прополз, потому как напоследок нам оставили самый гадкий предмет из всех возможных: архивы. И если до этого восемь раз я заслуженно получила высшую оценку, то эти чертовы архивы вполне могли испортить мне аттестат. Одна ошибка, и неизмеримая тьма усилий пропадет втуне. А я совсем не уверена в правильности своих ответов, скажем, на сто сорок седьмой вопрос. Или на двести девяносто девятый. Был ли кто-нибудь когда-либо уверен в архивах? Не думаю. Но ведь я — это совсем другое дело. И мне надо было только приложить чуть больше усилий. Угу. И впасть в летаргический сон над учебниками.

Я сложила руки на столе. Результаты до сих пор неизвестны. Даже на уровне слухов. Всю ночь не спать и мерить шагами комнату — это самое глупое, что я могла сделать. Так что я не спала и повторяла основные аспекты зафиксированной за последние десятки веков в архивах информации, избавившись от головной боли с помощью ментального самовоздействия. Последнее было не вполне верно и совсем не полезно, но Кодексом разрешалось, а прочее не важно. Теперь мигрень возвращалась.

Мальчишка остался сидеть на месте, только разве что ноги на парту не сложил.

— Но ведь это наша сегодняшняя тема! — очень удивился НароВайн, смело встречая мой взгляд.

Первогодки все дерзкие. Особенно когда узнают, что лекции вести у них на первых парах будут обычные старшекурсники, не Мастера. Такие, как этот милый золотоволосый юноша из богатой и известной семьи Наро, так и вообще, честно говоря, сильно нарываются. Выгляжу-то я не старше его, на неопытный взгляд и не отличишь, даром что тридцать шесть лет в Академии проучилась. Быстрее бы дожить до трехсот и принять более-менее степенный вид. А то и вовсе до пятисот. Легкая седина как раз то, что нужно для более угрожающего вида.

Жаль, что иллюзии на Мастерах ментальной магии долго не держаться.

— Естественно, — с очень доброй улыбкой ответила я. — Но я дала вам время на самостоятельное изучение материала.

Лицо НароВайна приняло оскорбленный вид, на челюстях заходили желваки. Аристократы всегда все и вся принимают на свой счет.

— Но вы же ничего не сказали! — возмущенно выкрикнул паренек.

Я приняла значительный вид.

— Вы учитесь в Академии — самом престижном образовательном учреждении Наладара! И… — тут я пустила в ход давно отработанную отповедь о том, что Мастера, выпускники Академии, являются средоточием благодетелей и чуть ли не богами во плоти, обязаны помогать сирым и убогим и бла-бла-бла. — Если вы не обладаете этими качествами, вам здесь не место! — И, как бы себе под нос, добавила: — Не понимаю, как вы, с такими скудными умишками, умудрились пройти испытание? Ах, да. Вы же родились в известных семьях и, значит, его не проходили.

Паренек побагровел. Что, непривычно? Какая-то пигалица в синей ученической тунике тебя, чистокровного аристократа, будущего Мастера, опускает. Ничего, мальчик, привыкай. Скоро будешь знать, что старшие ученики — это хотя и еще не Мастера, но уже маги. И пусть на нашем Знаке только буква "У", но для того, чтобы справится с одним самым слабым старшекурсником, понадобится сотен пять таких котят, как вы. Да и то, если все вместе навалитесь и чистой массой задавите. Учитесь уважению, господа младшекурсники.

— Прошу, начинайте.

Потомственный аристократ вперил в меня мрачный взгляд и даже не глянул на книгу, которую ему старательно подсовывал сосед по парте. Гордый.

Пока он собирался с духом, я углубилась в разбор его информационного плетения. Подобное заклинание висело на каждом ученике, дабы учителя не путались в именах. Вообще, ярлык содержит минимум информации — имя, положение, возраст, баллы, полученные при поступлении/на последнем экзамене, склонности и характер.

"НароВайн, второй прямой наследник, двадцать два года, 183, огонь, не накалять — взрывоопасный". Магистр Лиам как всегда, с юморком. Надо мной, когда я поступала, он тоже пошутил. "ЭльвеЦия, третья наследница побочной ветви, 257, ментальная, сельдь свежемороженая" — такой ярлык он на меня повесил! Поначалу, когда я еще не умела видеть чужие плетения, никак не могла понять, почему при взгляде на меня Мастера начинали хихикать или пытались старательно удержать серьезное выражение лица. При прохождении вступительного испытания я очень сильно волновалась, да еще и чувствовала себя неважно — отравилась чем-то — вот и вела себя не вполне естественно. А кличка прилепилась. В пятерке меня только так и называли — Селедка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.