Хорошо забытое старое.

Осинская Олеся

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Огромное закатное солнце почти скрылось за зыбкой линией моря, но еще дотягивалось последними тепло-оранжевыми лучами до лиц моряков и пассажиров бригантины, приятно золотило паруса и мачты. На палубе под музыку аплодисментов высокий крепкий парень, смеясь, кружил вокруг себя красивую молодую женщину. Визгливо скрипели под сапогами доски, плясала в такт длинная небрежно заплетенная коса, легкая светло-зеленая юбка летала вместе с девушкой, заворачиваясь вокруг ног, связывая танцующую пару.

В стороне от общего веселья, прислонившись к грот-мачте и сложив руки на груди, стоял человек в неуместном для ясной погоды темном дождевом плаще. Из-под широкого капюшона, почти скрывавшего лицо, он внимательно наблюдал за парой, пряча легкую улыбку. Со стороны казалось, будто он спокоен и расслаблен…

— Старик, я выиграл, признай это, — молодой человек ненадолго оставил свою даму и подошел к мужчине в плаще. — Я победил!

Юноша счастливо рассмеялся, танцующим шагом прокружил до края палубы, раскинул руки, подставляя их ветру. Мужчина медленно поднял голову, позволив парню встретиться с ним взглядом. Тот мгновенно осекся. За несколько секунд молчания на лице по очереди отразились удивление, понимание, неприятие…

— Я ведь говорил тебе: "Убивший дракона сам становится драконом", — тихо, с тоскливой горечью произнес мужчина.

— Нет! — отшатнулся парень, не желая верить. Отшатнулся резко, порывисто! Не видя и не слыша ничего вокруг. Не замечая, как бежит к нему матрос, крича про поломки фальшборта и порванный леер. Не обращая внимания на стоящий на пути пульт с приборами. И только падая вниз, в море, до конца осознал происходящее. Осознал, но не принял — мужчина в плаще знал это. "Прости", — неслышно прошептали его губы, — "будет и на твоей улице праздник". И лишь в последнюю секунду молодой человек оторвал глаза от пристального и одновременно виноватого взгляда, чтобы в последний раз увидеть любимую женщину…

Часть 1. Жизнь с нуля

Глава 1

5 апреля 2х24 по земному календарю. КАЛЕЯ.

— Капитан! Человек за бортом!

— Человек?.. За бортом?! Чего же вы ждете?

Продолжая на ходу кричать в коммуникатор указания, капитан Райдер выскочил из контрольной рубки, промчался по белым коридорам технических отсеков, притормозил около сканнера и, дождавшись тихого подтверждающего писка, с нетерпением выскочил из внутреннего подпространства космического корабля в трюм "Чайки". Противно заскрипели под сапогами половицы деревянной лестницы, пахнуло в люк свежим морским воздухом…

Как раз вовремя. На палубе суетились матросы: раскатали кусок старой, потертой парусины и теперь укладывали на нее молодого человека, выуженного из воды. Свободная матросская одежда, состоявшая из просторной белой рубахи и темно-серых немарких штанов, подобранных красным тканевым поясом, выдавала в нем члена корабля земного флота — именно в такую форму они переодевались при полете на Калею. Светлые волосы, видимо заблаговременно окрашенные, обветренные губы, обожженная солнцем кожа. На лице две рваные раны, размоченные соленой морской водой — одна пересекала левую бровь, вторая уголок рта с той же стороны. На первый взгляд парень признаков жизни не подавал. С безмолвной надеждой в глазах капитан взглянул на старпома и получил в ответ легкий кивок. Жив!

— Колите К-35! И в капсулу его! Живее!

* * *

Несколько дней назад пропала "Ночная гонщица". Лучший корабль, который Джон Райдер когда-либо видел. Лучший навигатор, которого он когда-либо знал. Лучший друг и наставник, с которым когда-то проработали много лет в одном звене, а двенадцать лет назад вместе обнаружили Калею.

В точно запланированное время "Гонщица" появилась в атмосфере Калеи. Как положено — в безопасной зоне. Из-за шторма, вызванного несильным землетрясением, вышла на орбиту. Через сутки вернулась, опять же в безопасной зоне за пределами "оранжевого пятна", успела трансформироваться в бригантину… и все… сигнал пропал. Подобное капитан Райдер видел не впервые.

Как и ожидалось, спустя два дня корабль появился в поле зрения станции. Тихий и пустой… без единого члена экипажа…

Такое случалось и раньше. Почти сразу после обнаружения Калеи, едва было найдено место для базы, сюда хлынул поток ученых, военных, торговцев, переселенцев, исследователей. Люди ехали целыми семьями, везли с собой предметы первой необходимости, запасы продовольствия, семена для посадки, мелкий скот. Целая флотилия высадилась на планету, и… точно так же через пару дней корабли прибило к станции. Мертвые и безжизненные. Пропали люди, животные, растения… Сначала доступ к планете ограничили. А после минимального изучения и вовсе поставили гриф "Совершенно секретно", и перевели любую информацию о ней на грань слухов и домыслов.

Постепенно аномалию, как могли, исследовали. Ограничили опасную зону, обвели ее на картах яркой оранжевой линией… Корабли все еще иногда пропадали. Но теперь уже из-за неопытности навигаторов. Каким образом это могло случиться с "Ночной гонщицей"?

* * *

Найти живого человека, которого течение принесло со стороны оранжевого сектора, да еще и спустя всего один день после обнаружения "Ночной гонщицы", казалось огромной удачей. Капитан практически не сомневался, что их неожиданный гость — член экипажа пострадавшего корабля, поэтому сейчас скорее бы вырвал себе глаз, чем дал умереть тому, кто мог пролить свет на местные загадки. И теперь он с нетерпением наворачивал круги вокруг лаборатории, ожидая хоть каких-то результатов.

Пока парень валялся в медицинской капсуле, заведующая лабораторией миссис Джексон, врач и парапсихолог-менталист, идентифицировала его ДНК, сделала базовый запрос на личное дело и считала данные. Отдала Райдеру распечатанную версию, сбросила копии на информеры капитана и старпома.

Колин Дрейк, как звали молодого человека, действительно числился в составе "Ночной гонщицы"…

— Юнгой?! — склонился из-за плеча капитана старший помощник Берт Ларсен. — С каких таких пор у нас на звездолетах юнги появились?

Джон Райдер молча пожал плечами. Биография Колина ему не нравилась. Парень родился на естественном хуторе, где и провел всю жизнь, в последнее время только с бабкой, остальные умерли. А затем и бабка умерла. В Город перебрался буквально несколько дней назад. А затем… За день до вылета "Гонщицы" капитан Аскер зачисляет его на службу, сразу повышает до сержанта (благо, его собственное звание адмирала это позволило) и берет к себе на корабль. Юнгой! Собственно, вот и вся информация…

— Итак, ему двадцать четыре года…

— Ба! Да ты, парень, везунчик, — вклинилась Барбара Джексон, легко по-матерински поглаживая стекло капсулы, — смотрите, сегодня у него день рождения. Что ж — будет лишний повод его праздновать. Можно сказать, заново родился.

— …Нигде не учился — ни военной, ни экстремальной подготовки… по крайней мере таких данных нет. На службу зачислен буквально накануне вылета. И сразу на Калею? Я ничего не понимаю! — подсуммировал капитан, глядя на неподвижное лицо парня сквозь прозрачное стекло медицинской капсулы. — Впрочем, если Аскер его нанял, значит, на то были веские причины.

— М-да… и все родственники умерли. Как вообще могут умереть все родственники? — добавил Ларсен. — Не от старости же. Хотя бабка, наверное, от старости… И почему он сейчас выжил? Кстати, на безымянном пальце кольцо. Он что, помолвлен?

— Таких данных нет. Боюсь, мы найдем ответы на все эти вопросы, только когда он очнется, — ответил капитан, со вздохом откладывая папку.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.